Гражданское право

Верховный Суд за штраф потребителю

Судебная коллегия Верховного Суда РФ по гражданским делам в рамках рассмотрения кассационной жалобы сделала вывод, изменяющий существовавшую практику по взысканию штрафов за невыполнение в добровольном порядке требований потребителя.

Ранее сформировалась практика, согласно которой указанный штраф не взыскивался, если потребитель не выполнил досудебный порядок урегулирования спора (не обращался с претензий к продавцу/исполнителю).

В Определении Верховного Суда РФ от 23.07.2019 №51-КГ19-4 указано следующее:

«Из приведённых выше правовых норм и акта их толкования следует, что взыскание штрафа при удовлетворении требований потребителей является обязанностью суда при условии того, что истец не отказался от иска в результате добровольного удовлетворения его требований ответчиком при рассмотрении дела.
Поскольку отказ от иска истцом не заявлялся, отказ во взыскании штрафа в пользу участника долевого строительства является неправомерным».

Юрист Поликарпов Л.Н.

Компенсация использования доли квартиры

Непростой спор об использовании квартиры, находящейся в обще-долевой собственности, дошел до Верховного Суда РФ.

Суд первой инстанции отказал в иске об определении порядка пользования однокомнатной квартирой, пропорционально принадлежащим сторонам долям в праве собственности, определении порядка оплаты коммунальных и эксплуатационных услуг в соответствии с определенным судом порядком пользования квартирой;  определении размера ежемесячной компенсации за пользование частью имущества, превышающей идеальную долю ответчика, в случае предоставления права пользования площадью меньшей, чем приходится на принадлежащую истцу долю.

Апелляционный суд отменил Решение, квартиру предоставил в пользование ответчика и с нее в пользу истца взыскал ежемесячную компенсация за пользование долей в праве собственности на квартиру в размере 11 500 руб.; полученные коммунальные услуги: электричество, водоотведение, водопотребление, оплачивает ответчик; содержание и ремонт помещения, коммунальные услуги (отопление и капитальный ремонт) оплачивает каждая из сторон в размере 1/2 доли.

Отменяя апелляционное определение и направляя дело на новое рассмотрение, Верховный Суд РФ в Определении от 21.05.2019 № 4-КГ19-5 указал:

«Согласно пункту 2 статьи 247 Гражданского кодекса Российской Федерации участник долевой собственности имеет право на предоставление в его владение и пользование части общего имущества, соразмерной его доле, а при невозможности этого вправе требовать от других участников, владеющих и пользующихся имуществом, приходящимся на его долю, соответствующей компенсации.
Исходя из смысла вышеприведенной нормы права (пункт 2 статьи 247 Гражданского кодекса Российской Федерации) компенсация является по своей сути возмещением понесенных одним собственником имущественных потерь (убытков), которые возникают при объективной невозможности осуществления одним собственником полномочий по владению и пользованию имуществом, приходящимся на его долю, вследствие использования другим собственником имущества сверх приходящейся на его долю части общего имущества.
Таким образом суду апелляционной инстанции при разрешении данного дела следовало определить размер компенсации за пользование 1/2 долей однокомнатной квартиры».

Юрист Поликарпов Л.Н.

Ущерб от падения дерева

Широкий резонанс среди автолюбителей получила позиция Верховного Суда РФ по делу о возмещении ущерба, причиненного автомобилю в результате падения дерева.

В обоснование исковых требований истец ссылался на то, что в результате падения дерева во дворе повреждён принадлежащий ему автомобиль. Стоимость восстановительного ремонта указанного транспортного средства составляет 396 573,51 руб. По мнению истца, причинение ему имущественного ущерба произошло в связи с ненадлежащим исполнением ответчиком обязательств по содержанию дворовых территорий, а именно по своевременному удалению аварийных деревьев.

В соответствии с п. 1 ст. 1 064 Гражданского кодекса РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

По данным делам обязательно необходимо установить причинителя вреда, связь между его действиями/бездействием и причиненным вредом, что не очень просто.

Суд первой инстанции установил, что:

  • придомовая территория указанного жилого дома, в том числе земельный участок, на котором произрастало упавшее дерево, обслуживается ГБУ «Жилищник Рязанского района»;
  • в соответствии с представленным истцом заключением специалиста-дендролога и письменными пояснениями последнего упавшее дерево — лиственница европейская — имело скрытые корневую и комлевую гнили ядровозаболонного расположения, в связи с чем подлежало обязательному удалению из зеленного фонда города,

а потому удовлетворил иск.

Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении иска, суд апелляционной инстанции пришёл к выводу о том, что падение дерева на автомобиль истца произошло вследствие неблагоприятных погодных условий — воздействия сильного ветра, в связи с чем вина ГБУ «Жилищник Рязанского района» отсутствует.

Отменяя определение суда апелляционной инстанции, Верховный Суд РФ в Определении от 21.05.19 № 5-КГ19-75 указал следующее:

«Представленное в материалы дела и исследованное судами электронное предупреждение ГУ МЧС России по г. Москве о неблагоприятных погодных явлениях от 29 мая 2017 г. (12:47) не может служить доказательством повреждения имущества истца в результате обстоятельств непреодолимой силы, поскольку содержащаяся в нём информация является лишь прогнозом неблагоприятных погодных явлений и не подтверждает их наступление.
Согласно протоколу судебного заседания судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 22 мая 2018 г. вопрос о принятии и исследовании справки метеобюро Москвы и Московской области о погоде 29 мая 2017 г. как нового доказательства судом апелляционной инстанции не решался, что в силу абзаца второго части 1 статьи 3271 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации исключает использование судом данного документа в качестве доказательства, на котором могут быть основаны выводы об установленных чрезвычайных и непредотвратимых обстоятельствах.
Кроме того, в нарушение требований статьи 67, пункта 6 части 2 статьи 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции не указал мотивы, по которым он отверг представленное истцом доказательство в обоснование причины падения дерева — заключение специалиста-дендролога Солдатовой Е.В. от 2 июня 2017г., а также доводы о том, что другие деревья, расположенные рядом с упавшей лиственницей, не были повреждены в результате ветра«.

Юрист Поликарпов Л.Н.

Поиск
Архивы