Верховный Суд дал разъяснения, связанные с короновирусом

Верховный Суд России утвердил Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) №1.

Случилось то, что снилось юристам в кошмарных снах: Верховный Суд сказал, что «нерабочие дни в период с 30 марта по 30 апреля 2020 г. включаются в процессуальные сроки и не являются основанием для переноса дня окончания процессуальных сроков на следующий за ними рабочий день».

Юрист Поликарпов Л.Н.

Необоснованный отказ в выплате страхового возмещения

Интересный вывод сделала Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ по спору между страхователем и страховой компанией.

Отменяя судебные акты нижестоящих судов, Верховный Суд РФ в Определении от 17.03.20 № 18-КГ20-9 указал следующее:

«Согласно пункту 20 статьи 12 Федерального закона от 25 апреля 2002 г. № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (в ред. Федерального закона от 28 марта 2017 г. № 49-ФЗ) страховщик отказывает потерпевшему в страховом возмещении или его части, если ремонт поврежденного имущества или утилизация его остатков, осуществленные до осмотра страховщиком и (или) проведения независимой технической экспертизы, независимой экспертизы (оценки) поврежденного имущества в соответствии с требованиями настоящей статьи, не позволяют достоверно установить наличие страхового случая и размер убытков, подлежащих возмещению по договору обязательного страхования.
Пунктом 17 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2017 г. № 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» разъяснено, что страховая организация вправе отказать в страховой выплате, если ремонт поврежденного имущества или утилизация его остатков, осуществленные до осмотра страховщиком и/или проведения независимой технической экспертизы, независимой экспертизы (оценки) поврежденного имущества, не позволяют достоверно установить наличие страхового случая и убытков, подлежащих возмещению по договору обязательного страхования (статьи 15 и 393 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункт 20 статьи 12 Закона об ОСАГО).
Право страховой компании отказать в выплате страхового возмещения только на том основании, что транспортное средство предоставлено на осмотр в отремонтированном виде, действующим законодательством не предусмотрено».

Юрист Поликарпов Л.Н.

Конституционный Суд против штрафов МАДИ

Конституционный Суд РФ рассмотрел жалобу на ст. 4.1 КоАП РФ.

Удовлетворяя жалобу, Конституционный Суд в Постановлении от 08.04.20 № 15-П указал следующее:

«Согласно статье 8.25 «Размещение транспортных средств на территории, занятой зелеными насаждениями» Закона города Москвы от 21 ноября 2007 года № 45 «Кодекс города Москвы об административных правонарушениях» размещение транспортных средств на газоне или иной территории, занятой зелеными насаждениями, влечет наложение административного штрафа на граждан в размере пяти тысяч рублей; на  должностных лиц – тридцати тысяч рублей; на юридических лиц – трехсот тысяч рублей.
Постановлением заместителя начальника Управления рассмотрения дел и обращений Московской административной дорожной инспекции от 30 октября 2017 года, оставленным без изменения решением заместителя начальника Московской административной дорожной инспекции от 24 ноября 2017 года, АО «РСК» признано виновным в совершении административного
правонарушения, предусмотренного указанной нормой, и ему как юридическому лицу назначено административное наказание в виде административного штрафа в размере трехсот тысяч рублей.
Решением судьи Кунцевского районного суда города Москвы от 14 февраля 2018 года, решением судьи Московского городского суда от 22 мая 2018 года, постановлением заместителя председателя Московского городского суда от 17 декабря 2018 года и постановлением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 8 мая 2019 года указанные акты по делу об административном правонарушении оставлены без изменения.
При рассмотрении дела суды пришли к выводу, что назначенное АО «РСК» административное наказание является справедливым и соразмерным.
При этом, отклоняя довод заявителя о наличии оснований для снижения в соответствии с частями 32 и 33 статьи 4.1 КоАП Российской Федерации размера назначенного ему административного штрафа, заместитель председателя Московского городского суда в названном постановлении указал, что такая возможность предусмотрена за совершение административных правонарушений, ответственность за которые установлена разделом II «Особенная часть» данного Кодекса.

Указанное толкование исключает применение оспариваемых заявителем положений при назначении юридическим лицам наказания в виде административного штрафа в соответствии с законами субъектов Российской Федерации об административной ответственности, расходится со смыслом положений статей 1.4 и 3.1 КоАП Российской Федерации и влечет на практике неимеющую объективного и разумного оправдания дифференциацию прав и обязанностей лиц, относящихся к одной и той же категории субъектов административной ответственности за административные правонарушения…

Таким образом, части 32 и 33 статьи 4.1 КоАП Российской Федерации не соответствуют Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (части 1 и 2), 35 (часть 1), 55 (часть 3) и 72 (пункт «к» части 1), в той мере, в какой они в системе действующего правового регулирования исключают возможность назначения юридическому лицу административного штрафа в размере менее минимального размера административного штрафа, установленного законом субъекта Российской Федерации за совершение конкретного административного правонарушения».

