Жилье

Что с обращением взыскания на единственное жилье?

В соответствии с ч. 1 ст. 446 Гражданского процессуального кодекса РФ взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на следующее имущество, принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание.

Вместе с тем, в Постановлении от 14.05.2012 № 11-П «По делу о проверке конституционности положения абзаца второго части первой статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Ф.Х. Гумеровой и Ю.А. Шикунова» Конституционный Суд РФ указал, что этот иммунитет должен распространяться на жилое помещение, которое по своим объективным характеристикам (параметрам) является разумно достаточным для удовлетворения конституционно значимой потребности в жилище как необходимом средстве жизнеобеспечения, а также предписал урегулировать пределы действия исполнительского иммунитета.

В январе 2017 г. появилась информация о разработке Правительством такого законопроекта, а в мае — о его доработке. Однако в Госдуму данный проект так и не был внесен.

В отсутствие законодательных изменений суды, как правило, следуют устоявшейся практики об исключении единственного жилья из перечня имущества, подлежащего взысканию.

В частности, на это обращала внимание Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда РФ в Определении от 26.01.2018 №24-КП7-20.

22 ноября 2018 г. Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ отменила судебные акты об исключении единственного жилья из перечня имущества, подлежащего взысканию в рамках банкротства гражданина.

Произошла революция?

Нет.

В Определении от 29.11.2018 указывается:

«применение статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в части, касающейся обращения взыскания на жилое помещение, должно быть одинаковым как в исполнительном производстве, так и в процедуре банкротства.

В рассматриваемом обособленном споре единственный кредитор должника на протяжении всего периода банкротства Фрущака А.В. обращал внимание судов на то, что спорная квартира ранее уже проверялась судами общей юрисдикции на соответствие признакам единственного пригодного для постоянного проживания Фрущака А.В. помещения при её реализации судебным приставом-исполнителем в рамках исполнительного производства, которое осталось не завершённым по причине подачи должником в арбитражный суд заявления о признании себя банкротом…

Президиум Московского областного суда в постановлении от 12.10.2016 пришел к выводу о том, что действия должника в период обращения взыскания на спорную квартиру направлены на создание видимости наличия обстоятельств, препятствующих обращению взыскания на спорную квартиру, и сокрытие имущества от обращения на него взыскания, что свидетельствует о недобросовестном поведении должника, который злоупотребил правом, пытаясь уйти от уплаты долга».

Таким образом, Верховный Суд РФ обратил внимание, что пятикомнатная трехэтажная квартира общей площадью 198 кв. м, при наличии признаков злоупотребления правом в действиях должника-банкрота, не является имуществом, на которое не может быть обращено взыскание с целью погашения задолженности перед кредитором.

Юрист Поликарпов Л.Н.

Частная собственность или государственная?

В соответствии с ч. 2 ст. 8 Конституции в Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности.

Вместе с тем, в законодательстве и правоприменительной практике можно наблюдать перекос в сторону приоритетной защиты государственной/муниципальной собственности.

Отрадно, что по некоторым делам высшие судебные органы задаются фактически вопросом: государство для человека или человек для государства?

Вопрос о равенстве перед законом можно рассмотреть на примере правовой защиты выморочного имущества (отходящего государству).

Согласно п. 1 ст. 1152 ГК РФ для приобретения наследства наследник должен его принять. Для приобретения выморочного имущества (статья 1151) принятие наследства не требуется.

В указанной норме государство поставлено в более выгодное положение, что позволяет органам власти по прошествии лет признавать право собственности публичных образований на выморочное имущество в приоритете перед частной собственностью.

На этом фоне стоит отметить некоторые положительные сдвиги в судебное практики, которые оформились в Постановлении Конституционного Суда РФ от 22.06.2017.

Конституционный Суд РФ, рассматривая конституционность п. 1 статьи 302 ГК РФ (о возможности истребования выморочного имущества у добросовестного приобретателя), отметил, что:

