Архив автора

Моральный вред за протокол

Гражданин обратился в суд с иском к ФССП о взыскании расходов, понесённых в рамках дела об административном правонарушении, в размере 2 418 руб., а также компенсации морального вреда 30 000 руб.
В обоснование требований указала, что в отношении неё судебным приставом составлен протокол об административном правонарушении, однако постановлением мирового судьи производство по делу прекращено в связи с отсутствием в её действиях состава административного правонарушения.

Решением Красноармейского районного суда Челябинской области от 27 марта 2019 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 24 июня 2019 г., исковые требования удовлетворены частично: в пользу Берлинской А.П. с ФССП России за счёт казны Российской Федерации взысканы компенсация морального вреда в размере 2 000 руб. и материальный ущерб в размере 1 227 руб. Также с ФССП России в пользу Берлинской А.П. взысканы судебные расходы по уплате государственной пошлины 584 руб., по оплате почтовых расходов 226 руб. 42 коп., по оплате юридических услуг 200 руб., по оплате проезда 495 руб. 84 коп.; в удовлетворении исковых требований к Романовой К.С. и Красноармейскому РОСП УФССП Российской Федерации по Челябинской области отказано.

В кассационной жалобе представитель ФССП России указывал, что основания для взыскания компенсации морального вреда в настоящем случае отсутствовали, поскольку истец не была привлечена к административной ответственности.
Составление протокола об административном правонарушении, по мнению заявителя, произведено в соответствии с требованиями закона, административное производство в отношении Берлинской А.П. прекращено судом. Действия судебного пристава в процессе производства по делу об административном правонарушении в отношении истца в установленном порядке незаконными не признаны, а прекращение производства по делу об административном правонарушении само по себе не свидетельствует о незаконности действий государственного органа или должностного лица.

Отклоняя кассацию ФССП, Верховный Суд РФ в Определении от 10.03.20 № 48-КГ20-3 указал следующее:

«Разрешая спор, суд дал оценку обстоятельствам, установленным мировым судьёй при рассмотрении дела о привлечении Берлинской А.П. к административной ответственности, в частности, что перечисленные приставом в протоколе об административном правонарушении действия истца, которые ставились ей в вину, не охватывались пунктами правил пребывания посетителей в здании суда, на основании чего сделал вывод о незаконности действий судебного пристава при составлении протокола.
Таким образом на основании собранных и оцененных по правилам ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации доказательств суд установил все элементы состава правонарушения, необходимые для возложения на ФССП России обязанности возместить причинённый приставом Берлинской А.П. моральный вред».

Юрист Поликарпов Л.Н.

Верховный Суд против АПК «ПаркНет»

Верховный Суд РФ критично относится к «самодеятельности» органов исполнительной власти по обходу разъяснений, данных в Постановление Пленума Верховного Суда России от 25.06.19 № 20 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях, предусмотренных главой 12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» о фиксации правонарушений в «автоматическом режиме».

Верховный Суд РФ в Постановлениях от 24.12.19 № 5-АД19-240, от 25.12.19 № 5-АД19-246, 5-АД19-221, 5-АД19-258, 5-АД19-231, 5-АД19-234 указал следующее:

«Согласно постановлению должностного лица от — указанное административное правонарушение зафиксировано специальным техническим средством фотосъемки, работающим в автоматическом режиме АПК «ПаркНет» (аппаратно-программный комплекс «ПаркНет»), свидетельство о поверке действительно до —…

В нарушение требований статьи 26.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях судебными инстанциями не проверено, относится ли программно-аппаратный комплекс «Помощник Москвы» к специальным техническим средствам, имеющим функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствам фото- и киносъемки, видеозаписи, а также не установлено, функционировал ли указанный комплекс в автоматическом режиме (без участия человека (оператора).
Постановление должностного лица также не содержит таких сведений.
Такое разрешение дела не отвечает установленным статьей 24.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях задачам производства по делам об административных правонарушениях».

Юрист Поликарпов Л.Н.

Перевод долга банкрота не нарушает права кредиторов

Отменяя судебные акты нижестоящих судов по обособленному спору в рамках банкротства, Верховный Суд РФ в Определении от 23.03.20 № 303-ЭС19-21467 (1, 2) по делу № А59-6025/2016 указал следующее:

«В соответствии с пунктом 1 статьи 61.3 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в отношении отдельного кредитора или иного лица, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка влечет или может повлечь за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами в отношении удовлетворения требований (сделка с предпочтением).
В настоящем деле договор о переводе долга 28.09.2016 не мог быть квалифицирован как сделка, направленная на преимущественное удовлетворение компанией требований администрации и комитета (ответчиков по обособленному спору).
Привативный перевод долга является одной из разновидностей перемены лица в обязательстве, при котором первоначальный должник перестает быть обязанной стороной в договоре и его место занимает третье лицо – новый должник (статья 391 Гражданского кодекса Российской Федерации).

По оспариваемому договору компанией (прежним должником) были переданы обществу (новому должнику) ее обязательства, возникшие из договоров, ранее заключенных компанией с комитетом и администрацией.
Впоследствии данные обязательства погашены обществом посредством перечисления администрации и комитету 13 740 711 рублей 95 копеек. Перечисление производилось обществом за счет собственных средств, а не за счет средств компании, которая не осуществляла никаких выплат в пользу администрации или комитета.
В связи с привативным переводом долга какое-либо имущество у компании не изымалось. Единственное, что выбыло из ее имущественной сферы вследствие перевода долга, – это неисполненные компанией обязательства перед администрацией и комитетом на общую сумму 13 740 711 рублей 95 копеек.
Коль скоро администрация и комитет стали кредиторами общества и получили исполнение от последнего как от нового должника, нельзя признать верным вывод судов апелляционной инстанции и округа о предпочтительном удовлетворении требований органов местного самоуправления относительно требований кредиторов компании».

Юрист Поликарпов Л.Н.

Поиск
Архивы