Банкротство

Перевод долга банкрота не нарушает права кредиторов

Отменяя судебные акты нижестоящих судов по обособленному спору в рамках банкротства, Верховный Суд РФ в Определении от 23.03.20 № 303-ЭС19-21467 (1, 2) по делу № А59-6025/2016 указал следующее:

«В соответствии с пунктом 1 статьи 61.3 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в отношении отдельного кредитора или иного лица, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка влечет или может повлечь за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами в отношении удовлетворения требований (сделка с предпочтением).
В настоящем деле договор о переводе долга 28.09.2016 не мог быть квалифицирован как сделка, направленная на преимущественное удовлетворение компанией требований администрации и комитета (ответчиков по обособленному спору).
Привативный перевод долга является одной из разновидностей перемены лица в обязательстве, при котором первоначальный должник перестает быть обязанной стороной в договоре и его место занимает третье лицо – новый должник (статья 391 Гражданского кодекса Российской Федерации).

По оспариваемому договору компанией (прежним должником) были переданы обществу (новому должнику) ее обязательства, возникшие из договоров, ранее заключенных компанией с комитетом и администрацией.
Впоследствии данные обязательства погашены обществом посредством перечисления администрации и комитету 13 740 711 рублей 95 копеек. Перечисление производилось обществом за счет собственных средств, а не за счет средств компании, которая не осуществляла никаких выплат в пользу администрации или комитета.
В связи с привативным переводом долга какое-либо имущество у компании не изымалось. Единственное, что выбыло из ее имущественной сферы вследствие перевода долга, – это неисполненные компанией обязательства перед администрацией и комитетом на общую сумму 13 740 711 рублей 95 копеек.
Коль скоро администрация и комитет стали кредиторами общества и получили исполнение от последнего как от нового должника, нельзя признать верным вывод судов апелляционной инстанции и округа о предпочтительном удовлетворении требований органов местного самоуправления относительно требований кредиторов компании».

Юрист Поликарпов Л.Н.

Срок оспаривания сделки с предпочтением

Верховный Суд продолжает бескомпромиссную и «всевидящую» (как правило, ретроспективно) борьбу со сделками банкротов.

В Определении от 31.01.2020 № 305-ЭС19-18631 (1, 2) по делу № А40-188168/2014 сделаны следующие интересные выводы:

«Так, заявляя о нарушении положений статей 286-288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в части переоценки судом округа доказательств, заявители кассационных жалоб не учитывают, что вывод о существовании у должника обязательств к моменту совершения оспариваемой сделки был сделан на основе судебных актов, размещенных в Картотеке арбитражных дел на сайте kad.arbitr.ru в публичном доступе. Сам по себе запрет на переоценку доказательств для суда кассационной инстанции не свидетельствует о невозможности ссылаться на фактические обстоятельства, установленные судами при рассмотрении иных дел.

Равным образом подлежат отклонению доводы заявителей, касающиеся тождественности исков о признании сделки недействительной в рамках настоящего и первого дел о банкротстве должника.
Институт конкурсного оспаривания по своей правовой природе подлежит применению в ситуации, когда кредиторам должника в результате совершения определенной сделки причинен вред. Соответственно, истцом по таким требованиям в материально-правовом смысле выступает гражданско-правовое сообщество, объединяющее названных кредиторов. Субъектный состав истцов в рамках настоящего и первого дел о банкротстве не совпадает, что свидетельствует об отсутствии признаков тождественности у заявленного требования. Так, судами установлено, что первое дело о банкротстве прекращено в связи с погашением долгов перед всеми реестровыми кредиторами. Соответственно, как справедливо отметил суд округа, кредиторы по настоящему делу не получили удовлетворение в рамках первого дела, иначе они не были бы в настоящее время включены в реестр…

Предпочтительные сделки могут быть оспорены, если они совершены в пределах полугода до либо после возбуждения дела о банкротстве. Разрешая вопрос о том, находится ли спорная сделка в пределах периода предпочтительности необходимо учесть следующее…

