Банкротство

Сальдирование теплоснабжения

Верховный Суд РФ в Определении от 15.10.20 № 302-ЭС20-1275 по делу № А19-12341/2018 продолжил развивать механизм сальдирования взаимных обязательств с банкротом, указав следующее:

«Процесс передачи тепловой энергии неизбежно связан с технологическими потерями этого ресурса при транспортировке его по тепловым сетям до потребителя.
В связи с этим законодатель в статьях 13, 15 Федерального закона от 27.07.2010 № 190-ФЗ «О теплоснабжении» (далее – Закон) предусмотрел приобретение теплосетевыми организациями тепловой энергии (мощности), теплоносителя в объеме, необходимом для компенсации потерь тепловой энергии в тепловых сетях таких организаций, у единой теплоснабжающей организации на основании договоров поставки тепловой энергии (мощности) и (или) теплоносителя.

… В ситуации, когда одна из сторон такого договора находится в процедуре банкротства, условие пунктов 4.5 и 5.6 договора о перечислении денежных средств на расчетный счет само по себе не исключает применение метода сальдо к взаимных обязательствам сторон.
Действия, направленные на установление сложившегося в пользу одной из сторон сальдо взаимных обязательств по включенным в договор встречным условиям, не являются сделкой, которая в деле о банкротстве исполнителя может быть оспорена по правилам статьи 61.3 Закона о банкротстве, поскольку компания-заказчик не получает предпочтения. В связи с этим выводы судов апелляционной инстанции и округа об обратном ошибочны…

Вместе с тем суд первой инстанции при определении итоговой суммы долга включил обязательства общества перед компанией по самостоятельному договору теплоснабжения от 28.07.2017 № 3225/08/17, что сальдо не образует и направлено на зачет текущих платежей в деле о банкротстве.
Согласно пункту 13 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» сделка по удовлетворению текущего платежа, совершенная с нарушением очередности, установленной пунктом 2 статьи 134 Закона о банкротстве, может быть признана недействительной на основании пункта 2 статьи 61.3 Закона о банкротстве, если в результате этой сделки у должника отсутствуют денежные средства, достаточные для удовлетворения текущих платежей, имевших приоритет над погашенным требованием, в размере, на который они имели право до совершения оспариваемой сделки, при условии доказанности того, что получивший удовлетворение кредитор знал или должен был знать о нарушении такой очередности. Если к моменту рассмотрения заявления об оспаривании такой сделки имевшие приоритет кредиторы получат удовлетворение в соответствующем размере или будут представлены доказательства наличия в конкурсной массе необходимых для этого средств, эта сделка не может быть признана недействительной.
По смыслу приведенных разъяснений текущие операции могут быть признаны недействительными при наличии совокупности обстоятельств:
осведомленность кредитора о нарушении принятым им исполнением (суррогатом исполнения) очередности совершения текущих платежей (его осведомленности о погашении долга преимущественно перед уже ожидающими исполнения кредиторами приоритетной очередности удовлетворения, а для текущих требований, относящиеся к одной очереди, — о нарушении календарной очередности);
недостаточность конкурсной массы для удовлетворения текущих платежей, имевших приоритет над погашенным (определения Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 26.08.2019 № 305-ЭС16-11128, от 28.02.2020 № 302-ЭС16-8804(4))».

Юрист Поликарпов Л.Н.

Борьба за стоимость доли

Удовлетворяя кассацию бывшего участника должника и отменяя судебные акты о включении в реестр требований кредиторов, Верховный Суд РФ в Определении от 19.10.20 №305-ЭС20-4610 (2) по делу №А40-218142/2018 указал следующее:

«По общему правилу собственники капитала должника (участники, учредители и акционеры) принимают участие в деле о банкротстве через своего представителя на основании абзаца четвертого пункта 1 статьи 35 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве).
Целью ограничения непосредственного участия участников должника в деле о его несостоятельности и возможности осуществления ими каких-либо действий лишь через представителя является предотвращение несогласованного участия большого количества лиц, обладающих относительно небольшими долями (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.02.2014 № 8457/13).
Открытие конкурсного производства наделяет представителей учредителей (участников) должника правами лиц, участвующих в деле (пункт 3 статьи 126 Закона о банкротстве), что позволяет им осуществлять предусмотренные законом процессуальные возможности.
Предполагается, что, выбирая представителя, участники реализуют общий интерес, заключающийся, в первую очередь, в сохранении конкурсной массы, недопущении в реестр мнимых требований с тем, чтобы впоследствии иметь возможность получить ликвидационную квоту в случае достаточности имущества (пункт 8 статьи 63 Гражданского кодекса Российской Федерации, статья 148 Закона о банкротстве).
Вместе с тем, участвующие в судебном заседании лица подтвердили, что в обществе имеется корпоративный конфликт: общество «КС-Траст» как вышедший из общества мажоритарный участник, имеющий право на получение действительной стоимости доли, является стороной этого конфликта.
Наличие корпоративного конфликта существенно затрудняет выбор представителя для участия в процедурах банкротства должника (определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 14.06.2016 по делу № 304-ЭС15-20105) по той причине, что интересы его сторон являются разнонаправленными. Общество «КС-Траст» отмечало, что настоящее дело о банкротстве инициировано исключительно в целях того, чтобы не выплачивать действительную стоимость доли, на это направлено и включение фиктивных, по мнению общества «КС-Траст», требований в реестр.
Судебная коллегия полагает, что при наличии правового интереса, связанного с требованием о выплате действительной стоимости доли, соответствующее лицо вправе участвовать в деле применительно к статусу лица, указанного в абзаце четвертом пункта 1 статьи 35 и пункте 3 статьи 126 Закона о банкротстве.

