Недвижимость

Верховный Суд за сохранение обеспечения заема супругов

«Что дозволено Юпитеру, не дозволено быку».

Юристы пытаются логично толковать позиции Верховного Суда РФ для дальнейшего использования их в судебной практике, но высшая судебная инстанция зачастую про игнорирует «универсальность» правоприменения.

Так можно отреагировать на позицию Судебной коллегии по гражданским спорам Верховного Суда РФ, отраженную в Определении от 26.03.2019 по делу 5-КГ18-330.

По делу об оспаривании ипотеки, совершенной мужом с кредитором в обеспечение заема, на который получено нотариальное согласие супруги, Верховный Суд РФ указал:

«судом установлено, что 17 ноября 2009 года между компанией «Лоджен Трейдинг Лимитед» и Крайневым А.В. был заключён договор займа денежных средств на сумму 3 950 000 долларов США.
Из имеющегося в материалах дела нотариально удостоверенного согласия от 17 ноября 2009 года следует, что Крайнева О.В. дала своему супругу Крайневу А.В. согласие на заключение им договора займа денежных средств в размере 3 950 000 долларов США с компанией «Лоджен Трейдинг Лимитед» на условиях по его усмотрению.
Данное обстоятельство подтверждено материалами дела и сторонами не оспаривается.
Согласно договору залога (ипотеки) от 1 июля 2013 года, заключённому между компанией «Лоджен Трейдинг Лимитед» и Крайневым А.В., в обеспечение исполнения обязательств по договору займа денежных средств от 17 ноября 2009 года Крайнев А.В. (залогодатель) предоставил компании «Лоджен Трейдинг Лимитед» (залогодержателю) в залог право
аренды земельного участка и жилой дом, расположенные по адресу: …

Договор зарегистрирован в установленном законом порядке 25 июля 2013 года.

Таким образом, истец достоверно знала или должна была знать, что основным из условий, по которому её супругу Крайневу А.В. выдана значительная сумма денежных средств, является залог имущества, нажитого супругами в период брака. Предоставляя Крайневу А.В. нотариальное согласие от 17 ноября 2009 года на заключение с ответчиком компанией «Лоджен Трейдинг Лимитед» договора займа денежных средств на любых условиях по его усмотрению, истец предоставила ему право на наложение обеспечительных мер в виде залога на имущество, которое было заложено при заключении договора. Никаких мер к расторжению указанного договора в течение длительного времени истец не предпринимала».

Скорее всего судебный акт правильный, так как из фактических обстоятельств дела усматривается недобросовестное поведение истца (злоупотребление правом), но иная мотивировка угнетает.

Юрист Поликарпов Л.Н.

Частная собственность или государственная?

В соответствии с ч. 2 ст. 8 Конституции в Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности.

Вместе с тем, в законодательстве и правоприменительной практике можно наблюдать перекос в сторону приоритетной защиты государственной/муниципальной собственности.

Отрадно, что по некоторым делам высшие судебные органы задаются фактически вопросом: государство для человека или человек для государства?

Вопрос о равенстве перед законом можно рассмотреть на примере правовой защиты выморочного имущества (отходящего государству).

Согласно п. 1 ст. 1152 ГК РФ для приобретения наследства наследник должен его принять. Для приобретения выморочного имущества (статья 1151) принятие наследства не требуется.

В указанной норме государство поставлено в более выгодное положение, что позволяет органам власти по прошествии лет признавать право собственности публичных образований на выморочное имущество в приоритете перед частной собственностью.

На этом фоне стоит отметить некоторые положительные сдвиги в судебное практики, которые оформились в Постановлении Конституционного Суда РФ от 22.06.2017.

Конституционный Суд РФ, рассматривая конституционность п. 1 статьи 302 ГК РФ (о возможности истребования выморочного имущества у добросовестного приобретателя), отметил, что:

«Переход выморочного имущества в собственность публично-правового образования независимо от государственной регистрации права собственности и совершения публично-правовым образованием каких-либо действий, направленных на принятие наследства (пункт 1 статьи 1151 ГК Российской Федерации в истолковании постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 года № 9 «О судебной практике по делам о наследовании»), не отменяет требования о государственной регистрации права собственности. Собственник имущества, по общему правилу, несет бремя содержания принадлежащего ему имущества (статья 210 ГК Российской Федерации), что предполагает и регистрацию им своего права, законодательное закрепление необходимости которой, как указывал Конституционный Суд Российской Федерации, является признанием со стороны государства публично-правового интереса в установлении принадлежности недвижимого имущества конкретному лицу (постановления от 26 мая 2011 года № 10-П, от 24 марта 2015 года № 5-П и др.). Бездействие же публично-правового образования как участника гражданского оборота, не оформившего в разумный срок право собственности, в определенной степени создает предпосылки к его утрате, в том числе посредством выбытия соответствующего имущества из владения данного публичного собственника в результате противоправных действий третьих лиц…

