Энергетика

Незаконность уведомления об ограничении энергоснабжения

Судебная коллегия Верховного Суда РФ по экономическим спорам рассмотрела и удовлетворила кассационную жалобу на судебные акты об отказе в удовлетворении заявления потребителя о признании действий гарантирующего поставщика по уведомлению о предстоящем ограничении режима потребления электроэнергии незаконным.

Дело интересно тем, что по общему правилу можно признать незаконными действия/бездействие или акты органов власти, к которым гарантирующий поставщик не относится.

Именно этим руководствовались арбитражные суды первой и апелляционной инстанций: «уведомление от 10.10.2017 № 4308 носило информационный характер и являлось подготовительным этапом процедуры введения ограничения. Поскольку КФХ уплатило задолженность и ограничение не введено, суды сочли, что оспариваемое уведомление не повлекло нарушения прав истца. Кроме того, суды указали, что истец мог защищать свои права и законные интересы путем предъявления материально-правового требования, к которым отнесли иск о возмещении убытков, возникших после ограничения подачи (потребления) электроэнергии».

Верховный Суд посчитал иначе и указал в Определении от 15.04.2019 № 306-ЭС18-20653 по делу № А57-25248/2017 следующее:

«Отказывая КФХ в удовлетворении настоящего иска лишь по основанию неверного выбора им способа защиты права, суды не учли, что предусмотренный абзацем третьим статьи 12 Гражданского кодекса Российской Федерации способ защиты права путем пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, носит превентивный характер, направлен на исключение угрозы материальному праву истца, предупреждение вредных последствий таких действий…

Ссылка гарантирующего поставщика на недопустимость рассмотрения настоящего спора по правилам главы 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации отклоняется, поскольку заявленные в настоящем деле требования вытекают из статьи 12 Гражданского кодекса Российской Федерации и подлежат рассмотрению в общем исковом
производстве».

Юрист Поликарпов Л.Н.

Акты приема-передачи не признаются недействительными

В соответствии с п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» в силу пункта 3 статьи 61.1 Закона о банкротстве под сделками, которые могут оспариваться по правилам главы III.1 этого Закона, понимаются в том числе действия, направленные на исполнение обязательств и обязанностей, возникающих в соответствии с гражданским, трудовым, семейным законодательством, законодательством о налогах и сборах, таможенным законодательством Российской Федерации, процессуальным законодательством Российской Федерации и другими отраслями законодательства Российской Федерации, а также действия, совершенные во исполнение судебных актов или правовых актов иных органов государственной власти.

В связи с этим по правилам главы III.1 Закона о банкротстве могут, в частности, оспариваться:
1) действия, являющиеся исполнением гражданско-правовых обязательств (в том числе наличный или безналичный платеж должником денежного долга кредитору, передача должником иного имущества в собственность кредитора), или иные действия, направленные на прекращение обязательств (заявление о зачете, соглашение о новации, предоставление отступного и т.п.);
2) банковские операции, в том числе списание банком денежных средств со счета клиента банка в счет погашения задолженности клиента перед банком или другими лицами (как безакцептное, так и на основании распоряжения клиента);
3) выплата заработной платы, в том числе премии;
4) брачный договор, соглашение о разделе общего имущества супругов;
5) уплата налогов, сборов и таможенных платежей как самим плательщиком, так и путем списания денежных средств со счета плательщика по поручению соответствующего государственного органа;
6) действия по исполнению судебного акта, в том числе определения об утверждении мирового соглашения;
7) перечисление взыскателю в исполнительном производстве денежных средств, вырученных от реализации имущества должника.

Указанные разъяснения высшей судебной инстанции являлись своего рода революцией на момент их появлений.

Теперь стало возможным признавать недействительными не только договоры, но и платежки (которые расширительно приравняли к сделкам).

Конкурсные управляющие рьяно бросились оспаривать всё подряд.

