Убытки от перечисления банком

Верховный Суд РФ в Определении от 12.04.22 №74-КГ21-7-К9 указал следующее:

«…исполнение поручения плательщика путём безналичного перечисления денежных средств на счёт получателя, открытый в другом банке, осуществляется путём принятия и проверки банком плательщика поручения его клиента и передачи этого поручения банку получателя для зачисления денежных средств на счёт указанного плательщиком получателя.
Ненадлежащее исполнение поручения плательщика, в том числе путём зачисления денежных средств банком получателя на счёт другого лица, влечёт солидарную ответственность банка получателя.

…банк, принявший к исполнению платёжное поручение о переводе денежных средств юридическому лицу с определённым ИНН, обязан совершить операцию по переводу денежных средств по распоряжению плательщика именно этому юридическому лицу, либо указать плательщику на несоответствие платёжного поручения установленным установленным требованиям.
Соответственно, надлежащим образом исполнить поручение плательщика обязан и банк получателя денежных средств, либо указать на несоответствие поручения установленным требованиям, в частности, если указанный плательщиком счёт не принадлежит указанному плательщиком получателю денежных средств.
По настоящему делу установлено, что ответчик как банк получателя денежных средств произвёл их зачисление на счёт другого, а не указанного плательщиком, юридического лица.
Довод ответчика об отсутствии на момент совершения данной операции специальной нормы в банковских правилах о проверке ИНН получателя в силу приведённых выше положений ст.401 Гражданского кодекса Российской Федерации само по себе основанием для освобождения от ответственности банка, осуществляющего предпринимательскую деятельность, быть не может, поскольку банком принято к исполнению платёжное поручение с указанием определённого ИНН получателя, в силу чего плательщик вправе был рассчитывать на исполнение его поручения именно в отношении этого, а не одноимённого юридического лица.
С учётом изложенного оснований не согласиться с выводами суда об ответственности банка получателя денежных средств по доводам кассационной жалобы не имеется.
Нельзя согласиться с доводом кассационной жалобы об ошибочном применении судами положений Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. №2300-1 «О защите прав потребителей», поскольку судом установлено, что ответчик исполнял поручение гражданина, являющегося потребителем банковских услуг в целях, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Восстановление давности

Верховный Суд в Определении от 26.04.22 №18-КГ22-15-К4 указал следующее:

«В силу статьи 205 Гражданского кодекса Российской Федерации в исключительных случаях, когда суд признает уважительной причину пропуска срока исковой давности по обстоятельствам, связанным с личностью истца (тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п.), нарушенное право гражданина подлежит защите. Причины пропуска срока исковой давности могут признаваться уважительными, если они имели место в последние шесть месяцев срока давности, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев — в течение срока давности.
Принятые по делу судебные постановления указанным требованиям закона не соответствуют.
Разрешая спор по существу, суд пришел к выводу о восстановлении пропущенного ПАО«Кубаньэнерго» срока исковой давности по требованиям о взыскании стоимости бездоговорного потребления электрической энергии.
Вместе с тем исходя из буквального толкования приведенных выше норм права, а также согласно разъяснениям, изложенным в пункте 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2015 г. №43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности», в соответствии со статьей 205 Гражданского кодекса Российской Федерации в исключительных случаях суд может признать уважительной причину пропуска срока исковой давности по обстоятельствам, связанным с личностью истца — физического лица, если последним заявлено такое ходатайство и им представлены необходимые доказательства.
По смыслу указанной нормы, а также пункта 3 статьи 23 Гражданского кодекса Российской Федерации, срок исковой давности, пропущенный юридическим лицом, а также гражданином — индивидуальным предпринимателем по требованиям, связанным с осуществлением им предпринимательской деятельности, не подлежит восстановлению независимо от причин его пропуска».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

ФАС за банкротными торгами

Верховный Суд в Определении от 26.04.22 №309-ЭС21-27706 по делу №А34-2459/2020 указал следующее:

«…по смыслу взаимосвязанных положений части 1 статьи 1, частей 1 и 4 статьи 17, части 5 статьи 18 Закона о защите конкуренции антимонопольный контроль допускается в отношении процедур, обязательность проведения которых прямо предусмотрена законом и введена в целях предупреждения и пресечения монополистической деятельности, формирования конкурентного товарного рынка, создания условий его эффективного функционирования, о чем указано в пункте 37 постановления Пленума №2.

осуществление антимонопольного контроля за торгами, проводимыми в рамках дел о банкротстве, не является безусловным и в каждом случае требует обоснования со стороны антимонопольного органа с точки зрения реализации целей Закона о защите конкуренции.

В данном случае антимонопольным органом осуществлен контроль за торгами, проведенными для продажи имущества физического лица, не являющегося субъектом предпринимательской или иной экономической деятельности. Торги проводились в целях удовлетворения интересов кредиторов должника, заинтересованных в погашении своих имущественных требований к гражданке Елиной О.А.
Из материалов дела не следует, что продажа имущества физического лица могла каким-либо образом сказаться на обеспечении конкуренции и (или) ее развитие на соответствующем товарном рынке. Такого рода доказательства антимонопольным органом в нарушение части 1 стати 65 и части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не представлены.
С учетом изложенного, следует признать правильным вывод суда апелляционной инстанции о превышении антимонопольным органом установленных законом полномочий при вынесении оспариваемых решения и предписания».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Поиск
Свежие комментарии
Архивы