Процессуальное право

Истребование документов у бывшего руководителя

Верховный Суд РФ дал разъяснения по вопросу истребования документов организации-банкрота у бывшего руководителя в рамках обособленного спора по делу № А65-27205/2017.

В Определении от 22.07.2019 № 306-ЭС19-2986 указано следующее:

«Согласно абзацу второму пункта 2 статьи 126 Закона о банкротстве руководитель должника в течение трех дней со дня утверждения конкурсного управляющего обязан обеспечить передачу ему бухгалтерской и иной документации должника, печатей, штампов, материальных и иных ценностей.
Как разъяснено в абзаце втором пункта 24 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве», конкурсный управляющий вправе требовать от руководителя по суду исполнения в натуре обязанности по передаче документации применительно к правилам статьи 308.3 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – Гражданский кодекс).
На заявление арбитражного управляющего об обязании передать документацию распространяются общие требования процессуального законодательства, предъявляемые к форме и содержанию иска. Так, при обращении в суд с соответствующим заявлением конкурсный управляющий должен сформулировать предмет своего требования, конкретизировав перечень и виды запрашиваемых документов (пункт четвертый части 2 статьи 125 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – Арбитражный процессуальный кодекс). При этом степень должной конкретизации требования арбитражного управляющего об обязании передать документы оценивается судом с учетом обстоятельств рассматриваемого дела и необходимости обеспечения реальной возможности осуществления управляющим возложенных на него полномочий. Например, обращенное к бывшему руководителю требование о предоставлении договоров за определенный период не обязательно предполагает указание точных дат составления договоров и их номеров, которые управляющий может не знать.
Вывод суда округа о конкретизации перечня документов, подлежащих передаче, на стадии исполнительного производства ошибочен.

… в отношении исполнения обязанности по передаче конкурсному управляющему имущества должника специальное средство защиты, предусмотренное пунктом 2 статьи 126 Закона о банкротстве, может быть использовано арбитражным управляющим в ситуации, когда бывший руководитель должника уклоняется (отказывается) от участия в приемке-передаче имущества, владение которыми должник не утратил.
Если же имущество должника незаконно получено бывшим руководителем и находится во владении последнего, подлежат применению общие способы защиты – виндикационный иск (статья 301 Гражданского кодекса), иск о признании недействительной сделки, на основании которой имущество перешло от должника к руководителю, и о применении последствий ее недействительности (статья 168 Гражданского кодекса) и т.д. В случае когда из-за противоправных действий руководителя имущество выбыло из собственности возглавляемой им организации и поступило третьим лицам, защита конкурсной массы должна осуществляться путем предъявления иска о возмещении убытков (статья 53.1 Гражданского кодекса) или о привлечении к субсидиарной ответственности (глава III.2 Закона о банкротстве)».

Юрист Поликарпов Л.Н.

Ущерб от падения дерева

Широкий резонанс среди автолюбителей получила позиция Верховного Суда РФ по делу о возмещении ущерба, причиненного автомобилю в результате падения дерева.

В обоснование исковых требований истец ссылался на то, что в результате падения дерева во дворе повреждён принадлежащий ему автомобиль. Стоимость восстановительного ремонта указанного транспортного средства составляет 396 573,51 руб. По мнению истца, причинение ему имущественного ущерба произошло в связи с ненадлежащим исполнением ответчиком обязательств по содержанию дворовых территорий, а именно по своевременному удалению аварийных деревьев.

В соответствии с п. 1 ст. 1 064 Гражданского кодекса РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

По данным делам обязательно необходимо установить причинителя вреда, связь между его действиями/бездействием и причиненным вредом, что не очень просто.

