Автолюбитель

ОСАГО потерпевшему

Верховный Суд РФ в Определении от 30.03.21 №18-КГ21-9-К4 указал следующее:

«… потерпевший, не застраховавший свою гражданскую ответственность по договору обязательного страхования, вправе направить страховщику, застраховавшему гражданскую ответственность лица, причинившего вред, заявление о страховом возмещении в связи с нанесением ущерба его имуществу. При этом оснований для освобождения страховщика причинителя вреда от выплаты страхового возмещения ввиду незастрахованной гражданской ответственности потерпевшего не имеется.
Не является основанием для отказа в выплате страхового возмещения и довод о том, что водитель Балаов Р.А. не включен в полис страхования в качестве лица, допущенного к управлению автомобилем «ГАОА 212140».
Так, в соответствии со статьей 14 Закона об ОСАГО страховщик имеет право предъявить регрессное требование к причинившему вред лицу в размере осуществленного страхового возмещения, если указанное лицо не включено в договор обязательного страхования в качестве лица, допущенного к управлению транспортным средством (при заключении договора обязательного страхования с условием использования транспортного средства только указанными в договоре обязательного страхования водителями).
… Кроме того, судом первой инстанции установлено, что гражданская ответственность виновника дорожно-транспортного происшествия застрахована.
Данный факт был признан и страховой компанией, частично выплатившей страховое возмещение.
Суд апелляционной инстанции также указал, что страховой полис выдан на автомобиль «ГАОА 212140», государственный регистрационный знак , т.е. на тот автомобиль, которым управлял Балаов Р.А.».

Юрист Поликарпов Л.Н.

Регресс за неизвещение о ДТП

Отменяя судебные акты о возмещении ущерба в порядке регресса, Верховный Суд РФ в Определении от 6.04.21 №71-КГ21-1-КЗ указал следующее:

«В определении Конституционного Суда Российской Федерации от 25 мая 2017 г. № 1059-О указано, что, по смыслу пункта 2 статьи 11.1 Закона об ОСАГО во взаимосвязи с пунктом 3 этой же статьи, необходимость направления водителями транспортных средств, причастных к дорожно-транспортному происшествию, бланка извещения о дорожно-транспортном происшествии страховщикам, застраховавшим их гражданскую ответственность, в течение пяти рабочих дней со дня дорожно-транспортного происшествия сопряжена с их обязанностью по требованию страховщиков представить указанные транспортные средства для проведения осмотра и (или) независимой технической экспертизы в течение пяти рабочих дней со дня получения такого требования, а также для обеспечения этих целей не приступать к их ремонту или утилизации до истечения 15 календарных дней, за исключением нерабочих праздничных дней, со дня дорожно-транспортного происшествия. Подпункт «ж» пункта 1 статьи 14 Закона об ОСАГО о праве регрессного требования страховщика призван обеспечить баланс интересов страховщика и страхователя.
По смыслу приведенных положений закона и актов их толкования, требование о направлении обоими участниками происшествия заполненного бланка извещения о страховом случае при оформлении документов без участия сотрудников полиции направлено на то, чтобы и страховщик, застраховавший ответственность потерпевшего, и страховщик, застраховавший ответственность причинителя вреда, имели возможность проверить достоверность сведений о дорожно-транспортном происшествии и о полученных в его результате повреждениях автомобилей.
В этих же целях была установлена и ответственность за неисполнение данного требования в виде возможности предъявить регрессные требования к причинителю вреда, не исполнившему такую обязанность.
По настоящему делу страхователем ответственности обоих владельцев автомобилей является один и тот же страховщик, который по обращению потерпевшего, представившего заполненный бланк извещения о происшествии с указанием сведений о том, что ответственность причинителя вреда тоже застрахована в ПАО СК «Росгосстрах», включая серию, номер и дату выдачи полиса ОСАГО, признал изложенные в нем сведения достоверными, а случай — страховым и определил размер страхового возмещения.
Удовлетворяя иск, суд не указал, каким образом непредставление страховщику второго экземпляра такого же извещения о том же происшествии могло повлиять на нарушение прав страховщика и, соответственно, на возникшее у него право на предъявление регрессного иска к Колосову Н.Б.».

Юрист Поликарпов Л.Н.

Цессия страхового возмещения

Верховный Суд РФ в Определении от 23.03.21 №45-КГ20-30-К7 указал следующее:

«В силу пункта 1 статьи 390 Гражданского кодекса Российской Федерации цедент отвечает перед цессионарием за недействительность переданного ему требования, но не отвечает за неисполнение этого требования должником, за исключением случая, если цедент принял на себя поручительство за должника перед цессионарием.
В пункте 3 статьи 390 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что при нарушении цедентом правил, предусмотренных пунктами 1 и 2 данной статьи, цессионарий вправе потребовать от цедента возврата всего переданного по соглашению об уступке, а также возмещения причиненных убытков.
Действительность требования, за которую отвечает цедент, означает, что данное требование должно перейти к цессионарию в результате исполнения договора, на основании которого производится уступка.
Договором, на основании которого производится уступка, согласно пункту 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2017 г. № 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки» (далее — постановление № 54) может выступать договор продажи имущественного права (пункт 4 статьи 454 Гражданского кодекса Российской Федерации). В таком случае, как указано в пункте 1 постановления № 54, следует учитывать правила гражданского законодательства об этом договоре, в частности пункт 1 статьи 460 Гражданского кодекса Российской Федерации, по смыслу которого в случае неисполнения продавцом (цедентом) обязанности передать требование свободным от прав третьих лиц покупатель (цессионарий) вправе требовать уменьшения цены либо расторжения договора, если не будет доказано, что он знал или должен был знать об этих правах (пункт 1 статьи 307.1 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Если объектом уступки является ничтожное (несуществующее) на момент цессии право, это означает отсутствие какого-либо распорядительного эффекта цессии. При этом действительность обязательственных последствий самого договора, на основании которого осуществляется уступка, не ставится под сомнение.

… В пункте 70 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2017 г. № 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» разъяснено, что передача прав потерпевшего (выгодоприобретателя) по договору обязательного страхования допускается только с момента наступления страхового случая.

… факт наличия повреждений на машине сам по себе не порождает права страхователя на осуществление страховщиком страховой выплаты, которое может быть реализовано страхователем только после признания случая страховым».

Неоднозначная мотивировка Верховного Суда, так как отсутствие основания для страховой выплаты автоматически не означает невозможность взыскания ущерба с причинителя вреда.

Юрист Поликарпов Л.Н.

Поиск
Архивы