Автолюбитель

Непьяный автоводитель

Верховный Суд РФ в Постановлении от 08.11.21 №5-АД21-89-К2 указал следующее:

«В жалобах на постановление о назначении административного наказания Апозян А.С. и его защитник последовательно заявляли, что от законного требования сотрудников полиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения он не отказывался, поскольку был трезв, что подтверждается актом освидетельствования на состояние алкогольного опьянения. Указывали, что в нарушении инструкции, инспектор ДПС предложил сдать анализ мочи на месте, пройти освидетельствование в медицинском учреждении не предлагалось.

По результатам проведенного освидетельствования на состояние алкогольного опьянения на основании отрицательных результатов определения алкоголя в выдыхаемом воздухе в концентрации 0,000 мг/л, состояние алкогольного опьянения у Апозяна А.С. установлено не было (л.д. 5).
Пунктом 10 Правил установлено, что направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения водитель транспортного средства подлежит: при отказе от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения; при несогласии с результатами освидетельствования на состояние алкогольного опьянения; при наличии достаточных оснований полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения, и отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения.
В основу вывода о виновности Апозяна А.С. в совершении вмененного административного правонарушения судебными инстанциями положены письменные материалы дела, согласно которым он в нарушение пункта 2.3.2 Правил дорожного движения не выполнил законное требование уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.
Между тем, для проверки доводов Апозяна А.С. о нарушении процедуры направления на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, понятые Ш и У мировым судьей в судебное заседание не вызывались и не допрашивались».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Возврат авто не обогащение

Верховный Суд РФ в Определении от 31.08.21 №67-КГ21-9-К8 указал следующее:

«Для возникновения обязательства из неосновательного обогащения необходимо одновременное наличие трёх условий: 1) наличие обогащения; 2) обогащение за счёт другого лица; 3) отсутствие правового основания для такого обогащения.

…Как следует из материалов дела, общество «БАЯРД» обратилось в суд с иском к Назиной Е.В. о взыскании денежных сумм, полагая, что у собственника автомобиля Назиной Е.В. возникло неосновательное обогащение вследствие выплаты ей стоимости похищенного автомобиля, который впоследствии был найден и возращён Назиной Е.В.
Между тем, как следует из решения Ленинского районного суда г. Новосибирска от 13 марта 2017 г., выплата Назиной Е.В. денежных средств в размере 740 000 руб. была осуществлена на основании статей 393, 891, 902 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункта 32 Правил оказания услуг автостоянок, утверждённых постановлением Правительства Российской Федерации от 17 ноября 2001 г. № 795.
Таким образом, приобретение Назиной Е.В. указанной денежной суммы произошло по судебному решению на основании закона и имело своей целью возмещение убытков Назиной Е.В., причинённых ненадлежащим исполнением договора оказания услуг по охране подземной парковки ООО «КЖЭК «Горский», повлёкшим за собой утрату (хищение) автомобиля.
При таких обстоятельствах квалификация судами первой и кассационной инстанций денежной суммы, полученной Назиной Е.В. от ООО «КЖЭК «Горский», в качестве неосновательного обогащения не может быть признана основанной на законе.
Кроме того, полагая, что неосновательным обогащением Назиной Е.В. является возвращённый автомобиль, суд апелляционной инстанции не указал, в силу каких обстоятельств постановление старшего следователя седьмого отдела по расследованию преступлений на обслуживаемой территории г. Новосибирска СУ УМВД России по г. Новосибирску от 15 февраля 2019 г. о возвращении вещественных доказательств, вынесенное на основании подпункта «б» пункта 1 (подпункта «а» пункта 2) части 2 и части 4 статьи 82 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, не может рассматриваться в качестве правового основания приобретения, исключающего отнесение его к категории неосновательного обогащения».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Реализация авто с залогом

Верховный Суд РФ в Определении от 1.09.21 №310-ЭС21-6469 по делу №А68-3921/2019 указал следующее:

«Согласно позиции, изложенной в определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 26.05.2016 № 308-ЭС16-1368, при реализации имущества на торгах в рамках дела о банкротстве организации происходит прекращение прав третьих лиц на данное имущество, и покупатель получает вещь свободной от каких-либо правопритязаний.
Аналогичный правовой подход применяется и при банкротстве физических лиц. При этом финансовый управляющий ссылался на данную правовую позицию в судах апелляционной инстанции и округа, но суды в нарушение положений пункта 2 части 12 статьи 271 и пункта 2 части 12 статьи 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не привели мотивы, по которым отклонили названные доводы финансового управляющего.
В то же время, делая вывод об обратном (о сохранении залога), суды сослались на разъяснения пункта 18 постановления №58, по смыслу которых не заявленные в деле о банкротстве предпринимателя требования, не связанные с осуществлением предпринимательской деятельности, сохраняются и после завершения конкурсного производства; при продаже предмета залога вследствие сохранения основного обязательства сохраняется и право залога, о чем указывается в условиях проведения открытых торгов.
Вместе с тем данные разъяснения были даны в 2009 году в условиях действовавшего на тот момент правового регулирования, не предусматривавшего возможности банкротства граждан по обязательствам, не вытекающим из их предпринимательской деятельности. В такой ситуации естественным последствием банкротства индивидуального предпринимателя являлось сохранение его рядовых гражданско-правовых (непредпринимательских) долгов после процедуры несостоятельности в случае, если кредиторами не были заявлены соответствующие требования (пункты 7 и 28 постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.06.2011 №51 «О рассмотрении дел о банкротстве индивидуальных предпринимателей»).
Впоследствии Федеральным законом от 29.06.2015 №154-ФЗ была введена возможность банкротства гражданина, в том числе по долгам, не связанным с его предпринимательской деятельностью.Согласно пункту 3 статьи 213.28 Закона о банкротстве после завершения расчетов с кредиторами гражданин освобождается от дальнейшего исполнения требований кредиторов, в том числе не заявленных в деле о банкротстве.
Таким образом, разъяснения, изложенные в пункте 18 постановления №58 ошибочно применены судами к отношениям, возникшим после вступления в силу Федерального закона от 29.06.2015 №154-ФЗ. Согласно действующему в настоящее время правовому регулированию после реализации заложенного имущества в рамках дела о банкротстве гражданина залог прекращается, имущество переходит к покупателю свободным от обременений. При этом залоговый кредитор, не заявивший о своих требованиях в деле о банкротстве, утрачивает свои права в отношении такого имущества и не вправе претендовать на получение средств, вырученных в результате его реализации».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Поиск
Архивы