Автолюбитель

Лишение прав за препараты

Конституционный Суд России в Постановлении от 24.11.22 №51-П признал примечание к статье 12.8 КоАП РФ не соответствующим Конституции РФ, ее статьям 15 (часть 2), 17 (часть 3), 18, 19 (часть 1), 45 (часть 1), 54 (часть 2) и 55 (часть 3), в той мере, в какой в нем содержится пробел, препятствующий привлечению к административной ответственности за управление транспортным средством в состоянии опьянения в случае, когда по результатам медицинского освидетельствования на состояние опьянения в организме водителя обнаруживаются входящие в состав лекарственных препаратов вещества, не относящиеся к этиловому спирту, наркотическим средствам и психотропным веществам, но могущие ухудшать его внимание и реакцию, что при попытках его восполнения порождает риск неоднозначного истолкования и противоречивого применения данного примечания в производстве по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения.

В частности, Конституционный Суд указал: » анализ правоприменительной практики свидетельствует, что суды общей юрисдикции различных инстанций нередко – вопреки разъяснению, данному Пленумом Верховного Суда Российской Федерации, – склонны считать, что если по результатам медицинского освидетельствования на состояние опьянения в организме водителя выявляются иные вызывающие опьянение вещества, то это должно признаваться основанием ответственности по статье 12.8 и части 3 статьи 12.27 данного Кодекса, ибо в противном случае содержащийся в названном примечании запрет употребления таких веществ, равно как и описание составов административных правонарушений, предусмотренных данными статьями, не связывающее опьянение с конкретными видами веществ, утрачивал бы значительную часть своего нормативного содержания».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Верховный Суд разъяснил ОСАГО

Пленум Верховного Суда РФ принял Постановление от 8.11.22 №31 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», состоящее из 139 пунктов.

В частности, высшая судебная инстанция отметила следующее:

  • Вред, причиненный эксплуатацией оборудования, установленного на транспортном средстве, и непосредственно не связанный с участием транспортного средства в дорожном движении (например, опорноповоротным устройством автокрана, бетономешалкой, разгрузочными механизмами, стрелой манипулятора, рекламной конструкцией на автомобиле), не относится к случаям причинения вреда собственно транспортным средством (абзац второй пункта 1 статьи 1 Закона об ОСАГО);
  • после получения потерпевшим страхового возмещения в размере, установленном Законом об ОСАГО, обязательство страховщика по выплате страхового возмещения в связи с повреждением имущества по конкретному страховому случаю прекращается (пункт 1 статьи 408 ГК РФ), в связи с чем потерпевший в соответствии со статьей 111 Закона об ОСАГО не вправе предъявлять страховщику дополнительные требования о возмещении ущерба, превышающие указанный выше предельный размер страхового возмещения (абзац первый пункта 8 статьи 111 Закона об ОСАГО). С требованием о возмещении ущерба в части, превышающей размер надлежащего страхового возмещения, потерпевший вправе обратиться к причинителю вреда (см. ОСАГО не прощает виновника);
  • страховое возмещение в порядке прямого возмещения убытков не производится, если гражданская ответственность хотя бы одного участника дорожно-транспортного происшествия не застрахована по договору обязательного страхования. Если в результате дорожно-транспортного происшествия причинен вред жизни или здоровью потерпевшего либо повреждено иное имущество, помимо транспортных средств, страховое возмещение в порядке прямого возмещения убытков не производится;
  • если характер повреждений или особенности поврежденного транспортного средства, иного имущества исключают его представление для осмотра и независимой технической экспертизы, независимой экспертизы (оценки) по месту нахождения страховщика и (или) эксперта (например, имеются неисправности транспортного средства, образовавшиеся в результате дорожно-транспортного происшествия, перечисленные в Перечне неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств, являющемся приложением к Основным положениям по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностям должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 года № 1090, и т.д.), указанные осмотр и независимая техническая экспертиза, независимая экспертиза (оценка) проводятся по месту нахождения поврежденного имущества (абзац третий пункта 10 статьи 12 Закона об ОСАГО). См. Предоставить автомобиль;
  • в отсутствие оснований, предусмотренных пунктом 16.1 статьи 12 Закона об ОСАГО с учетом абзаца шестого пункта 15.2 этой же статьи, страховщик не вправе отказать потерпевшему в организации и оплате восстановительного ремонта легкового автомобиля с применением новых заменяемых деталей и комплектующих изделий и в одностороннем порядке изменить условие исполнения обязательства на выплату страхового возмещения в денежной форме.

