Оспорить сделку при ликвидации второй стороны можно в банкротстве

Интересный вывод сделала Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ в обособленном споре по делу № А57-17295/2014.

В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) конкурсный управляющий должника обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными договоров подряда, заключенных с подрядчиком.

Суды первой и апелляционной инстанций признали указанные требования обоснованными.

Отменяя судебные акты и прекращая производство по заявлению, суд округа, руководствуясь статьей 63 Гражданского кодекса Российской Федерации и пунктом 5 части 1 статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, указал на ликвидацию участника оспариваемых сделок – общества «Созидатель» на момент рассмотрения спора
в суде первой инстанции и невозможность рассмотрения спора без участия одной из ее сторон. Суд также сослался на правовую позицию, изложенную в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.10.2005 № 7278/05 (далее – постановление № 7278/05).

Определением от 21.01.2019 № 306-ЭС16-9687 (3) Верховный Суд РФ отменил постановление кассации и указал следующее:

«В рассматриваемом случае общество «Созидатель» до своей ликвидации (08.12.2014) уступило права по договорам подряда в пользу Крючкова И.В., который через третейский суд взыскал задолженность с заказчика, включился с требованием в реестр, впоследствии заменен на Муртазалиева С.М.М.

При разрешении вопроса о включении требования цессионария в реестр ликвидация первоначального цедента не препятствовала рассмотрению заявления по существу, такой факт сам по себе не может породить сомнения в обоснованности требования. Данное обстоятельство также не должно препятствовать лицам (в частности, кредиторам), которым такое требование противопоставляется, в реализации права на защиту от необоснованных притязаний. Иной подход нарушает баланс юридических возможностей заинтересованных лиц и применительно к процедурам банкротства повышает вероятность включения требования правопреемника через устранение одного из механизмов проверки его реального характера, что недопустимо.
Цессионарий, претендующий по получение исполнения по договору, правоспособность не утратил. В такой ситуации именно он является надлежащим ответчиком по спору о признании недействительной сделки, на которой основано его требование.
Таким образом, объективных препятствий для рассмотрения обособленного спора по существу не имелось».

Очередной раз Верховный Суд РФ в угоду «приоритетной задачи института банкротства — справедливого и пропорционального погашения требований кредиторов» отошел от буквального толкования норм материального права.

Права должника при переуступке права требования защищаются ст. 386 ГК РФ:

«Должник вправе выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора, если основания для таких возражений возникли к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору. Должник в разумный срок после получения указанного уведомления обязан сообщить новому кредитору о возникновении известных ему оснований для возражений и предоставить ему возможность ознакомления с ними. В противном случае должник не вправе ссылаться на такие основания«.

Цессинарий не всегда располагает необходимой информацией/документами, чтобы противостоять требованиям должника в банкротстве об оспаривании долга.

Следовательно, права цессинария (индивида) зачастую приносятся в жертву коллективным правам кредиторов банкрота.

Юрист Поликарпов Л.Н.

1
Отправить ответ

avatar
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
YurPortal.Info Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
YurPortal.Info
Гость

Новое постановление, по словам судей, построено на принципе добросовестности сторон. Как пояснял завкафедрой гражданского права МГУ профессор Евгений Суханов он принимал участие в редакционной комиссии, этот принцип давно применяется в европейской практике. В частности, он подразумевает, что при заключении сделки в гражданском праве одна сторона должна учитывать не только свои интересы, но и интересы контрагента.

Поиск
Архивы