Определением от 07.05.2014 суд удовлетворил заявление о намерении, и определением от 23.06.2014 прекратил производство по первому делу о банкротстве в связи с погашением всех реестровых требований (абзац седьмой пункт 1 статьи 57 Закона о банкротстве)…

Неисполнение обязательств перед этими кредиторами привело к тому, что уже менее чем через полгода после прекращения первого дела (23.06.2014) было возбуждено второе дело о банкротстве (21.11.2014). Таким образом, настоящее (второе) дело о банкротстве является фактически продолжением первого, а потому в данной ситуации к сделке о передаче имущества в порядке отступного может быть применен период подозрительности, исчисляемый исходя из первого дела».

Юрист Поликарпов Л.Н.

ОСАГО не исключает взыскание с виновника ДТП

Истец просил взыскать со страховой компании невыплаченную сумму страхового возмещения и неустойку, а с виновника ДТП — возмещение вреда (сверх ОСАГО) и проценты на эту сумму со дня вступления решения в законную силу по день фактического возмещения вреда.
Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены частично (отказано во взыскании процентов).

Апелляционным определением отменено решение суда в части возмещения ущерба и судебных расходов с  виновника ДТП.

Отменяя Апелляционное определение и направляя дела на новое рассмотрение, Верховный Суд РФ в Определении от 14.01.20 №2-КГ19-8  указал следующее:

«Как установлено судом и следует из материалов дела, документы о дорожно-транспортном происшествии Кириным А.Л. и Разгуловым В.Н. оформлены без участия уполномоченных на то сотрудников полиции.
АО «СОГАЗ» по обращению истца произвело страховую выплату в размере 60 700 руб., а его претензию о доплате страхового возмещения в размере 16 100 руб. не удовлетворило.
Согласно заключению эксперта ФБУ «Волгоградская лаборатория судебной экспертизы Министерства юстиции Российской Федерации», подготовленному на основании определения суда первой инстанции, стоимость восстановительного ремонта автомобиля истца без учёта износа деталей составляет 112 288 руб., с учётом износа деталей — 74 830,50руб.
Суд первой инстанции пришёл к выводу о том, что разница в стоимости восстановительного ремонта с учётом износа и без него, не возмещённая страховой выплатой по договору ОСАГО, подлежит возмещению причинителем вреда Разгуловым В.Н.

Суд апелляционной инстанции не согласился с выводом суда первой инстанции в части взыскания ущерба с Разгулова В.Н. и, ссылаясь на положения статьи 1072 Гражданского кодекса Российской Федерации, указал, что возложить на причинителя вреда обязанность возместить ущерб возможно лишь при недостаточности для этого страховой выплаты.

… нарушения допущены судом апелляционной инстанции при рассмотрении настоящего дела.

Согласно статье 1072 Гражданского кодекса юридическое лицо или гражданин, застраховавшие свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего (статья 931, пункт 1 статьи 935), в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причинённый вред, возмещают разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба...

Из приведённых положений закона в их толковании Конституционным Судом Российской Федерации следует, что в случае выплаты страхового возмещения в денежной форме с учётом износа заменяемых деталей, узлов и агрегатов при предъявлении иска к причинителю вреда на потерпевшего возложена обязанность доказать, что действительный ущерб превышает сумму выплаченного в денежной форме страхового возмещения.

В то же время причинитель вреда вправе выдвинуть возражения о том, что осуществление такой выплаты вместо осуществления ремонта было неправомерным и носило характер недобросовестного осуществления страховой компанией и потерпевшим гражданских прав (злоупотребление правом).
Поскольку в силу пункта 5 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагается, обязанность доказать факт того, что разумным и добросовестным поведением было бы осуществление ремонта, а не производство денежной выплаты, должна быть возложена на причинителя вреда, выдвигающего такие возражения».

Юрист Поликарпов Л.Н.

Поиск
Архивы