Индексация взысканных сумм

Признавая ст. 208 ГПК РФ не соответствующей Конституции, Конституционный Суд России в Постановлении от 12.01.21 №1-П указал следующее:

«Изложенное позволяет утверждать, что при исполнении федеральным законодателем Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 23 июля 2018 года № 35-П в части приведения нормативного регулирования в соответствие с требованиями Конституции Российской Федерации в новой редакции статьи 208 ГПК Российской Федерации не преодолена неопределенность в вопросе о конституционности соответствующего нормативного регулирования, поскольку не исключена в дальнейшем возможность нарушения конституционных прав и свобод взыскателей и должников при рассмотрении судами общей юрисдикции их заявлений об индексации присужденных денежных сумм.

Впредь до внесения в действующее правовое регулирование изменений, вытекающих из настоящего Постановления, судам в целях реализации статьи 208 ГПК Российской Федерации (в случаях, когда условия и размер индексации присужденных денежных сумм не установлены договором) надлежит использовать в качестве критерия осуществления предусмотренной ею индексации утверждаемый Федеральной службой государственной статистики (Росстатом) индекс потребительских цен, являющийся официальной статистической информацией, характеризующей инфляционные процессы в стране и публикуемой на официальном сайте Росстата в сети Интернет (разделы I и II Официальной статистической методологии организации статистического наблюдения за потребительскими ценами на товары и услуги и расчета индексов потребительских цен, утвержденной приказом Росстата от 30 декабря 2014 года № 734)».

Юрист Поликарпов Л.Н.

Обязанность содержать дорогу

Отменяя судебные акты об отказе в административном иске о признании бездействия незаконным и возложении обязанности привести дорогу общего пользования в надлежащее состояние, Верховный Суд РФ в Определении от 25.12.20 №11-КАД20-4-К6 указал следующее:

«Осуществление дорожной деятельности в отношении автомобильных дорог местного значения обеспечивается уполномоченными органами местного самоуправления (часть 3 статьи 15 Федерального закона от 8 ноября 2007 года № 257-ФЗ).
В соответствии с подпунктом 5 пункта 1 статьи 14, подпунктом 5 пункта 1 статьи 15 Федерального закона от 6 октября 2003 года № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», частью 1 статьи 13 Федерального закона от 8 ноября 2007 года № 257-ФЗ к полномочиям органов местного самоуправления городских поселений, муниципальных районов, городских округов в области использования автомобильных дорог и осуществления дорожной деятельности относятся: осуществление муниципального контроля за обеспечением сохранности автомобильных дорог местного значения, установление порядка осуществления муниципального контроля за обеспечением сохранности автомобильных дорог местного значения, утверждение перечня автомобильных дорог общего пользования местного значения, перечня автомобильных дорог необщего пользования местного значения, осуществление дорожной деятельности в отношении автомобильных дорог местного значения, утверждение нормативов финансовых затрат на капитальный ремонт, ремонт, содержание автомобильных дорог местного значения и правил расчёта размера ассигнований местного бюджета на указанные цели, осуществление иных полномочий, отнесённых законодательством Российской Федерации к полномочиям органов местного самоуправления.

… Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд исходил из того, что в настоящее время к д. Татарское Исламово со стороны с. Нурлаты имеется подъезд, который осуществляется через построенную в июле 2016 года асфальтобетонную автодорогу. Указанная дорога не внесена в генеральный план муниципального образования Зеленодольский муниципальный район, но эксплуатируется жителями д. Татарское Исламово, следовательно, со стороны административных ответчиков бездействие, выразившееся в ненадлежащем содержании грунтовой автомобильной дороги, не допущено.
Судебная коллегия считает такие выводы основанными на неправильном применении приведённых выше правовых норм, которые не освобождают фактического собственника (владельца) от обязанности содержать грунтовую автомобильную дорогу, включённую в генеральный план муниципального образования, в состоянии, обеспечивающем безопасное движение транспортных средств, в соответствии с требованиями технических регламентов, ГОСТов и СНиПов, при наличии иной подъездной дороги».

Юрист Поликарпов Л.Н.

Срок внесения в РТК

Верховный Суд РФ в Определении от 28.12.20 №305-ЭС20-15712 по делу №А40-76990/2017 указал следующее:

«В соответствии с пунктом 1 статьи 379 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) восполнение имущественной массы гаранта, уплатившего по банковской гарантии, осуществляется с использованием механизма регресса, а не перемены лица в уже существующем обязательстве. При регрессе, в отличие от суброгации (пункт 1 статья 382 ГК РФ), возникает новое обязательство.

По общему правилу денежные обязательства, возникшие после дня принятия к производству заявления о признании должника банкротом, относятся к числу текущих. Требования кредиторов по таким обязательствам не подлежат включению в реестр требований кредиторов и удовлетворяются в приоритетном порядке (пункты 1 и 2 статьи 5, пункт 1 статьи 134 Закона о банкротстве).
В рассматриваемом случае по формальным признакам регрессное требование банка к принципалу (и как следствие, к обществу, поручившемуся за принципала) возникло после уплаты денежной суммы бенефициару, то есть после возбуждения дела о банкротстве общества.
Вместе с тем, в пункте 7 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 № 63 «О текущих платежах по денежным обязательствам в деле о банкротстве» дано ограничительное толкование положений пунктов 1 и 2 статьи 5 Закона о банкротстве в части регрессных обязательств по банковской гарантии: если банковской гарантией обеспечено исполнение обязательства, возникшего до дня возбуждения дела о банкротстве должника-принципала, и гарант уплатил бенефициару сумму, на которую выдана гарантия, после этого дня, требование гаранта к должнику-принципалу о возмещении указанной суммы не относится к текущим платежам и подлежит включению в реестр требований кредиторов.
Такое толкование может привести к появлению ситуации, при которой само реестровое регрессное (новое) требование, основанием которого является платеж кредитору, возникнет после истечения предусмотренного абзацем третьим пункта 1 статьи 142 Закона о банкротстве двухмесячного срока на его предъявление к включению в реестр требований кредиторов принципала (поручителя принципала), что и имело место в рассматриваемом случае.
В подобной ситуации сложившаяся судебная арбитражная практика исходит из того, что положения абзаца третьего пункта 1 статьи 142 Закона о банкротстве в силу аналогии закона (пункт 1 статьи 6 ГК РФ) подлежат применению к добросовестному гаранту с учетом правил пункта 3 статьи 61.6 Закона о банкротстве: требование добросовестного гаранта считается заявленным в установленный Законом о банкротстве срок, если оно предъявлено в течение двух месяцев со дня возникновения права на регресс (определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 24.09.2014 № 307-ЭС14-100)».

Юрист Поликарпов Л.Н.

Поиск
Архивы