Суд первой инстанции установил, что:

  • придомовая территория указанного жилого дома, в том числе земельный участок, на котором произрастало упавшее дерево, обслуживается ГБУ «Жилищник Рязанского района»;
  • в соответствии с представленным истцом заключением специалиста-дендролога и письменными пояснениями последнего упавшее дерево — лиственница европейская — имело скрытые корневую и комлевую гнили ядровозаболонного расположения, в связи с чем подлежало обязательному удалению из зеленного фонда города,

а потому удовлетворил иск.

Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении иска, суд апелляционной инстанции пришёл к выводу о том, что падение дерева на автомобиль истца произошло вследствие неблагоприятных погодных условий — воздействия сильного ветра, в связи с чем вина ГБУ «Жилищник Рязанского района» отсутствует.

Отменяя определение суда апелляционной инстанции, Верховный Суд РФ в Определении от 21.05.19 № 5-КГ19-75 указал следующее:

«Представленное в материалы дела и исследованное судами электронное предупреждение ГУ МЧС России по г. Москве о неблагоприятных погодных явлениях от 29 мая 2017 г. (12:47) не может служить доказательством повреждения имущества истца в результате обстоятельств непреодолимой силы, поскольку содержащаяся в нём информация является лишь прогнозом неблагоприятных погодных явлений и не подтверждает их наступление.
Согласно протоколу судебного заседания судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 22 мая 2018 г. вопрос о принятии и исследовании справки метеобюро Москвы и Московской области о погоде 29 мая 2017 г. как нового доказательства судом апелляционной инстанции не решался, что в силу абзаца второго части 1 статьи 3271 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации исключает использование судом данного документа в качестве доказательства, на котором могут быть основаны выводы об установленных чрезвычайных и непредотвратимых обстоятельствах.
Кроме того, в нарушение требований статьи 67, пункта 6 части 2 статьи 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции не указал мотивы, по которым он отверг представленное истцом доказательство в обоснование причины падения дерева — заключение специалиста-дендролога Солдатовой Е.В. от 2 июня 2017г., а также доводы о том, что другие деревья, расположенные рядом с упавшей лиственницей, не были повреждены в результате ветра«.

Юрист Поликарпов Л.Н.

Незаконность уведомления об ограничении энергоснабжения

Судебная коллегия Верховного Суда РФ по экономическим спорам рассмотрела и удовлетворила кассационную жалобу на судебные акты об отказе в удовлетворении заявления потребителя о признании действий гарантирующего поставщика по уведомлению о предстоящем ограничении режима потребления электроэнергии незаконным.

Дело интересно тем, что по общему правилу можно признать незаконными действия/бездействие или акты органов власти, к которым гарантирующий поставщик не относится.

Именно этим руководствовались арбитражные суды первой и апелляционной инстанций: «уведомление от 10.10.2017 № 4308 носило информационный характер и являлось подготовительным этапом процедуры введения ограничения. Поскольку КФХ уплатило задолженность и ограничение не введено, суды сочли, что оспариваемое уведомление не повлекло нарушения прав истца. Кроме того, суды указали, что истец мог защищать свои права и законные интересы путем предъявления материально-правового требования, к которым отнесли иск о возмещении убытков, возникших после ограничения подачи (потребления) электроэнергии».

Верховный Суд посчитал иначе и указал в Определении от 15.04.2019 № 306-ЭС18-20653 по делу № А57-25248/2017 следующее:

«Отказывая КФХ в удовлетворении настоящего иска лишь по основанию неверного выбора им способа защиты права, суды не учли, что предусмотренный абзацем третьим статьи 12 Гражданского кодекса Российской Федерации способ защиты права путем пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, носит превентивный характер, направлен на исключение угрозы материальному праву истца, предупреждение вредных последствий таких действий…

Ссылка гарантирующего поставщика на недопустимость рассмотрения настоящего спора по правилам главы 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации отклоняется, поскольку заявленные в настоящем деле требования вытекают из статьи 12 Гражданского кодекса Российской Федерации и подлежат рассмотрению в общем исковом
производстве».

Юрист Поликарпов Л.Н.

Поиск
Архивы