Документ содержит множество других разъяснений применения норм об ОСАГО и подлежит детальному изучению.

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

ДТП: убытки по лизингу

Верховный Суд в Определении от 20.09.22 №309-ЭС22-3855 по делу №А60-40848/2020 указал следующее:

«Поскольку утрата лизингополучателем возможности стать собственником предмета лизинга является обычным последствием гибели предмета лизинга, то в рамках внедоговорной (деликтной) ответственности лицо, виновное в гибели предмета лизинга, может быть обязано к предоставлению аналогичного имущества в натуре лизингополучателю с временным установлением на него обеспечительной собственности лизингодателя. Соответственно, при выборе денежной формы возмещения вреда, лицо, виновное в гибели предмета лизинга, по смыслу пункта 1 статьи 1064 ГК РФ, обязано возместить причиненные убытки (реальный ущерб) в размере объективной (рыночной) стоимости предмета лизинга на момент его гибели.
Лицо, виновное в гибели предмета лизинга не обязано возмещать дополнительные затраты потерпевшего на приобретение предмета лизинга, связанные с привлечением финансирования, поскольку необходимость несения этих затрат не является обычным последствием гибели предмета лизинга: начисление процентов производится по факту пользования финансированием.
Следовательно, из суммы потерь лизингополучателя в результате расторжения договора лизинга должны быть исключены проценты за пользование финансированием за весь его период.
В случае, когда предмет лизинга был полностью застрахован от рисков утраты (гибели) и соответствующая выплата произведена страховой компанией, то по общему правилу интерес лизингополучателя в возмещении реального ущерба считается удовлетворенным, поскольку страховое возмещение засчитывается в счет удовлетворения договорных требований лизингодателя к лизингополучателю (статья 21 Закона о лизинге, пункт 7 постановления Пленума №17).
При этом необходимо иметь в виду, что в обычных условиях гражданского оборота стоимость имущества снижается по мере его использования (эксплуатации), за исключением случаев, когда прирост стоимости имущества связан с изменением состояния рынка. В связи с этим стоимость предмета лизинга к моменту его гибели, как правило, становится более низкой в сравнении с ценой приобретения, исходя из которой по принципу окупаемости (пункт 1 статьи 28 Закона о лизинге) сформированы лизинговые платежи.
Однако данное снижение цены, которое могло быть учтено страховой компанией при установлении суммы страхового возмещения, по смыслу статьи 22 Закона о лизинге относится к риску лизингополучателя как лица, имеющего экономический интерес в отношении приобретения права собственности на предмет лизинга по завершении лизинговой сделки. Указанная потеря стоимости не может быть возложена на причинителя вреда, поскольку по правилам внедоговорной (деликтной) ответственности возмещается вред на момент его причинения и не учитывается стоимость имущества, которая имела место в прошлом.
Принимая во внимание изложенное, вопреки позиции судов, высказанной при рассмотрении настоящего дела, вред, причиненный лизингополучателю в связи с утратой (гибелью) предмета лизинга, не мог определяться исходя из всей суммы уплаченных лизинговых платежей, в том числе за определенные периоды действия договора. Вывод судов об удовлетворении иска в заявленном размере, исходя из представленного истцом расчета, противоречит требованиям статей 15, 1064 и 1082 Гражданского кодекса».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Поиск
Свежие комментарии
Архивы