Банки

Законность отказа в открытии банковского вклада

Гражданин обратился в банк с просьбой открыть вклад на имя третьего лица, однако сотрудники Банка в принятии вклада и открытии счёта отказали.

Ввиду неисполнения гражданином обязательств по возврату денежных средств по договору займа решением суда с него в пользу третьего лица взысканы сумма долга и штраф.

Гражданин обратился в суд с иском к банку о признании незаконным отказа в принятии вклада в пользу третьего лица, возмещении убытков и компенсации морального вреда.

Указанный иск удовлетворен.

Верховный Суд РФ не согласился с нижестоящими судами, указав в Определении от 11.06.2019 № 23-КГ19-1 следующее:

«Банк не вправе отказать в открытии счёта, совершение соответствующих операций по которому предусмотрено законом, уставом банка и выданным ему разрешением (лицензией), за исключением случаев, когда такой отказ вызван отсутствием у банка возможности принять на банковское обслуживание либо допускается законом или иными правовыми актами.

Подпунктом 3 пункта 1 статьи 6 Федерального закона от 7 августа 2001 г. № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путём, и финансированию терроризма» (далее — Закон о противодействии легализации доходов) предусмотрено, что операция с денежными средствами, в частности открытие вклада (депозита) в пользу третьих лиц с размещением в него денежных средств в наличной форме, подлежит обязательному контролю, если сумма, на которую она совершается, равна или превышает 600 000 рублей…

В соответствии с пунктом 1.1 Положения об идентификации кредитными организациями клиентов, представителей клиента, выгодоприобретателей и бенефициарных владельцев в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путём, и финансированию терроризма, утверждённого Банком России 15 октября 2015 г. № 499-П (далее — Положение об идентификации клиентов), кредитная организация обязана до приёма на обслуживание идентифицировать лицо, не являющееся непосредственно
участником операции, к выгоде которого действует клиент, в том числе на основании агентского договора, договоров поручения, комиссии и доверительного управления, при проведении операций с денежными средствами и иным имуществом (далее — выгодоприобретатель)…
Согласно пункту 3.2 Положения об идентификации клиентов для целей идентификации в кредитную организацию представляются оригиналы документов или надлежащим образом заверенные копии…

Таким образом, по смыслу указанных выше норм, открытие вклада (счёта) на сумму 600 000 руб. и более на имя определенного третьего лица является обязанностью Банка и допускается при личном присутствии лица, непосредственно открывающего вклад (счёт), или его представителя при условии предоставления указанными лицами оригиналов документов или надлежаще заверенных копий, позволяющих идентифицировать как лицо, непосредственно открывающее вклад, так и само третье лицо».

Кроме того:

«Для возложения ответственности за причинение убытков, вызванных уклонением от заключения договора, необходима причинно-следственная связь между действиями (бездействием) ответчика и наступившим вредом.

В обоснование возражений на иск Банк ссылался на то, что стороной обязательства, вытекающего из договора займа, заключённого между гражданином и третьим лицом, Банк не являлся, следовательно, на него не может быть возложена предусмотренная этим договором ответственность за неисполнение обязательств гражданином. Отказ банка в
принятии вклада и открытии счёта на имя третьего лица не препятствовал гражданину исполнить денежное обязательство по возврату долга любым иным способом».

Юрист Поликарпов Л.Н.

Банк не вправе давать принудительный овердрафт

Определением Верховного Суда РФ от 19.02.2019 по делу №44-КГ 18-27 отменено Апелляционное определение Пермского краевого суда от 14.03.2018, которым удовлетворен иск ПАО «Сбербанк» о взыскании с гражданина задолженности по кредитному договору в размере 60565,85 руб.

Абсурдность судебного акта очевидна и заключалась в том, что кредитный договор, по которому производилось взыскание, отсутствовал, а задолженность возникла в связи погашением Банком задолженности ответчика по исполнительному производству денежными средствами, зачисленными на счёт последнего в форме неразрешенного овердрафта.

Судебная коллегия ВС РФ по гражданским делам указала следующее:

«возлагая на банки в порядке исполнения судебных актов обязанность произвести списание с банковского счёта принадлежащих должнику денежных средств, Закон об исполнительном производстве вместе с тем не предусматривает возможность кредитования банками счёта должника по своему усмотрению.

Согласно статье 820 Гражданского кодекса Российской Федерации кредитный договор должен быть заключен в письменной форме. Несоблюдение письменной формы влечет недействительность кредитного договора. Такой договор считается ничтожным.
Правовые особенности кредитного договора в форме овердрафта по банковскому счёту определяются пунктом 1 статьи 850 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которому в случаях, когда в соответствии с договором банковского счета банк осуществляет платежи со счёта, несмотря на отсутствие денежных средств (кредитование счёта), банк считается предоставившим клиенту кредит на соответствующую сумму со дня осуществления такого платежа.
Таким образом, условие о предоставлении банком кредита при временном отсутствии средств на счёте клиента (овердрафт) должно быть предусмотрено в договоре банковского счёта».

