Процессуальное право

Обеспечение субсидиарной ответственности в банкротстве

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ отменила  по обособленному спору в банкротстве судебные акты об отказе в принятии обеспечения заявления о привлечении к субсидиарной ответственности.

В Определении от 16.01.2020 № 305-ЭС19-16954 по делу № А40-168999/2015 указывается следующее:

«В рассматриваемом случае, отказав агентству в принятии обеспечительных мер, суды, по сути, признали необходимым подтверждение с высокой степенью достоверности фактов совершения ответчиками действий, направленных на отчуждение принадлежащего им имущества, или приготовления к совершению такого рода действий.
Однако обеспечительные меры являются ускоренным предварительным средством защиты, поэтому для их применения не требуется представления доказательств в объеме, необходимом для обоснования требований и возражений стороны по существу спора (абзац второй пункта 10 постановления № 55). Для применения обеспечительных мер истцу достаточно подтвердить наличие разумных подозрений возникновения обстоятельств, указанных в части 2 статьи 90 Кодекса.
При этом законодатель, предусмотрев упрощенную процедуру разрешения вопроса о применении обеспечительных мер, установил механизм, обеспечивающий соблюдение прав и законных интересов ответчика. Так, в частности, по ходатайству ответчика обеспечительная мера может быть отменена судом (статья 95 Кодекса, пункт 22 постановления № 55).
Поскольку при разрешении заявления о принятии обеспечительных мер суд выясняет, какова вероятность затруднительности исполнения судебного акта, возникновения значительного ущерба на стороне заявителя, отказ судов в применении названных мер со ссылкой лишь на то, что доводы агентства носят предположительный характер, ошибочен».

Юрист Поликарпов Л.Н.

Законный режим имущества супругов? Нет, не слышали

Несколько странную правовую позицию, связанную с законным режимом имущества супругов, высказала Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ.

В Определении от 5.11.2019 №18-КГ19-141 указано следующее:

«Решением Геленджикского городского суда Краснодарского края от 26 декабря 2017 г. брак между сторонами расторгнут. Однако фактически брачные отношения между супругами прекращены в январе 2015 года, и с этого времени они вместе не проживают, совместного хозяйства не ведут, общих доходов не имеют. Как указал истец, между ним и Стариковой Е.В. была достигнута устная договоренность, в соответствии с которой он принял на себя обязательство выплатить Стариковой Е.В. денежные средства в счет принадлежащей ей в
порядке статьи 34 Семейного кодекса Российской Федерации 1А доли в совместно нажитом имуществе, что предполагало признание за ним единоличного права собственности на имущество, нажитое в период брака. За период с января 2015 года по март 2017 года истец выплатил Стариковой Е.В.
8 241 062 рубля, что подтверждается платежными поручениями. Однако в августе 2017 года Старикова Е.В. обратилась в суд с иском о разделе совместно нажитого в браке имущества. С учетом изложенного истец полагал, что у Стариковой Е.В. возникло неосновательное обогащение в размере 8 241 062 рублей, которое он просил взыскать с ответчика.

Старикова Е.В. иск не признала, утверждая, что перечисленные истцом денежные средства использовались на хозяйственные нужды, на содержание семьи и ребенка, оплату кредита, ввиду чего не могут являться неосновательным обогащением.
Решением Геленджикского городского суда Краснодарского края от 13 августа 2018 г. иск удовлетворен…

В то же время следует отметить, что утверждения Стариковой Е.В. в обоснование возражений на иск о том, что испрашиваемые истцом денежные средства перечислялись им на нужды семьи, в счет погашения кредитов, содержание несовершеннолетнего ребенка и общего имущества, уже сами по себе исключали ее позицию о перечислении истцом денежных средств по несуществующему обязательству.

Нарушений судами первой и апелляционной инстанций норм процессуального права, в том числе регулирующих порядок сбора, исследования и оценки доказательств, по материалам дела и доводам кассационной жалобы не установлено.
Вместе с тем доводы кассационной жалобы о несостоятельности вывода суда о том, что брачные отношения между сторонами прекращены с января 2015 года, что в действительности, перечисленные истцом денежные средства являлись совместно нажитым сторонами в браке имуществом и были потрачены на нужды семьи, подлежат отклонению, как направленные на переоценку собранных по делу доказательств, что не входит в полномочия суда кассационной инстанции».

Скорее всего с учетом фактически обстоятельств (фактическое прекращение брачных отношений) судебный акт правильный, но крайне неудачный подход Судебной коллегии к упрощению спора о режиме имущества бывших супругов к неосновательному обогащению и указание на общие стандарты доказывания по указанным категориям дел.

Юрист Поликарпов Л.Н.

Зачет производится ретроспективно

Судебной коллегией по экономическим спорам Верховного Суда России рассмотрено интересное дело, касающееся принципов прекращения обязательств зачетом.

В Определении от 12.12.19 № 305-ЭС19-12031 по делу № А41-75367/2018 указывается следующее:

«Подача заявления о зачете является выражением воли стороны односторонней сделки на прекращение встречных обязательств и одновременно исполнением требования закона, установленного к процедуре зачета (статьи 154, 156, 410 ГК РФ). Дата такого заявления не влияет на момент прекращения обязательства, который определяется моментом наступления срока исполнения того обязательства, срок которого наступил позднее (пункт 3 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.12.2001 № 65 «Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом однородных требований»).

Предъявление встречного иска, направленного к зачету первоначальных исковых требований, является по сути тем же выражением воли стороны, оформленным в исковом заявлении и поданном в установленном процессуальным законодательством порядке. Изменение порядка оформления такого волеизъявления – подача искового заявления вместо направления заявления должнику/кредитору – не должно приводить к изменению момента прекращения обязательства, поскольку предусмотренные статьей 410 ГК РФ основания для зачета (наличие встречных однородных требований и наступление срока их исполнения) остаются прежними. В ином случае материальный момент признания обязательства по договору прекращенным ставится в зависимость от процессуальных особенностей разрешения спора, на которые эта сторона повлиять не может».

Юрист Поликарпов Л.Н.

Поиск
Архивы