«Переход выморочного имущества в собственность публично-правового образования независимо от государственной регистрации права собственности и совершения публично-правовым образованием каких-либо действий, направленных на принятие наследства (пункт 1 статьи 1151 ГК Российской Федерации в истолковании постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 года № 9 «О судебной практике по делам о наследовании»), не отменяет требования о государственной регистрации права собственности. Собственник имущества, по общему правилу, несет бремя содержания принадлежащего ему имущества (статья 210 ГК Российской Федерации), что предполагает и регистрацию им своего права, законодательное закрепление необходимости которой, как указывал Конституционный Суд Российской Федерации, является признанием со стороны государства публично-правового интереса в установлении принадлежности недвижимого имущества конкретному лицу (постановления от 26 мая 2011 года № 10-П, от 24 марта 2015 года № 5-П и др.). Бездействие же публично-правового образования как участника гражданского оборота, не оформившего в разумный срок право собственности, в определенной степени создает предпосылки к его утрате, в том числе посредством выбытия соответствующего имущества из владения данного публичного собственника в результате противоправных действий третьих лиц…

Интерес же публично-правового образования, которое истребует выморочное жилое помещение с целью включения его в соответствующий (государственный или муниципальный) жилищный фонд социального использования (пункт 2 статьи 1151 ГК Российской Федерации) для последующего предоставления по предусмотренным законом основаниям, например по договору социального найма в порядке очереди, лицу, которое на момент истребования жилого помещения не персонифицировано, существенно отличается от интереса конкретного собственника-гражданина, который истребует выбывшее из его владения жилое помещение: в делах, где отсутствует конкретное лицо, для реализации потребности в жилище которого истребуется жилое помещение, именно этот – публичный – интерес противопоставляется частным имущественным и неимущественным интересам конкретного добросовестного приобретателя жилого помещения».

Аналогичная положительная практика появилась у Верховного Суда РФ.

В частности, в Определении  от 18.07.2017 по делу № 5-КГ17-76 Верховный Суд, оценивая признание частной собственности в силу приобретательной давности, указал:

«При таких обстоятельствах, а также в связи с длительным бездействием публично-правового образования, как участника гражданского оборота, не оформившего в разумный срок право собственности на названное имущество, для физического лица не должна исключаться возможность приобретения такого имущества по основанию, предусмотренному статьей 234 Гражданского кодекса Российской Федерации».

Вроде бы не поспоришь с разумностью таких выводов, но ранее судебная практика игнорировала здравый смысл.

Как говорится: «Лучше поздно, чем никогда».

Хотелось бы надеяться, что практика по сохранению баланса частных и публичных интересов будет последовательной и коснется других аспектов гражданского оборота.

Поликарпов Л.Н.

Право на жильё: и снова о защите участников долевого строительства!

На сайте Верховного суда РФ (http://www.vsrf.ru) опубликован «Обзор судебной практики разрешения дел по спорам, возникающим в связи с участием граждан в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости«, утвержденный Президиумом ВС РФ 19.07.2017.

В указанном обзоре проанализирована судебная практика после предыдущего аналогичного обзора от 04.12.2013.

Обзор состоит из двух разделов:

  • Заключение, исполнение и расторжение договора участия в долевом строительстве;
  • Ответственность за нарушение законодательства об участие в долевом строительстве.

В целом, второй раздел посвящен административной ответственности застройщика, к которой его привлекают государственные органы.

Простого обывателя заинтересуют положения первого раздела, которые включают в себя, в том числе, ответственность застройщика перед дольщиком за нарушение условий договора.

Некоторые правовые позиции озвучены ранее на данном сайте. Например, в статье «Неустойка по договору долевого участия: хотели как лучше, а получилось как?»

В п. 1 Обзора Верховный Суд продолжил ориентировать нижестоящие суда на необходимость установления фактических правоотношений, возникших между сторонами: «независимо от наименования договора следовало установить его действительное содержание, исходя как из буквального значения содержащихся в нем слов и выражений, так и из условий договора в целом, с учетом цели договора» (ранее, Верховный суд РФ сформировал позицию в отношении исполняемых предварительных договоров).

Верховные Суд РФ особо отметил на применимость к правоотношениям участия граждан в долевом строительстве норм Закона «О защите прав потребителей», в частности:

  • об обязанности застройщика предоставить участнику долевого строительства полную и достоверную информацию о потребительских свойствах и характеристиках конкретного объекта долевого строительства и описание местоположения строящегося объекта недвижимости с учетом окружающей обстановки, а также сведения о составе и месте расположения общего имущества в многоквартирном доме (например, электрического, санитарно-технического, иного оборудования);
  • о компенсации морального вреда и взыскания штрафа.

Отдельно обращено внимание на порядок изменения и расторжения договора долевого строительства по инициативе застройщика.

Следует поприветствовать желание высшего судебного органа систематизировать судебную практику в столь значимой социальной сфере.

Юрист Поликарпов Л.Н.

Поиск
Архивы