Вроде очевидное дело, но для его правильного разрешения потребовалось вмешательство высшей судебной инстанции.

Сколько таких ответчиков не смогло добиться справедливости? Ведь практикующим юристам известно, как сложно попасть в Верховный Суд РФ, даже с такими очевидными судебными ошибками.

Кроме того, дело предостерегает граждан в том, что, если ваш счет дебетовой карты предусматривает овердрафт, то денежные средства по исполнительному документу спишут с вас без вашего согласия и в отсутствие у вас необходимых средств.

Юрист Поликарпов Л.Н.

Внимание! АСВ против вкладчиков

Вчера (04.04.2018) в картотеке арбитражных дел опубликовано Определение Верховного Суда РФ от 02.04.2018 по одному из нашумевших обособленных споров в рамках банкротства банка «Унифин» (дело № А40-35812/2016).

Как известно, уже длительное время (с 2004 г.) Россия обеспечивает сохранность вкладов граждан в банках посредством системы их страхования.

Согласно п. 2 ст. 11  Федерального закона от 23.12.2003 N 177-ФЗ «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации» возмещение по вкладам в банке, в отношении которого наступил страховой случай, выплачивается вкладчику в размере 100 процентов суммы вкладов в банке, но не более 1 400 000 рублей, если иное не установлено настоящим Федеральным законом.

Агентство по страхованию вкладов (АСВ), назначаемое конкурсным управляющим всех банков (со вкладами физических лиц) по закону, осуществляет систематическую борьбу с «выводом» активов из банка.

Надо отдать должное АСВ, его деятельность является довольно эффективной. В качестве примеров удачной работы  АСВ можно привести небезызвестное дело Пугачева Сергея (https://www.asv.org.ru/agency/for_press/pr/390098/).

Вместе с тем, в последнее время АСВ начало «штамповать» судебные акты судов против вкладчиков разорившихся банков о возврате вкладов, полученных последними перед назначением конкурсного управляющего.

Одно из таких Определений вынес Арбитражный суд г. Москвы в отношении Сайфутдинов Р.Х. о возврате банку денежных средств в размере 39 850 долларов США, 25 350 Евро и 2550 000 руб.

Верховный Суд РФ, отменяя  определение Арбитражного суда г. Москвы от 18.04.2017, постановление 9 ААС от 27.07.2017, постановление АС Московского округа от 24.11.2017 и направляя дело на новое рассмотрение, в Определении указал следующее:

«… появление у банка в предбанкротный период финансовых затруднений не исключает возможности осуществления до определенного момента обычной хозяйственной деятельности. При этом на стороне ответчика, являющегося контрагентом банка, всегда будут возникать объективные сложности в представлении доказательств, подтверждающих
соответствующий критический момент приостановки операций из-за недостатка ликвидности.

… исходя из буквального толкования положений пункта 5 статьи 189.40 Закона о банкротстве указанные в нем презумпции подлежат применению только в случае оспаривания расчетных и других платежей, а не любых операций с учетом того, что Закон четко разделяет данные виды операций (например, в пункте 4 данной статьи).

В связи с этим применение к рассматриваемым правоотношениям положений подпункта 1 пункта 5 статьи 189.40 Закона о банкротстве является ошибочным. Вопреки выводам судов наличие в банке картотеки не может образовывать презумпцию при оспаривании сделок по выдаче наличных денежных средств добросовестным вкладчикам (клиентам) банка.

Такое обстоятельство принимается судом во внимание наряду с иными при исследовании вопроса о типичности сделки для конкретной кредитной организации».

Необходимо обратить внимание на то, что позиция Верховного Суда РФ возможно не будет носить универсального характера по аналогичным делам, так как выражена в рамках конкретных фактических обстоятельств, а именно:

«Возражая против доводов конкурсного управляющего, Сайфутдинов Р.Х. указал, что основанием для снятия наличных денежных средств послужило приобретение им квартиры. Полученные в кассе деньги в тот же день были внесены в банковский сейф, арендованный на основании договора от 11.02.2016, с целью производства расчетов за приобретаемое жилье. Оставшиеся денежные средства (600 000 руб.) возвращены на расчетный счет в банке, что свидетельствует о добросовестности поведения Сайфутдинова Р.Х., который не предполагал, что банк испытывает финансовые трудности.
Кроме того, подтверждая собственную добросовестность, ответчик обращал внимание суда, что 11.02.2016 произведено непосредственное получение подготовленных денежных средств, заказанных ранее по заявкам от 26.01.2016 и 27.01.2016. Столь большой промежуток времени между заявками и выдачей денежных средств обусловлен правилами банка, предписывающими, что для получения крупных сумм наличных денежных средств соответствующее заявление необходимо направить не менее чем за пять дней. По мнению Сайфутдинова Р.Х., данные факты указывают, что его требование находилось первым в очереди на исполнение 11.02.2016».

Юрист Поликарпов Л.Н.

Поиск
Архивы