Интерес же публично-правового образования, которое истребует выморочное жилое помещение с целью включения его в соответствующий (государственный или муниципальный) жилищный фонд социального использования (пункт 2 статьи 1151 ГК Российской Федерации) для последующего предоставления по предусмотренным законом основаниям, например по договору социального найма в порядке очереди, лицу, которое на момент истребования жилого помещения не персонифицировано, существенно отличается от интереса конкретного собственника-гражданина, который истребует выбывшее из его владения жилое помещение: в делах, где отсутствует конкретное лицо, для реализации потребности в жилище которого истребуется жилое помещение, именно этот – публичный – интерес противопоставляется частным имущественным и неимущественным интересам конкретного добросовестного приобретателя жилого помещения».

Аналогичная положительная практика появилась у Верховного Суда РФ.

В частности, в Определении  от 18.07.2017 по делу № 5-КГ17-76 Верховный Суд, оценивая признание частной собственности в силу приобретательной давности, указал:

«При таких обстоятельствах, а также в связи с длительным бездействием публично-правового образования, как участника гражданского оборота, не оформившего в разумный срок право собственности на названное имущество, для физического лица не должна исключаться возможность приобретения такого имущества по основанию, предусмотренному статьей 234 Гражданского кодекса Российской Федерации».

Вроде бы не поспоришь с разумностью таких выводов, но ранее судебная практика игнорировала здравый смысл.

Как говорится: «Лучше поздно, чем никогда».

Хотелось бы надеяться, что практика по сохранению баланса частных и публичных интересов будет последовательной и коснется других аспектов гражданского оборота.

Поликарпов Л.Н.

Право на жильё: и снова о защите участников долевого строительства!

На сайте Верховного суда РФ (http://www.vsrf.ru) опубликован «Обзор судебной практики разрешения дел по спорам, возникающим в связи с участием граждан в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости«, утвержденный Президиумом ВС РФ 19.07.2017.

В указанном обзоре проанализирована судебная практика после предыдущего аналогичного обзора от 04.12.2013.

Обзор состоит из двух разделов:

  • Заключение, исполнение и расторжение договора участия в долевом строительстве;
  • Ответственность за нарушение законодательства об участие в долевом строительстве.

В целом, второй раздел посвящен административной ответственности застройщика, к которой его привлекают государственные органы.

Простого обывателя заинтересуют положения первого раздела, которые включают в себя, в том числе, ответственность застройщика перед дольщиком за нарушение условий договора.

Некоторые правовые позиции озвучены ранее на данном сайте. Например, в статье «Неустойка по договору долевого участия: хотели как лучше, а получилось как?»

В п. 1 Обзора Верховный Суд продолжил ориентировать нижестоящие суда на необходимость установления фактических правоотношений, возникших между сторонами: «независимо от наименования договора следовало установить его действительное содержание, исходя как из буквального значения содержащихся в нем слов и выражений, так и из условий договора в целом, с учетом цели договора» (ранее, Верховный суд РФ сформировал позицию в отношении исполняемых предварительных договоров).

Верховные Суд РФ особо отметил на применимость к правоотношениям участия граждан в долевом строительстве норм Закона «О защите прав потребителей», в частности:

  • об обязанности застройщика предоставить участнику долевого строительства полную и достоверную информацию о потребительских свойствах и характеристиках конкретного объекта долевого строительства и описание местоположения строящегося объекта недвижимости с учетом окружающей обстановки, а также сведения о составе и месте расположения общего имущества в многоквартирном доме (например, электрического, санитарно-технического, иного оборудования);
  • о компенсации морального вреда и взыскания штрафа.

Отдельно обращено внимание на порядок изменения и расторжения договора долевого строительства по инициативе застройщика.

Следует поприветствовать желание высшего судебного органа систематизировать судебную практику в столь значимой социальной сфере.

Юрист Поликарпов Л.Н.

Поиск
Архивы