Верховный Суд РФ вынужден периодически ограничивать их аппетиты.

В Определении Верховного Суда РФ от 21.01.2019  № 305-ЭС15-15877(11) по делу № А40-55638/2014 указал следующее:

«В рассматриваемом случае составление сторонами договора теплоснабжения корректировочных актов обусловлено поставкой некачественного энергоресурса, а также временным отсутствием граждан-потребителей. Эти имеющие доказательственное значение акты (статья 64 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации) содержат
исключительно сведения о скорректированном объеме поставленного энергоресурса вследствие названных обстоятельств, а также о размере платы за коммунальную услугу с учетом такой корректировки.
Поскольку данные акты не влекут возникновение, изменение или прекращение правоотношений сторон, а также не являются действиями, направленными на исполнение обязательств, они не могут оспариваться как сделки по правилам действующего законодательства, в том числе по предусмотренным главой III.1 Закон о банкротстве специальным основаниям».

Юрист Поликарпов Л.Н.

Отсутствие бездоговорного потребления энергоресурса

Судебной коллегией по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации рассмотрена кассационная жалоба ПАО «МОЭК» по делу №  А40-227476/2017.

Результат рассмотрения кассации по существу отражен в Определении от 29.11.2018 № 305-ЭС18-11502 и представляет определенный интерес в связи со следующим.

Во-первых, предметом спора является взыскание стоимости бездоговорного потребления энергоресурса (тепловой энергии). Учитывая то, что указанная стоимость определяется исходя из расчетного объема энергоресурса, то обычно речь идет о крупных суммах (либо о практике возможного взыскания крупных сумм в будущем).

Во-вторых, Верховный Суд РФ дал специфические разъяснения по поводу применения срока исковой давности при взыскании бездоговорного энергопотребления.

«Как указывает компания, ссылаясь при этом на акт проверки от 02.03.2015, ей стало известно о бездоговорном потреблении ответчиком тепловой энергии, горячей воды в марте 2015 года, когда произведено обследование объекта.
Суды при рассмотрении дела также исходили из этой даты обнаружения бездоговорного потребления, а следовательно, в рассматриваемом случае должны были исчислять срок исковой давности с 02.03.2015.
Установленный пунктом 9 статьи 22 Закона о теплоснабжении срок (3 года) не изменяет правил течения срока исковой давности и является лишь периодом, за который определяется размер убытков, причиненных истцу бездоговорным потреблением ресурса.
Поскольку с исковыми требованиями компания обратилась в арбитражный суд 29.11.2017, то есть в пределах общего трехгодичного срока, вывод судов о пропуске компанией срока исковой давности по требованиям за период с 02.03.2012 по 28.11.2014 является необоснованным».

В-третьих, дело передано на рассмотрении коллегии по кассации ПАО «МОЭК» о неправильном применении срока исковой давности, но Верховный Суд отметил, что по делу не установлен факт бездоговорного потребления: «В нарушение положений действующего законодательства судебные инстанции не дали надлежащей правовой оценки доводам, которыми ответчик мотивировал свои возражения, в том числе о том, что о незаконном подключении квартиры 64 к транзитной системе ГВС истец узнал в 2005 году, когда им проводилась проверка (о чем составлен акт от 01.03.2005), однако не предпринял мер по устранению имеющегося нарушения потребления тепловой энергии, теплоносителя. Указанный акт имеется в материалах дела. Более того, согласно письму организации, занимающейся сбором платежей населения за оказанные услуги, также находящемуся в деле, по результатам этой проверки жильцам квартиры 64 начисляются платежи за ГВС по нормативу потребления, которые ими оплачены.
С учетом изложенного судам следовало, исходя из имеющихся в деле доказательств, доводов и возражений сторон, установить, имеются ли основания для правовой квалификации такого потребления ресурса в качестве бездоговорного».

Юрист Поликарпов Л.Н.

Поиск
Архивы