Трудововое право

Ущерб с работника взыскивается по трудовому законодательству

Верховный Суд РФ в очередной указал на это в Определении от 03.06.19 № 9-КГ19-5.

Преамбула спора:

«Согласно акту служебного расследования от 14 июня 2017 г. и дополнению к нему от 15 июня 2017 г., утверждённым генеральным директором ООО «Орматек-Приволжье», на момент увольнения бухгалтера обособленного подразделения в г. Нижний Новгород Рамазановой И.Г. 6 июня 2017 г. недостачи денежных средств не выявлено. В дальнейшем проверкой выявлены финансовые махинации в проведении оплат по розничным договорам, оприходованию денежных средств в кассу Общества, проводимые бухгалтером Рамазановой И.Н. В этом же акте служебного расследования указано, что Рамазанова И.Н. признала факты подлога документов и хищения денежных средств на сумму 1 900 000 руб., написала объяснительные, раскрывающие схемы хищения, а также подписала соглашение с Обществом о возмещении ООО «Орматек-Приволжье» причинённого ущерба с оплатой до 21 июня 2018 г.
14 июня 2017 г. между ООО «Орматек-Приволжье» и Рамазановой И.Н. заключено соглашение, согласно которому Рамазанова И.Н. обязалась в срок не позднее 21 июня 2017 г. вернуть ООО «Орматек-Приволжье» денежные средства в размере 1 900 000 руб., неправомерно изъятые ею из кассы Общества в период исполнения трудовых обязанностей. В соглашении отмечено, что данная сумма и обстоятельства неправомерного изъятия денежных средств Общества подтверждаются результатами внутреннего расследования, проведённого в ООО «Орматек-Приволжье» 14 июня 2017 г.».

«Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования ООО «ОрматекПриволжье» о взыскании с Рамазановой И.Н. денежных средств по соглашению от 14 июня 2017 г., суд первой инстанции со ссылкой на положения Гражданского кодекса Российской Федерации об исполнении обязательств исходил из того, что обязанность возместить сумму выявленной недостачи денежных средств, образовавшейся в результате деятельности Рамазановой И.Н. по их присвоению, предусмотрена заключённым между ней и Обществом 14 июня 2017 г. соглашением о возврате денежных средств.
Поскольку факт заключения соглашения от 14 июня 2017 г. и последующего перечисления денежных средств в ООО «Орматек-Приволжье» в рамках этого соглашения в размере 1380099 руб. Рамазанова И.Н. не оспаривала, суд первой инстанции пришёл к выводу о наличии оснований для взыскания с Рамазановой И.Н. в пользу ООО «Орматек-Приволжье» невыплаченной суммы долга в сумме 519 900, 18 руб.».

Отменяя судебные акты и направляя дело на новое рассмотрение, Верховный Суд РФ указал следующее:

«суждение судебных инстанций в обоснование вывода об удовлетворении исковых требований ООО «Орматек-Приволжье» о взыскании с Рамазановой И.Н. денежных средств по соглашению от 14 июня 2017 г. и суммы неустойки, а также в обоснование вывода об отказе в удовлетворении встречного иска Рамазановой И.Н. о том, что на момент заключения спорного соглашения трудовой договор с Рамазановой И.Н. был расторгнут, в связи с чем отношения между Обществом и Рамазановой И.Н. по указанному соглашению регулируются нормами гражданского законодательства, основаны на неправильном толковании и применении норм материального права

Суд первой инстанции не учёл нормы Федерального закона от 6 декабря 2011 г. № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете», Положения по ведению бухгалтерского учёта и бухгалтерской отчётности в Российской Федерации, утверждённого приказом Министерства финансов Российской Федерации ог 29 июля 1998 г. № 34н, а также Методические указания, предусматривающие основания и порядок проведения инвентаризации имущества и финансовых обязательств, не проверил соблюдение работодателем процедуры и порядка
Проведения инвентаризации денежных средств в Обществе как обстоятельство, имеющее значение для установления наличия реального ущерба у ООО «Орматек-Приволжье» и размера этого ущерба, поскольку факт недостачи может считаться установленным только при условии выполнения в ходе инвентаризации всех необходимых проверочных мероприятий, результаты которых должны быть оформлены документально в установленном законом порядке…

Согласно части второй статьи 247 Трудового кодекса Российской Федерации истребование от работника письменного объяснения для установления причины возникновения ущерба является обязательным. В случае отказа или уклонения работника от предоставления указанного объяснения составляется соответствующий акт.
Работник и (или) его представитель имеют право знакомиться со всеми материалами проверки и обжаловать их в порядке, установленном кодексом (часть третья статьи 247 Трудового кодекса Российской Федерации)…

юридически значимыми обстоятельствами для разрешения исковых требований ООО «ОрматекПриволжье» к Рамазановой И.Н. о взыскании денежных средств являлись такие
обстоятельства, как: наличие факта причинения Рамазановой И.Н. работодателю прямого действительного ущерба; размер причинённого ущерба, установленный с учётом положений статьи 246 Трудового кодекса Российской Федерации; соблюдение правил заключения с ней договора о полной материальной ответственности, а также наличие оснований для привлечения Рамазановой И.Н. к материальной ответственности в полном размере».

Юрист Поликарпов Л.Н.

Оплата отклоняющихся условий труда не включается в состав зарплаты

К такому выводу пришел Конституционный Суд России в Постановлении от 11.04.2019 № 17-П.

Заявителю по делу гражданину С.Ф. Жарову должностной оклад был установлен в размере ниже размера минимальной заработной платы в Иркутской области, расчет оплаты труда осуществлялся исходя из того, что размер заработной платы с учетом оклада и всех выплат, включая оплату отклоняющихся условий труда (работа сверхурочная, в ночное время, в выходные и нерабочие праздничные дни), должен составлять не менее минимального размера оплаты труда (начисление районного коэффициента и процентной надбавки производилось на всю сумму заработной платы).

