Цинизм российского правосудия

В «Обзорах СМИ» на сайте Верховного Суда России опубликована ссылка на статью «ВС счел боязнь перелета уважительной причиной для компенсации».

Согласитесь, звучит, красиво. Но разберем фактические обстоятельства дела, изложенные в Определении от 14.07.20 № 49-КГ20-7-К6:

«по причине технической неисправности воздушного судна, следующего рейсом Уфа-Сочи (загорелся левый двигатель), они не смогли воспользоваться данным перелетом и были вынуждены отказаться от замены судна в связи с испытанным стрессом, … истцы обратились с иском … о взыскании денежных средств, затраченных на покупку авиабилетов по маршруту Уфа-Сочи и Сочи-Уфа …

Разрешая требование истцов о взыскании стоимости перелета Уфа-Сочи, судебные инстанции исходя из того, что АО «Ред Вингс» было вправе и, более того, обязано отменить рейс в связи необходимостью устранения неисправности, пришли к выводу о том, что отказ истцов от перевозки на резервном воздушном судне является добровольным, а потому уплаченная за воздушную перевозку провозная плата не подлежит возврату».

И лишь Верховный Суд РФ, отменяя судебные акты и направляя дело на новое рассмотрение, обратил внимание на следующее:

«при рассмотрении настоящего спора надлежало дать оценку процессу оказания туристских услуг, включая воздушную перевозку истцов к месту отдыха, применительно к установленному законом требованию о безопасности, что судами сделано не было.
Между тем без оценки обстоятельств авиационного инцидента, произошедшего при осуществлении услуги воздушной перевозки, на предмет их безопасности для жизни и здоровья пассажиров и соответствия условиям договора, отказ в возмещении расходов на оказание медицинских услуг, стоимости перелета по маршруту Уфа-Сочи, а также отказ в компенсации расходов на бензин и услуги такси нельзя признать правильным…

Из приведенных положений нормативных актов не следует, что перечень случаев, дающих пассажиру право на отказ от воздушной перевозки с возвратом уплаченной провозной платы, является исчерпывающим и исключающим возможность потребителю отказаться от услуг воздушной перевозки в случае иных существенных недостатков этой услуги».

Таким образом, в общем порядке (рассмотрение дела Верховным Судом все-таки является исключением) отказ потребителя от перелета после пожара на самолете приравнивается к добровольному, а потому расходы, вызванные этим, не подлежат компенсации.

Поражает цинизм, до которого доходят суды при рассмотрении отдельных дел. И «боязнь перелета» воспринимается в таком случае как издевательство.

Юрист Поликарпов Л.Н.

Безучетка не приговор

Искренне радует, когда Верховный Суд РФ снисходительно относится к наказанию за обычные хозяйственные ошибки.

В сфере электроэнергетике за ошибки в соблюдении учета потребляемой электроэнергии может последовать суровое наказание в виде взыскания безучетного потребления (расчетным способом), которое в разы больше, чем фактическое потребление электроэнергии. Как правило, решение по таким делам звучит как приговор.

Вместе с тем, в практике Верховного Суда прослеживается дифференциация причин безучетного потребления электроэнергии (умышленные действия и действия (бездействия), которые могут привести к к искажению данных об объеме потребления).

В Определении от 30.06.20 № 301-ЭС19-23247 по делу № А11-4034/2018 указывается следующее:

«… безучетное потребление электрической энергии действующее законодательство обуславливает совершением потребителем различных действий, одни из которых являются основанием для квалификации в качестве безучетного потребления в силу факта их совершения потребителем, тогда как другие действия (бездействие) для подобной квалификации должны привести к искажению данных об объеме потребления электрической энергии.
Непроведение потребителем поверки прибора учета (измерительного трансформатора в составе измерительного комплекса) не относится к вмешательству в работу прибора учета (системы учета), составляющему первую группу нарушений. Буквальное содержание приведенной нормы позволяет квалифицировать такое нарушение как бездействие, которое ведет к искажению данных об объеме потребления электрической энергии (мощности).
При этом сам факт истечения межповерочного интервала предполагает искажение прибором учета (системой учета) данных об объеме потребления, пока не доказано обратное. Возложение на сетевую организацию, гарантирующего поставщика обязанности доказать наличие искажения, по сути, приведет к освобождению потребителя от установленной законодательством обязанности своевременно проводить поверку как элемента надлежащей эксплуатации прибора учета.
Вместе с тем потребитель, пропустивший срок поверки, не лишен возможности представить доказательства, опровергающие пороки учета, а следовательно, необходимость исчисления объема полученного ресурса расчетным путем, поскольку, вопреки выводу судов, последующее признание прибора учета (измерительного трансформатора в составе системы учета) соответствующим метрологическим требованиям лишь подтверждает его соответствие указанным требованиям на весь период после окончания срока поверки (пункт 17 статьи 2 Закона № 102-ФЗ). В процессе эксплуатации приборов учета (системы учета) улучшения их технических характеристик (параметров), влияющих на результат и показатели точности измерений, не происходит».

Последний вывод полностью соответствует положению п. 1 ст. 1105 ГК РФ о возмещении действительной стоимости неосновательно приобретенного.

Юрист Поликарпов Л.Н.

Требования к банкроту-банку

Отменяя судебные акты в рамках банкротства банка о принадлежности требований по неисполненным денежным перечислениями и направляя дело на новое рассмотрение, Верховный Суд РФ в Определении от 28.07.20 № 305-ЭС17-16841(66) по делу № А40-31573/2016 указал следующее:

«… в результате банковских проводок, осуществленных в отношении клиентов банка без использования корреспондентского счета кредитной организации, произведены записи о пополнении счетов Доевой О.А., Такташовой Л.Б., Добровольского А.В. и Ермиловой Е.Н. По сути, эти действия означают, что компания уступила, а указанные граждане как владельцы счетов приобрели требования к банку на соответствующие суммы…

После отзыва лицензии и введения в отношении банка конкурсного производства осуществление последним банковской деятельности стало невозможным, в связи с чем настоящее требование компании, по сути, является требованием о возврате остатка денежных средств на счете (пункт 5 статьи 859 Гражданского кодекса Российской Федерации Верховного Суда Российской Федерации от 22.05.2020 № 305-ЭС17-16841(64) и от 10.01.2020 № 305-ЭС17-16841(61) по делу № А40-31573/2016)…

При новом рассмотрении суду необходимо учесть изложенное, а также возможную реализацию Доевой О.А., Такташовой Л.Б., Добровольским А.В. и Ермиловой Е.Н. права на получение страхового возмещения в установленном законом порядке».

Юрист Поликарпов Л.Н.

Поиск
Архивы