Процессуальное право

Ущерб от падения дерева

Широкий резонанс среди автолюбителей получила позиция Верховного Суда РФ по делу о возмещении ущерба, причиненного автомобилю в результате падения дерева.

В обоснование исковых требований истец ссылался на то, что в результате падения дерева во дворе повреждён принадлежащий ему автомобиль. Стоимость восстановительного ремонта указанного транспортного средства составляет 396 573,51 руб. По мнению истца, причинение ему имущественного ущерба произошло в связи с ненадлежащим исполнением ответчиком обязательств по содержанию дворовых территорий, а именно по своевременному удалению аварийных деревьев.

В соответствии с п. 1 ст. 1 064 Гражданского кодекса РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

По данным делам обязательно необходимо установить причинителя вреда, связь между его действиями/бездействием и причиненным вредом, что не очень просто.

Суд первой инстанции установил, что:

  • придомовая территория указанного жилого дома, в том числе земельный участок, на котором произрастало упавшее дерево, обслуживается ГБУ «Жилищник Рязанского района»;
  • в соответствии с представленным истцом заключением специалиста-дендролога и письменными пояснениями последнего упавшее дерево — лиственница европейская — имело скрытые корневую и комлевую гнили ядровозаболонного расположения, в связи с чем подлежало обязательному удалению из зеленного фонда города,

а потому удовлетворил иск.

Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении иска, суд апелляционной инстанции пришёл к выводу о том, что падение дерева на автомобиль истца произошло вследствие неблагоприятных погодных условий — воздействия сильного ветра, в связи с чем вина ГБУ «Жилищник Рязанского района» отсутствует.

Отменяя определение суда апелляционной инстанции, Верховный Суд РФ в Определении от 21.05.19 № 5-КГ19-75 указал следующее:

«Представленное в материалы дела и исследованное судами электронное предупреждение ГУ МЧС России по г. Москве о неблагоприятных погодных явлениях от 29 мая 2017 г. (12:47) не может служить доказательством повреждения имущества истца в результате обстоятельств непреодолимой силы, поскольку содержащаяся в нём информация является лишь прогнозом неблагоприятных погодных явлений и не подтверждает их наступление.
Согласно протоколу судебного заседания судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 22 мая 2018 г. вопрос о принятии и исследовании справки метеобюро Москвы и Московской области о погоде 29 мая 2017 г. как нового доказательства судом апелляционной инстанции не решался, что в силу абзаца второго части 1 статьи 3271 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации исключает использование судом данного документа в качестве доказательства, на котором могут быть основаны выводы об установленных чрезвычайных и непредотвратимых обстоятельствах.
Кроме того, в нарушение требований статьи 67, пункта 6 части 2 статьи 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции не указал мотивы, по которым он отверг представленное истцом доказательство в обоснование причины падения дерева — заключение специалиста-дендролога Солдатовой Е.В. от 2 июня 2017г., а также доводы о том, что другие деревья, расположенные рядом с упавшей лиственницей, не были повреждены в результате ветра«.

Юрист Поликарпов Л.Н.

Незаконность уведомления об ограничении энергоснабжения

Судебная коллегия Верховного Суда РФ по экономическим спорам рассмотрела и удовлетворила кассационную жалобу на судебные акты об отказе в удовлетворении заявления потребителя о признании действий гарантирующего поставщика по уведомлению о предстоящем ограничении режима потребления электроэнергии незаконным.

Дело интересно тем, что по общему правилу можно признать незаконными действия/бездействие или акты органов власти, к которым гарантирующий поставщик не относится.

Именно этим руководствовались арбитражные суды первой и апелляционной инстанций: «уведомление от 10.10.2017 № 4308 носило информационный характер и являлось подготовительным этапом процедуры введения ограничения. Поскольку КФХ уплатило задолженность и ограничение не введено, суды сочли, что оспариваемое уведомление не повлекло нарушения прав истца. Кроме того, суды указали, что истец мог защищать свои права и законные интересы путем предъявления материально-правового требования, к которым отнесли иск о возмещении убытков, возникших после ограничения подачи (потребления) электроэнергии».

Верховный Суд посчитал иначе и указал в Определении от 15.04.2019 № 306-ЭС18-20653 по делу № А57-25248/2017 следующее:

«Отказывая КФХ в удовлетворении настоящего иска лишь по основанию неверного выбора им способа защиты права, суды не учли, что предусмотренный абзацем третьим статьи 12 Гражданского кодекса Российской Федерации способ защиты права путем пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, носит превентивный характер, направлен на исключение угрозы материальному праву истца, предупреждение вредных последствий таких действий…

Ссылка гарантирующего поставщика на недопустимость рассмотрения настоящего спора по правилам главы 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации отклоняется, поскольку заявленные в настоящем деле требования вытекают из статьи 12 Гражданского кодекса Российской Федерации и подлежат рассмотрению в общем исковом
производстве».

Юрист Поликарпов Л.Н.

Как продать неприватизированный земельный участок?

Данный вопрос дошел до рассмотрения Верховного Суда РФ.

