Компенсация использования доли квартиры

Непростой спор об использовании квартиры, находящейся в обще-долевой собственности, дошел до Верховного Суда РФ.

Суд первой инстанции отказал в иске об определении порядка пользования однокомнатной квартирой, пропорционально принадлежащим сторонам долям в праве собственности, определении порядка оплаты коммунальных и эксплуатационных услуг в соответствии с определенным судом порядком пользования квартирой;  определении размера ежемесячной компенсации за пользование частью имущества, превышающей идеальную долю ответчика, в случае предоставления права пользования площадью меньшей, чем приходится на принадлежащую истцу долю.

Апелляционный суд отменил Решение, квартиру предоставил в пользование ответчика и с нее в пользу истца взыскал ежемесячную компенсация за пользование долей в праве собственности на квартиру в размере 11 500 руб.; полученные коммунальные услуги: электричество, водоотведение, водопотребление, оплачивает ответчик; содержание и ремонт помещения, коммунальные услуги (отопление и капитальный ремонт) оплачивает каждая из сторон в размере 1/2 доли.

Отменяя апелляционное определение и направляя дело на новое рассмотрение, Верховный Суд РФ в Определении от 21.05.2019 № 4-КГ19-5 указал:

«Согласно пункту 2 статьи 247 Гражданского кодекса Российской Федерации участник долевой собственности имеет право на предоставление в его владение и пользование части общего имущества, соразмерной его доле, а при невозможности этого вправе требовать от других участников, владеющих и пользующихся имуществом, приходящимся на его долю, соответствующей компенсации.
Исходя из смысла вышеприведенной нормы права (пункт 2 статьи 247 Гражданского кодекса Российской Федерации) компенсация является по своей сути возмещением понесенных одним собственником имущественных потерь (убытков), которые возникают при объективной невозможности осуществления одним собственником полномочий по владению и пользованию имуществом, приходящимся на его долю, вследствие использования другим собственником имущества сверх приходящейся на его долю части общего имущества.
Таким образом суду апелляционной инстанции при разрешении данного дела следовало определить размер компенсации за пользование 1/2 долей однокомнатной квартиры».

Юрист Поликарпов Л.Н.

Истребование документов у бывшего руководителя

Верховный Суд РФ дал разъяснения по вопросу истребования документов организации-банкрота у бывшего руководителя в рамках обособленного спора по делу № А65-27205/2017.

В Определении от 22.07.2019 № 306-ЭС19-2986 указано следующее:

«Согласно абзацу второму пункта 2 статьи 126 Закона о банкротстве руководитель должника в течение трех дней со дня утверждения конкурсного управляющего обязан обеспечить передачу ему бухгалтерской и иной документации должника, печатей, штампов, материальных и иных ценностей.
Как разъяснено в абзаце втором пункта 24 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве», конкурсный управляющий вправе требовать от руководителя по суду исполнения в натуре обязанности по передаче документации применительно к правилам статьи 308.3 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – Гражданский кодекс).
На заявление арбитражного управляющего об обязании передать документацию распространяются общие требования процессуального законодательства, предъявляемые к форме и содержанию иска. Так, при обращении в суд с соответствующим заявлением конкурсный управляющий должен сформулировать предмет своего требования, конкретизировав перечень и виды запрашиваемых документов (пункт четвертый части 2 статьи 125 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – Арбитражный процессуальный кодекс). При этом степень должной конкретизации требования арбитражного управляющего об обязании передать документы оценивается судом с учетом обстоятельств рассматриваемого дела и необходимости обеспечения реальной возможности осуществления управляющим возложенных на него полномочий. Например, обращенное к бывшему руководителю требование о предоставлении договоров за определенный период не обязательно предполагает указание точных дат составления договоров и их номеров, которые управляющий может не знать.
Вывод суда округа о конкретизации перечня документов, подлежащих передаче, на стадии исполнительного производства ошибочен.

… в отношении исполнения обязанности по передаче конкурсному управляющему имущества должника специальное средство защиты, предусмотренное пунктом 2 статьи 126 Закона о банкротстве, может быть использовано арбитражным управляющим в ситуации, когда бывший руководитель должника уклоняется (отказывается) от участия в приемке-передаче имущества, владение которыми должник не утратил.
Если же имущество должника незаконно получено бывшим руководителем и находится во владении последнего, подлежат применению общие способы защиты – виндикационный иск (статья 301 Гражданского кодекса), иск о признании недействительной сделки, на основании которой имущество перешло от должника к руководителю, и о применении последствий ее недействительности (статья 168 Гражданского кодекса) и т.д. В случае когда из-за противоправных действий руководителя имущество выбыло из собственности возглавляемой им организации и поступило третьим лицам, защита конкурсной массы должна осуществляться путем предъявления иска о возмещении убытков (статья 53.1 Гражданского кодекса) или о привлечении к субсидиарной ответственности (глава III.2 Закона о банкротстве)».

Юрист Поликарпов Л.Н.

Ущерб с работника взыскивается по трудовому законодательству

Верховный Суд РФ в очередной указал на это в Определении от 03.06.19 № 9-КГ19-5.

