Иммунитет жилья банкрота

Верховный Суд в Определении от 19.02.24 №305-ЭС23-19331 по делу №А40-134229/2022 указал следующее:

«При выборе из нескольких принадлежащих должнику на праве собственности жилых помещений постановление Пленума №48 ориентирует суды на установление соотношения интересов кредиторов с защитой конституционного права на жилище самого гражданина-должника и членов его семьи, обеспечения им нормальных условий существования и гарантий социально-экономических прав.
Названное соотношение может считаться установленным правильно, если не приводит к нарушению жилищных прав должника.

Для определения пределов соблюдения жилищных прав при придании исполнительского иммунитета одному из имеющихся у гражданина-должника жилых помещений следует руководствоваться содержащимся в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 26.04.2021 №15-П критерием недопустимости вынуждения гражданина к изменению места жительства (поселения).
В силу статьи 20 Гражданского кодекса Российской Федерации местом жительства признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает.
Должник указывал, что длительное время зарегистрирован и постоянно проживает в комнате вместе с супругой, которая не имеет в собственности другого жилого помещения. Проживание в комнате позволяет ему быть трудоустроенным в Москве и обеспечивать себя и членов семьи необходимым минимумом благ.
Поименованные обстоятельства никем не опровергнуты, не попадающих под применение обозначенных позиций обстоятельств судами не установлено.
Ходатайство должника, в котором он просил об исключении из конкурсной массы жилого дома для проживания нетрудоспособной матери, при доведении должником до судов сведений о местах фактического проживания и трудоустройства не могло учитываться ими в качестве волеизъявления должника на оставление за собой жилого дома».

Позиция высшей судебной инстанции логичная. Поскольку сразу возникает вопрос почему Арбитражный суд г.Москвы рассматривал дело, если место жительство должника в Мордовии?

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Поручительство после приказа

Конституционный Суд России в Постановлении от 26.02.24 №8-П признал положение п.6 ст.367 ГК РФ не противоречащим Конституции Российской Федерации, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования оно предполагает, что если в договоре поручительства срок, на который оно дано, не установлен, то непредъявление к поручителю иска в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства, не превышающего пятисот тысяч рублей, в случаях, когда соответствующее требование в течение этого годичного срока было предъявлено в порядке приказного производства, но выданный судебный приказ по истечении этого годичного срока был отменен при поступлении возражений поручителя, не может рассматриваться в качестве основания прекращения поручительства.

В частности, Конституционный Суд указал следующее:

«Статья 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации, гарантируя каждому право на судебную защиту его прав и свобод, непосредственно не устанавливает какой-либо порядок реализации данного права и не предполагает возможности для гражданина по собственному усмотрению выбирать способ и процедуру судебного оспаривания. В соответствии с ее статьей 71 (пункт «о») они определяются федеральными законами, к числу которых относится и Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации, предоставляющий суду право возвратить исковое заявление, в частности, в случае, если заявленные требования подлежат рассмотрению в порядке приказного производства (пункт 11 части первой статьи 135), касаясь которого Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 20 ноября 2023 года №53-П (см., Алименты по судебному приказу) указал следующее.
Приказное производство – одна из форм реализации конституционного права на судебную защиту; его процедура регламентирована главой 11 ГПК Российской Федерации и представляет собой упрощенный порядок рассмотрения мировым судьей определенных категорий требований, носящих бесспорный характер.

…Соответственно, до отмены в 2021 году судебного приказа, выданного в 2019 году, от общества не требовалось обращения к иным средствам судебной защиты в целях подтверждения своих прав взыскателя. После же отмены судебного приказа в связи с поступлением возражений поручителя общество не получило того уровня защиты, который ранее был установлен судебным приказом, поскольку оно было ограничено пресекательным сроком, обозначенным в пункте 6 статьи 367 ГК Российской Федерации, что не позволило ему защитить свои права в полном объеме.
Такой подход фактически поощряет недобросовестного поручителя в его стремлении уклониться от исполнения обязанности по заключенному договору в расчете на последующую отмену судебного приказа за пределами годичного срока, что сделает невозможным возмещение имущественных потерь кредитора, несмотря на добросовестное отстаивание им в суде своих прав в рамках обязательной для этого в соответствии с законом процедуры приказного производства. Это, в свою очередь, может приводить к несоразмерному и не подкрепленному никакой конституционно оправданной целью ограничению прав кредиторов в их отношениях с поручителями, а значит, нарушать баланс конституционно защищаемых интересов».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Вычет не предпринимателя

Конституционный Суд России в Постановлении от 14.02.24 №6-П признал п.1 ст.221 и п.п.1 п.1 ст.227 Налогового кодекса РФ не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 8 (часть 1), 18, 19 (части 1 и 2), 34 (часть 1), 55 (часть 3) и 57, в той мере, в какой они в системе действующего правового регулирования в силу своей неопределенности, порождающей в их взаимосвязи возможность различного истолкования, не обеспечивают однозначного решения вопроса о праве на получение профессиональных налоговых вычетов физическим лицом, не зарегистрированным в качестве индивидуального предпринимателя, чья деятельность признана налоговым органом предпринимательской.

В частности, Конституционный Суд указал следующее:

«Сложности в истолковании и применении оспариваемого в настоящем деле регулирования возникают на практике в случаях, когда деятельность физического лица, не зарегистрированного в качестве индивидуального предпринимателя, в ходе контрольных мероприятий квалифицируется налоговым органом в качестве предпринимательской. Как отметил Конституционный Суд Российской Федерации, отсутствие государственной регистрации само по себе не означает, что деятельность гражданина не может быть квалифицирована в качестве предпринимательской, если по своей сути она является таковой (Постановление от 27 декабря 2012 года №34-П). В таком случае налогоплательщики, приобретая обязанности индивидуального предпринимателя и теряя статус лица, не ведущего предпринимательской деятельности, не приобретают статуса индивидуального предпринимателя, который возникает только с момента регистрации в установленном порядке. В связи с этим они, лишаясь, в частности, возможности прибегнуть к имущественному налоговому вычету или к освобождению от уплаты налога, предусмотренному для лиц, не являющихся индивидуальными предпринимателями (пункт 171 статьи 217 и пункт 2 статьи 220 Налогового кодекса Российской Федерации), претендуют на приобретение профессионального налогового вычета».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Поиск
Свежие комментарии
Архивы