… При рассмотрении спора общество «КС-Траст» ссылалось на то, что цена, которую обязан уплатить должник по договору перенайма, является завышенной. Так, стоимость получения права аренды 1 га участков составила 201 тыс. руб., в то же время если бы должник приобретал участки в названном районе в собственность, то цена 1 га находилась бы в диапазоне от 30 до 50 тыс. руб. По мнению заявителя, это свидетельствовало о мнимости договора перенайма (пункт 1 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации), заключение которого было направлено исключительно на наращивание кредиторской задолженности в целях увеличения реестровых требований. В свою очередь, это было необходимо для того, чтобы в дальнейшем не платить бывшему участнику, у которого имеется право на получение действительной стоимости доли. Дополнительным обоснованием мнимости, как отмечал заявитель, являлось условие об отсрочке платежа и отказ от обеспечения (что не стандартно для сделок между независимыми участниками гражданского оборота), а также то, что должник никогда ранее не занимался сельскохозяйственной деятельностью.

… При этом по смыслу позиции, изложенной в определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 20.06.2016 № 305-ЭС15-10323, представление сторонами противоречивой информации относительно стоимости имущества, должно породить у суда разумные сомнения в достоверности соответствующих сведений. И для устранения таких сомнений суду следует предложить сторонам провести судебную экспертизу по вопросу стоимости прав аренды, разрешение которого для настоящего обособленного спора фактически является ключевым».

Юрист Поликарпов Л.Н.

Недостача с руководителя

Отменяя судебные акты первой, кассационной инстанций об истребовании у бывшего руководителя организации-банкрота банкоматов, сортировщиков банкнот, разного рода серверов, коммутатора, компьютера; на случай неисполнения судебного акта судебной неустойки, Верховный Суд РФ в Определении от 08.10.20 № 305-ЭС20-1476 (2) по делу № А40-94278/2018 указал следующее:

«Согласно абзацу второму пункта 2 статьи 126 Закона о банкротстве руководитель должника обязан обеспечить передачу материальных ценностей. Эта обязанность не является специфической, присущей только отношениям несостоятельности, когда в силу закона полномочия переходят от рядового руководителя к специальному субъекту – конкурному управляющему. В рамках обычных корпоративных отношений на единоличном исполнительный органе при освобождении его от должности также лежит завершающая обязанность по обеспечению передачи имущества, основанная на положениях пункта 3 статьи 53 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Поскольку способ защиты права должен соотноситься с характером допущенного нарушения, иск о понуждении к исполнению обязанности, предусмотренной пунктом 2 статьи 126 Закона о банкротстве, допустим в ситуации, когда бывший руководитель должника уклоняется от участия в передаче конкурсному управляющему имущества, владение которым должник не утратил, создает препятствия в доступе к такому имуществу, удерживая ключи от кассы, сейфа, склада должника и т.п.
В рассматриваемом случае агентство при обращении в суд на наличие таких обстоятельств не ссылалось.

Когда из-за противоправных действий (бездействия) руководителя, не обеспечившего сохранность имущества, оно выбыло из собственности возглавляемой им организации и поступило третьим лицам, защита конкурсной массы должна осуществляться путем предъявления иска о возмещении руководителем убытков (пункт 1 статья 53.1 Гражданского кодекса Российской Федерации) или о привлечении его к субсидиарной ответственности (если эти действия (бездействие) не только привели к убыткам, но и стали необходимой причиной банкротства; глава III.2 Закона о банкротстве).
Организация в лице агентства, полагая, что имели место обстоятельства, свидетельствующие о недобросовестности и (или) неразумности действий (бездействия) Соловьева К.В., вследствие которых были утрачены банкоматы, сортировщики банкнот, серверы, коммутаторы и компьютер, не лишена возможности предъявить бывшему руководителю требование о возмещении убытков. В настоящем обособленном споре такое требование на разрешение суда не передавалось».

Юрист Поликарпов Л.Н.

Поиск
Архивы