Преамбула спора:

«Согласно акту служебного расследования от 14 июня 2017 г. и дополнению к нему от 15 июня 2017 г., утверждённым генеральным директором ООО «Орматек-Приволжье», на момент увольнения бухгалтера обособленного подразделения в г. Нижний Новгород Рамазановой И.Г. 6 июня 2017 г. недостачи денежных средств не выявлено. В дальнейшем проверкой выявлены финансовые махинации в проведении оплат по розничным договорам, оприходованию денежных средств в кассу Общества, проводимые бухгалтером Рамазановой И.Н. В этом же акте служебного расследования указано, что Рамазанова И.Н. признала факты подлога документов и хищения денежных средств на сумму 1 900 000 руб., написала объяснительные, раскрывающие схемы хищения, а также подписала соглашение с Обществом о возмещении ООО «Орматек-Приволжье» причинённого ущерба с оплатой до 21 июня 2018 г.
14 июня 2017 г. между ООО «Орматек-Приволжье» и Рамазановой И.Н. заключено соглашение, согласно которому Рамазанова И.Н. обязалась в срок не позднее 21 июня 2017 г. вернуть ООО «Орматек-Приволжье» денежные средства в размере 1 900 000 руб., неправомерно изъятые ею из кассы Общества в период исполнения трудовых обязанностей. В соглашении отмечено, что данная сумма и обстоятельства неправомерного изъятия денежных средств Общества подтверждаются результатами внутреннего расследования, проведённого в ООО «Орматек-Приволжье» 14 июня 2017 г.».

«Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования ООО «ОрматекПриволжье» о взыскании с Рамазановой И.Н. денежных средств по соглашению от 14 июня 2017 г., суд первой инстанции со ссылкой на положения Гражданского кодекса Российской Федерации об исполнении обязательств исходил из того, что обязанность возместить сумму выявленной недостачи денежных средств, образовавшейся в результате деятельности Рамазановой И.Н. по их присвоению, предусмотрена заключённым между ней и Обществом 14 июня 2017 г. соглашением о возврате денежных средств.
Поскольку факт заключения соглашения от 14 июня 2017 г. и последующего перечисления денежных средств в ООО «Орматек-Приволжье» в рамках этого соглашения в размере 1380099 руб. Рамазанова И.Н. не оспаривала, суд первой инстанции пришёл к выводу о наличии оснований для взыскания с Рамазановой И.Н. в пользу ООО «Орматек-Приволжье» невыплаченной суммы долга в сумме 519 900, 18 руб.».

Отменяя судебные акты и направляя дело на новое рассмотрение, Верховный Суд РФ указал следующее:

«суждение судебных инстанций в обоснование вывода об удовлетворении исковых требований ООО «Орматек-Приволжье» о взыскании с Рамазановой И.Н. денежных средств по соглашению от 14 июня 2017 г. и суммы неустойки, а также в обоснование вывода об отказе в удовлетворении встречного иска Рамазановой И.Н. о том, что на момент заключения спорного соглашения трудовой договор с Рамазановой И.Н. был расторгнут, в связи с чем отношения между Обществом и Рамазановой И.Н. по указанному соглашению регулируются нормами гражданского законодательства, основаны на неправильном толковании и применении норм материального права

Суд первой инстанции не учёл нормы Федерального закона от 6 декабря 2011 г. № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете», Положения по ведению бухгалтерского учёта и бухгалтерской отчётности в Российской Федерации, утверждённого приказом Министерства финансов Российской Федерации ог 29 июля 1998 г. № 34н, а также Методические указания, предусматривающие основания и порядок проведения инвентаризации имущества и финансовых обязательств, не проверил соблюдение работодателем процедуры и порядка
Проведения инвентаризации денежных средств в Обществе как обстоятельство, имеющее значение для установления наличия реального ущерба у ООО «Орматек-Приволжье» и размера этого ущерба, поскольку факт недостачи может считаться установленным только при условии выполнения в ходе инвентаризации всех необходимых проверочных мероприятий, результаты которых должны быть оформлены документально в установленном законом порядке…

Согласно части второй статьи 247 Трудового кодекса Российской Федерации истребование от работника письменного объяснения для установления причины возникновения ущерба является обязательным. В случае отказа или уклонения работника от предоставления указанного объяснения составляется соответствующий акт.
Работник и (или) его представитель имеют право знакомиться со всеми материалами проверки и обжаловать их в порядке, установленном кодексом (часть третья статьи 247 Трудового кодекса Российской Федерации)…

юридически значимыми обстоятельствами для разрешения исковых требований ООО «ОрматекПриволжье» к Рамазановой И.Н. о взыскании денежных средств являлись такие
обстоятельства, как: наличие факта причинения Рамазановой И.Н. работодателю прямого действительного ущерба; размер причинённого ущерба, установленный с учётом положений статьи 246 Трудового кодекса Российской Федерации; соблюдение правил заключения с ней договора о полной материальной ответственности, а также наличие оснований для привлечения Рамазановой И.Н. к материальной ответственности в полном размере».

Юрист Поликарпов Л.Н.

Поиск
Архивы