Полагая, что действия работодателя по начислению заработной платы нарушают его права на получение справедливой заработной платы, заявитель обратился в суд.

Решением суда первой инстанции удовлетворен иск, исходя из того, что необходимо исчислять оплату фактически отработанного времени согласно графику дежурств, после чего к полученной сумме следует прибавить сумму оплаты в повышенном размере сверхурочной работы, работы в ночное время, выходные и нерабочие праздничные дни (в те месяцы, когда она производилась) и начислить районный коэффициент и процентную надбавку к заработной плате.

Апелляционным определением сумма, подлежащая взысканию в пользу С.Ф. Жарова, уменьшена. При этом апелляция исходила из того, что заработная плата работника, включающая все компенсационные и стимулирующие выплаты, предусмотренные системой оплаты труда, а также повышенную оплату труда в условиях, отклоняющихся от нормальных, должна быть не менее минимального размера оплаты труда (либо минимального размера заработной платы в субъекте Российской Федерации), после чего на нее начисляются районный коэффициент и процентная надбавка.

Конституционный Суд РФ посчитал, что:

«оплата труда работника может состоять из заработной платы, установленной для него с учетом условий труда и особенностей трудовой деятельности, и выплат за осуществление работы в условиях, отклоняющихся от нормальных, в том числе при выполнении сверхурочной работы, работы в ночное время, в выходные и нерабочие праздничные дни, – работы, производимой в то время, которое предназначено для отдыха».

и признал: «взаимосвязанные положения статьи 129, частей первой и третьей статьи 133 и частей первой – четвертой и одиннадцатой статьи 1331 Трудового кодекса Российской Федерации не противоречащими Конституции Российской Федерации, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования они не предполагают включения в состав заработной платы (части заработной платы) работника, не превышающей минимального размера оплаты труда, повышенной оплаты сверхурочной работы, работы в ночное время, выходные и нерабочие праздничные дни».

Конституционный Суд РФ формально защитил права работников (в очередной раз принцип «социальное государство» реализован за счет работодателей).

Вместе с тем, в связи с принятым постановлением могут возникнуть новые спорные вопросы в сформированной правоприменительной практике. Например, при взыскании средней зарплаты за время вынужденного прогула работники могут столкнуться с тем, что при её исчислении будут вычитаться выплаты за осуществление работы в условиях, отклоняющихся от нормальных.

Юрист Поликарпов Л.Н.

Работник освобожден от оплаты судебных расходов по трудовому спору

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ дала расширительное толкование норм процессуального, трудового и налогового законодательства.

Преамбула вопроса:

Гражданин обратился в суд с иском к организации об установлении факта трудовых отношений, о возложении обязанности внести записи в трудовую книжку, произвести отчисления в Пенсионный фонд Российской Федерации, взыскании заработной платы, денежной компенсации за задержку заработной платы, компенсации за неиспользованный отпуск, выходного пособия при увольнении, компенсации морального вреда.

Судебными актами по делу отказано в удовлетворении иска.

Организация (ответчик) обратилась по делу с заявлением о взыскании с истца понесённых расходов на проведение экспертизы, связанные с рассмотрением названного
гражданского дела, в размере 120 000 руб.

Удовлетворяя указанное заявление, суды логично исходили из того, что поскольку по иску гражданина об установлении факта трудовых отношений состоялось в пользу ответчика, то не применима статья 393 Трудового кодекса РФ, согласно которой при обращении в суд с иском по требованиям, вытекающим из трудовых отношений работники освобождаются от оплаты пошлин и судебных расходов.

Верховный Суд Определением от 17.12.2018 №3-КГ18-15 отменил судебные акты о взыскании судебных расходов с истца, указав следующее:
«В пункте 4 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» разъяснено, что, по смыслу подпункта 1 пункта 1 статьи ЗЗЗ.36 части второй Налогового кодекса Российской Федерации и статьи 393 Трудового кодекса Российской Федерации, работники при обращении в суд с исками о восстановлении на работе, взыскании заработной платы (денежного содержания) и иными требованиями, вытекающими из трудовых отношений, в том числе по поводу невыполнения либо ненадлежащего выполнения условий трудового договора, носящих гражданско-правовой характер, освобождаются от уплаты судебных расходов.
Исходя из приведённых нормативных положений и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по их применению законодатель, предопределяя обязанность государства обеспечивать надлежащую защиту прав и законных интересов работника как экономически более слабой стороны в трудовом правоотношении, учитывая не только экономическую (материальную), но и организационную зависимость работника от работодателя, в распоряжении которого находится основной массив доказательств по делу, предоставил дополнительную гарантию гражданам при обращении их в суд с иском о защите нарушенных или оспариваемых трудовых прав, освободив их от уплаты судебных расходов.
Таким образом, на истца, обратившегося в суд с требованием, вытекающим из трудовых отношений, в том числе с требованием об установлении факта трудовых отношений, не может быть возложена обязанность по оплате судебных расходов работодателя, в пользу которого состоялось решение суда, включая расходы на проведение экспертизы«.

Поскольку приведенные нормы оперируют понятием «работник» (согласно ст. 20 ТК РФ — физическое лицо, вступившее в трудовые отношения с работодателем), то Верховный Суд РФ не буквально толковал нормы закона, а проявил патерналистский подход к истцам-гражданам по трудовым спорам.

Данный подход традиционный для нашей судебной системы, но в настоящее время является неоднозначным (спорным) в свете надлежащей защиты прав работодателей/ответчиков от злоупотреблений третьих лиц на подачу необоснованных исков.

Юрист Поликарпов Л.Н.

Поиск
Архивы