Мнимость или субординация?

На указанный вопрос должна была найти ответ Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного суда в рамках процедуры банкротства по делу  № А25-2825/2017.

Передавая кассационные жалобы для рассмотрения по существу, зам. председателя Верховного Суда РФ обратил внимание, что «податель жалобы указывает, что им представлены достаточные доказательства реальности исполнения обязательств по кредитному договору.
Выводы судов о формальной аффилированности иностранной компании и должника не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Стороны, заключая рассматриваемую сделку, не имели цели причинить вред кредиторам должника. Выводы судов о ничтожности договора поручительства являются необоснованными и опровергаются материалами дела…

Приведенные заявителем доводы заслуживают внимания и требуют проверки в судебном заседании, в связи с чем кассационную жалобу с делом следует передать на рассмотрение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации».

К сожалению, оставляя судебные акты нижестоящих судов без изменения, Верховный Суд по существу не дал полного ответа по какой причине требования «аффилированного» лица не подлежат включению в Реестр требования кредиторов.

В Определении  № 308-ЭС19-9133(15) и Определении № 308-ЭС19-9133(12) от 14.08.20 по делу  № А25-2825/2017 указал следующее:

«При рассмотрении настоящего обособленного спора суды первой и апелляционной инстанций установили, что конечный бенефициар займодавца (компании Спаркель Сити Инвест ЛТД) и конечный бенефициар заемщика (общества «Архэнергосбыт») были связаны формальными признаками родства (зарегистрированный брак детей) и на дату заключения договоров займа были формально аффилированы…

Суды при этом исходили из установленных обстоятельств того, что в период подписания договоров займа заемщик (должник) обладал признаками неплатежеспособности, приведенными в абзаце тридцать четвертом статьи 2 Закона о банкротстве, а также в производстве арбитражного суда находилось дело № А25-1089/2017 о банкротстве должника; отсутствовала разумная экономическая целесообразность подписания договоров займа и заключения договоров цессии.
Суды также указали на то, что заявителем не раскрыты обстоятельства, предшествующие заключению спорных сделок и разумные экономические мотивы, побудившие заключить сделки займа и цессии при наличии сведений о неудовлетворительном финансовом состоянии должника; не раскрыт источник, за счет которого производилась выдача займов, документально не опровергнут транзитный характер сделок; заявитель не обосновал необходимость предоставления должнику нового финансирования при наличии у него задолженности по ранее выданным займам и информации о дополнительном принятии должником на себя обязательств по обеспечению возврата займов иными лицами, входящими в одну группу компаний».

При этом, Верховный Суд РФ не определился до конца, что сделка является мнимой (т.е. фактически сумма займа не перечислялась должнику) и не ответил на вопрос о добросовестности цессинария, которому право требования передано по цессии.

Юрист Поликарпов Л.Н.

5 1 vote
Article Rating
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments
Поиск
Свежие комментарии
Архивы
0
Would love your thoughts, please comment.x
()
x