Фабула дела:

Щербакова К.И. являлась членом СТ « », в её пользовании находился земельный участок № , расположенный в пределах землепользования указанного товарищества.
28.10.14 Щербакова К.И. получила от Бузмаковой Е.А. 7000 долларов США в счёт стоимости спорного земельного участка, о чём составлена соответствующая расписка.
28.10.14 Щербаковой К.И. подано заявление об исключении её из членов СТ « » с просьбой передать находящийся в её пользовании земельный участок Бузмаковой Е.А., которая, в свою очередь, написала заявление о принятии её в члены СТ « » и о передаче ей в пользование названного земельного участка.

9.11.14 Щербакова К.И. исключена из членов товарищества, Бузмакова ЕВ. в члены товарищества принята, в её пользование передан данный земельный участок, выдана членская книжка.

Бузмакова Е.А. обратилась в суд с иском о взыскании с Щербаковой К.И. неосновательного обогащения в связи с тем, что Щербакова К.И. не являлась собственником земельного участка и не вправе была его отчуждать, а земельный участок не прошёл процедуру межевания, не поставлен на кадастровый учёт и имеет площадь меньше оговорённой, следовательно, договор купли-продажи заключён не был, а переданная ответчику денежная сумма является его неосновательным обогащением.

Щербакова К.И. с иском не согласилась и предъявила встречные исковые требования о признании купли-продажи притворной сделкой, поскольку стороны в действительности заключили сделку по передаче членства в садовом товариществе с передачей Бузмаковой Е.А. во владение земельного участка с находящимися на нём строениями и насаждениями.

Решением Балаклавского районного суда г. Севастополя от 21.12.17 оба иска оставлены без удовлетворения.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Севастопольского городского суда от 29.03.18 решение суда первой инстанции отменено в части отказа Бузмаковой Е.А. в иске, в этой части принято новое решение о взыскании с Щербаковой К.И. в пользу Бузмаковой Е.А. неосновательного обогащения в размере долларов США с пересчётом по курсу Банка России на дату исполнения решения суда. В остальной части решение суда оставлено без изменения.

Отменяя судебные акты по делу, Верховный Суд в Определении от 22.01.2019 № 117-КГ18-51 указал следующее:

«В нарушение приведённых выше норм материального права судом апелляционной инстанции не учтено, что сторонами мог быть заключён не только договор купли-продажи, но и договор, хотя и не предусмотренный Гражданским кодексом Российской Федерации, но и не противоречащий закону.
При толковании условий договора судом апелляционной инстанции в нарушение положений статьи 431 Гражданского кодекса Российской Федерации не учтено последующее поведение сторон, в частности то, что во исполнение договора, как это установлено судом, сторонами совершены согласованные действия, в результате которых Щербакова К.И. исключена из членов товарищества, Бузмакова Е.В. в члены товарищества принята, ей выдана членская книжка и в её пользование передан названный выше земельный участок с находящимся на нём имуществом, в отношении земельного участка проводятся действия по его приватизации.

Судом апелляционной инстанции также не обсуждён вопрос о том, соответствует ли заключение подобного рода договора сложившейся практике в таких правоотношениях. Вследствие невыполнения требований закона о толковании договора суд апелляционной инстанции не выяснил действительной общей воли сторон с учётом цели договора, не принял во внимание все соответствующие обстоятельства, последующее поведение сторон, ограничился формальным выводом о том, что Щербакова К.И. собственником земельного участка не являлась.

Взыскивая с Щербаковой К.И. полученные по договору денежные средства, суд апелляционной инстанции не учёл, что в результате такого решения Щербакова К.И. лишается как имущества — земельного участка со строениями и насаждениями, переданного Бузмаковой Е.А., — так и полученных за это имущество денежных средств, в то время как у Бузмаковой Е.А. во владении осталось названное имущество и в её пользу взысканы денежные средства.
Кроме того, сославшись на положения части 1 статьи 3271 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации о рассмотрении дела в пределах доводов апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции не рассматривал доводы встречного иска Щербаковой К.И. по мотивам того, что решение суда первой инстанции в части отказа в его удовлетворении не обжаловано.
Отказываясь рассматривать встречные требования Щербаковой К.И., суд апелляционной инстанции не учёл неразрывную взаимосвязь этих исков и того, что отказ суда первой инстанции в удовлетворении иска Бузмаковой Е.А. исключал для Щербаковой К.И. необходимость обжаловать решение в части отказа в удовлетворении встречного иска, при этом
встречные требования о признании договора купли-продажи притворной сделкой, прикрывающей соглашение о передаче прав члена садового товарищества с передачей во владение земельного участка с находящимся на нём имуществом, не предполагали применения каких-либо последствий в виде возврата полученного по сделке и являлись по существу возражениями на иск о возврате неосновательного обогащения».

Таким образом, Верховный Суд (несмотря на ст. 209 ГК РФ — право распоряжения имуществом принадлежит его собственнику) допустил возможность оборота неприватизированного земельного участка.

Юрист Поликарпов Л.Н.

Поиск
Архивы