Банкротство

Конкурсная масса: исключения

По инициативе Зам. председателя ВС РФ Свириденко О.М. рассмотрена кассация об исключении из конкурсной массы автомобиля должника.

Оставляя без изменения судебные акты об отказе исключить авто из конкурсной массы, Верховный Суд РФ в Определении от 16.07.20 № 305-ЭС19-27717 по делу № А41-77864/2018 указал следующее:

«По общему правилу все имущество должника образует его конкурсную массу (пункт 1 статьи 213.25 Закона о банкротстве).
Из конкурсной массы исключается имущество, на которое не может быть обращено взыскание в соответствии с процессуальным законодательством, в частности, необходимое для профессиональных занятий гражданина-должника, за исключением предметов, стоимость которых превышает сто установленных федеральным законом минимальных размеров оплаты труда (пункт 3 статьи 213.25 Закона о банкротстве, статья 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации)…

Как верно указано судами, должником не представлено в материалы настоящего обособленного спора надлежащих доказательств, свидетельствующих о том, что он осуществлял или осуществляет профессиональную деятельность в качестве водителя. В частности, должник не подтвердил, что он является таксистом, личным водителем, перевозчиком и т.д., то есть что спорное транспортное средство позволяет ему генерировать периодический доход, за счет которого живет он и члены его семьи, а также за счет которого возможно было бы осуществлять наполнение конкурсной массы».

Юрист Поликарпов Л.Н.

Субсидиарка после вреда

Верховный Суд РФ согласился с доводом ответчика, что налоговый орган не может привлекать руководителя банкрота к субсидиарной ответственности, если ранее судебным актом суда общей юрисдикции с него был взыскан для последующего перечисления в бюджет материальный ущерб, причиненный в результате преступления.

В Определении ВС РФ от 03.07.20 № 305-ЭС19-17007 (2) по делу № А40-203647/2015 указывается следующее:

«Правовым основанием для удовлетворения иска о возмещении причиненного преступлением ущерба являлись положения пункта 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, устанавливающие обязанность по возмещению вреда в полном объеме лицом, его причинившим…

Требование о привлечении к субсидиарной ответственности в рамках дела о банкротстве представляет собой групповой косвенный иск, так как предполагает предъявление полномочным лицом в интересах группы лиц, объединяющей правовое сообщество кредиторов должника, требования к контролирующим лицам, направленного на компенсацию последствий их негативных действий по доведению должника до банкротства (определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 06.08.2018 № 308-ЭС17-6757 (2, 3). Такой иск фактически точно так же направлен на возмещение вреда, причиненного контролирующим лицом кредитору, из чего следует, что генеральным правовым основанием данного иска выступают в том числе положения статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации…

Таким образом, как предмет, так и основание предъявленного в рамках настоящего обособленного спора требования и рассмотренного судом общей юрисдикции гражданского иска фактически совпадают».

Юрист Поликарпов Л.Н.

Притворная сделка

В рамках банкротства Верховный Суд РФ продолжает формировать правовую позицию по признанию недействительной сделки, объединяющей цепочку последовательных договоров и направленных на вывод активов должника.

Отменяя судебные акты нижестоящих судов, Верховный Суд РФ в Определении от 19.06.20 № 301-ЭС17-19678 по делу № А11-7472/2015 указал следующее:

«При отчуждении имущества должника в преддверии его банкротства и последующем оформлении передачи права собственности на данное имущество от первого приобретателя к иным лицам по цепочке сделок следует различать две ситуации.

Во-первых, возможна ситуация, когда волеизъявление первого приобретателя отчужденного должником имущества соответствует его воле: этот приобретатель вступил в реальные договорные отношения с должником и действительно желал создать правовые последствия в виде перехода к нему права собственности. В таком случае при отчуждении им спорного имущества на основании последующих (второй, третьей, четвертой и т.д.) сделок права должника (его кредиторов) подлежат защите путем предъявления заявления об оспаривании первой сделки по правилам статьи 61.8 Закона о банкротстве к первому приобретателю и виндикационного иска по правилам статей 301 и 302 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – Гражданский кодекс) к
последнему приобретателю, а не с использованием правового механизма, установленного статьей 167 Гражданского кодекса (постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 21.04.2003 № 6-П)…

Во-вторых, возможна ситуация, когда первый приобретатель, формально выражая волю на получение права собственности на имущество должника путем подписания договора об отчуждении, не намеревается породить отраженные в этом договоре правовые последствия. Например, личность первого, а зачастую, и последующих приобретателей может использоваться в качестве инструмента для вывода активов (сокрытия принадлежащего должнику имущества от обращения на него взыскания по требованиям
кредиторов), создания лишь видимости широкого вовлечения имущества должника в гражданский оборот, иллюзии последовательно перехода права собственности на него от одного собственника другому (оформляются притворные сделки), а в действительности совершается одна единственная (прикрываемая) сделка – сделка по передаче права собственности на имущество от должника к бенефициару указанной сделки по выводу активов (далее – бенефициар): лицу, числящемуся конечным приобретателем, либо вообще не названному в формально составленных договорах. Имущество после отчуждения его должником все время находится под контролем этого бенефициара, он принимает решения относительно данного имущества».

Юрист Поликарпов Л.Н.

Поиск
Архивы