Юрист Поликарпов Л.Н.

Ответственность туроператора: прецедент или нет?

На официальном сайте Верховного Суда РФ размещена публикация по названием «Верховный суд разъяснил, кто должен отвечать за сгоревшую путевку. Фемида рассмотрела иск женщины, турагент которой обанкротился (http://www.vsrf.ru/press_center/mass_media/28829/, которая особо актуальна, поскольку «как под копирку повторяет сегодняшние беды многих российских туристов: полет в теплые края не состоялся, а требовать возврата денег вроде бы и не с кого…».

По сопоставлению обстоятельств речь в указанной публикации идет про дело №78-КГ19-57, по которому:

Гражданин обратился в суд с иском к турагенту и туроператору о взыскании денежных средств, указав в обоснование требований, что 28 мая 2015 г. между ним и турагентом заключён договор оказания услуг по бронированию, оплате, получению и передаче истцу выездных документов для осуществления туристической поездки в Болгарию в период с 6 по 20 июля 2015 г., а она обязалась оплатить заказанный тур в сумме 53 800 руб.
Свои обязательства по договору истец исполнил в полном объёме.
В связи с госпитализацией 24 июня 2015 г. гражданин уведомил турагента о невозможности совершения поездки в забронированные даты и просил перенести даты поездки с доплатой в размере 20 000 руб. Поскольку турагент не согласился на изменение даты поездки, истец направил ему претензию с требованием о возврате денежных средств, которая также была оставлена без удовлетворения.
Определением Выборгского районного суда г. Санкт-Петербурга от 29 октября 2018 г. производство по делу по иску к турагенту прекращено в связи с ликвидацией данного юридического лица.
Решением Выборгского районного суда г. Санкт-Петербурга от 29 октября 2018 г. в удовлетворении иска к туроператору отказано.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 25 февраля 2019 г. решение суда первой инстанции отменено, принято новое решение, которым с туроператора в пользу истца взысканы сумма, уплаченная по договору о реализации туристского продукта, в размере 51 000 руб., компенсация морального вреда в размере 5 000 руб., штраф в размере 28 000 руб., а также судебные расходы в размере 9 000 руб.

Верховный Суд оставил без изменения Апелляционное определение, а жалобу туроператора — без удовлетворения.

Какие же выводы сделал Верховный Суд? Наверное, этот прецедент бесценен в настоящее время в связи с актуальностью темы?

В Определении от 14.01.20 указывается следующее:

«Туроператор и турагент отвечают перед туристом самостоятельно, при этом по общему правилу за неоказание или за ненадлежащее оказание туристу услуг, входящих в туристский продукт, ответственность несёт туроператор.

В силу пункта 2 статьи 782 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также статьи 32 Закона о защите прав потребителей турист как потребитель вправе отказаться от исполнения договора о реализации туристского продукта в любое время при условии оплаты исполнителю (туроператору) фактически понесённых им расходов, связанных с исполнением обязательств по данному договору.
Частями пятой и шестой статьи 10 Закона № 132-ФЗ специально предусмотрено право каждой из сторон потребовать расторжения договора о реализации туристского продукта в связи с существенным изменением обстоятельств, из которых исходили стороны при заключении договора, к которым относится в том числе невозможность совершения туристом поездки по независящим от него обстоятельствам (болезнь туриста, отказ в выдаче визы и другие обстоятельства).
Названная гарантия предоставлена туристу императивными нормами законодательства и предполагает встречные обязательства на стороне туроператора и турагента обеспечить туристу право на односторонний отказ от туристского продукта в любое время при условии компенсации туроператору (турагенту) фактически понесённых ими расходов, которые они должны доказать«.

Но далее Верховный Суд, приводя установленные судами фактические обстоятельства, делает следующий вывод:

«При таких обстоятельствах ответственность за неисполнение требований туриста об изменении или расторжении договора о реализации туристского продукта не могла быть возложена на туроператора.

Доводы ООО «БГ Оператор» о том, что полученные им от реализации истцу туристского продукта денежные средства были перечислены ООО «БГ Азия и Африка», которое в действительности является туроператором данного туристского продукта, а также об ошибочном указании судом апелляционной инстанции на ответчика как на туроператора, сами по себе не могут служить основанием для отмены правильного по существу судебного постановления.
Данные доводы фактически сводятся к установлению новых обстоятельств дела и оценке доказательств».

Занавес.

Сомнительно приводить в качестве прецедента судебный акт Верховного Суда, содержащий противоречия между мотивировочной и резолютивной частями.

Юрист Поликарпов Л.Н.

Поиск
Архивы