Свобода слова или неприкосновенность частной жизни

Врач обратилась в суд с иском к ООО о возложении обязанности прекратить обработку ее персональных данных и удалить из сети «Интернет» с сайта свой профиль, содержащий в том числе ее персональные данные: врач Областного консультативно-диагностического центра (ВОКДЦ), а также просила взыскать компенсацию морального вреда в размере 150 000 руб. за отказ в добровольном удовлетворении ее требований.

Суды первой и апелляционной инстанций отказали в удовлетворении иска.

Верховный Суд РФ отменил судебные акты и направил дело на новое рассмотрение, указав в Определении от 12.11.19 № 14-КГ19-15 следующее:

«Право на частную жизнь, предусмотренное статьей 8 Конвенции, не имея исчерпывающего определения, охватывает физическую и психологическую неприкосновенность личности, в том числе право жить уединенно, не привлекая к себе нежелательного внимания (постановление Европейского Суда по делу «Смирновы против Российской Федерации», жалобы №46133/99 и 48183/99, § 95). При этом из нее не может быть полностью исключена деятельность профессионального или делового характера (постановление Европейского Суда по делу «Нимитц против Германии» от 16 декабря 1992 г., §29)…

право на защиту частной жизни, включающее защиту персональных данных, и право на свободу поиска, передачи и распространения информации, включая свободу средств массовой информации, могут являться конкурирующими правами

Установленные данным законом обязанности государства по проверке качества медицинской помощи и доступности информации в сфере здравоохранения, в том числе обязанность медицинских учреждений публиковать данные о врачах, их образовании и уровне квалификации, сами по себе не исключают потребность общества в обсуждении этих вопросов в средствах массовой информации, включая сбор отзывов пациентов о качестве оказанной им медицинской помощи и опубликование этих сведений.
Между тем объем информации о конкретных врачах, включая их персональные данные, а также способ получения и распространения этой информации должны быть соотнесены с правом каждого врача на защиту частной жизни, чему не было дано оценки судом апелляционной инстанции по настоящему делу.
Так, по утверждению истицы, ответчик, предоставив возможность неограниченному кругу пользователей сети «Интернет» анонимно оставлять комментарии о ней, привлек к ней излишнее внимание, спровоцировал сбор негативной информации о ней, которая распространялась ответчиком в необработанном виде и без какой-либо предварительной проверки. По ее мнению, данное интернет-издание является по существу справочником, каталогом врачей, из которого она вправе требовать удаления персональных данных на основании части 2 статьи 8 Закона о персональных данных.

По утверждению ответчика, отзывы пользователей предварительно просматривались, редактировались и размещались при условии подтверждения факта оказания медицинской помощи талоном на прием к врачу или медицинскими документами. Также, по утверждению ООО «МедРейтинг», по обращению Гладышевой Т.В. проводилась дополнительная проверка, а ее требование удалить информацию обусловлено желанием скрыть свои ошибки и недостатки в профессиональной деятельности…

… при разрешении спора о соблюдении баланса интересов между защитой частной жизни и свободой слова суду следовало установить, имелись ли у истицы эффективные средства для удаления на созданном ответчиком ее профиле комментариев ее деятельности как врача, принимая во внимание, что частично комментарии являлись анонимными, в связи с чем представляется затруднительным определить объективность высказанного мнения, а на те комментарии, которые подписаны реальными лицами и в которых содержится критика профессиональной деятельности Гладышевой Т.В., она не может надлежащим образом отреагировать, будучи ограничена врачебной тайной».

Юрист Поликарпов Л.Н.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Поиск
Архивы