Банкротство

Требование с залогом

Верховный Суд РФ в Определении от 20.01.22 №308-ЭС20-18999(2) по делу №А53-5227/2019 указал следующее:

«Разногласия по требованиям кредиторов, подтвержденным вступившим в законную силу решением суда в части их состава и размера, не подлежат рассмотрению арбитражным судом (абзац второй пункта 10 статьи 16 Федерального закона от 26.10.2002 №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».
В рамках дела №А53-7044/2018 удовлетворено требование банка к должнику об обращении взыскания на заложенное имущество, установлена его начальная продажная цена. При рассмотрении данного дела судами в том числе установлено, что требования банка к заводу по кредитным договорам обеспечены ипотекой со стороны должника, в Единый государственный реестр недвижимости внесена соответствующая запись, основания для применения исковой давности отсутствуют. Таким образом, суды пришли к выводу о правомерности требования банка как залогодержателя к должнику.
Разрешая настоящий обособленный спор, суд апелляционной инстанции пришел к противоположному выводу, указав на прекращение договора об ипотеке (статьи 335 и 367 Гражданского кодекса Российской Федерации) в связи с отсутствием государственной регистрации дополнительного соглашения №13, продлевающего этот срок.
Такой вывод противоречит содержанию резолютивной части судебного акта, принятого по делу №А53-7044/2018, которым обращено взыскание на спорный залог, чем нарушен принцип общеобязательности судебных актов.
Кроме этого, договор ипотеки заключен до принятия Федеральных законов от 21.12.2013 №367-ФЗ и от 08.03.2015 №42-ФЗ, изложивших статьи 335 и 367 Гражданского кодекса Российской Федерации в новых редакциях, которыми среди прочего предусмотрена возможность применения к залогодателю – третьему лицу правил о прекращении поручительства, в том числе по мотиву истечения срока его действия.
Отказывая в удовлетворении требований банка в связи с прекращением залога, апелляционный суд руководствовался редакцией закона, не подлежащей применению».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Виндикация у 2-го покупателя

Верховный Суд в Определении от 24.01.22 №305-ЭС20-16615(2) по делу №А41-56447/2017 указал следующее:

«Как следует из абзацев четвертого и пятого пункта 16 постановления №63, принятие судом в деле о банкротстве судебного акта о применении последствий недействительности первой сделки путем взыскания с другой стороны сделки стоимости вещи не препятствует удовлетворению иска о ее виндикации, если только к моменту рассмотрения виндикационного иска стоимость вещи уже не уплачена должнику стороной первой сделки. При наличии судебных актов и о взыскании стоимости вещи у первого приобретателя, и о ее виндикации у иного лица одновременное их исполнение недопустимо.
Следует заметить, что в силу абзаца седьмого пункта 1 статьи 126 Закона о банкротстве истребование кредитором (в данном случае обществом «СК «Рослес») имущества из чужого незаконного владения не относится к числу тех требований, которые могут быть предъявлены только в ходе конкурсного производства в деле о банкротстве должника (в данном случае общества «СК «Подмосковье»). В связи с этим виндикационное требование общества «СК «Рослес» к обществу «СК «Подмосковье» о возвращении спорных участков в свою конкурсную массу могло и должно было рассматриваться по существу вне рамок дела о банкротстве последнего в споре о виндикации.
Вместе с тем, Арбитражный суд Московской области правомерно принял и рассмотрел по существу заявление о виндикации в обособленном споре по настоящему делу ввиду того, что общество «СК «Рослес» действовало в соответствии с ранее принятым судебным актом и иной подход нарушил бы его право на своевременную и эффективную судебную защиту (статья 46 Конституции Российской Федерации).
Суды отказали в удовлетворении требований общества «СК «Рослес», так как в деле №А53-30450/2016 не был разрешен вопрос о праве собственности на истребуемое имущество. Суды также указали, что договор купли-продажи между обществами «Актив Плюс» и «СК «Подмосковье» недействительным не признан и спорные участки составляют конкурсную массу общества «СК «Подмосковье». В этой связи требование общества «СК «Рослес» подлежит трансформации в денежное и предъявлению в соответствующем порядке. Судебная коллегия считает ошибочной позицию нижестоящих судов о том, что вследствие оспаривания первой сделки право собственности на земельные участки за должником (обществом «СК «Рослес») восстановлено не было. Во-первых, из материалов дела не усматривается, что кем-либо ставилось под сомнение наличие у общества «СК «Рослес» права собственности на спорные участки на момент их первоначального отчуждения обществу «Актив Плюс». Вопрос о принадлежности имущества истцу ранее исследован судом при разрешении спора о недействительности сделки и ее последствиях. Факт перерегистрации права собственности отмечен в судебном акте, принятым в пользу общества «СК «Рослес». Во-вторых, признание первой сделки недействительной означает, что контрагент должника по такой сделке (общество «Актив Плюс») не обладал распорядительной властью для перенесения права собственности на общество «СК «Подмосковье» (конечный приобретатель), то есть последнее не приобрело право собственности по такой сделке по смыслу статьи 131 Закона о банкротстве».

При это, Верховный Суд сослался на ранее сформированную им позицию о возможности признания недействительной цепочки сделок (Притворная сделка).

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Замена управляющего

Верховный Суд в Определении от 20.01.22 №303-ЭС14-4717(16,17) по делу №А73-822/2013 указал следующее:

«Согласно абзацу первому пункта 3 статьи 20.4, абзацу шестому пункта 1 статьи 145 Федерального закона от 26.10.2002 №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) применение к арбитражному управляющему наказания в виде дисквалификации за совершение административного правонарушения влечет за собой отстранение управляющего от исполнения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве.
В этом случае, как следует из абзаца седьмого пункта 1 статьи 145, пункта 1 статьи 127 Закона о банкротстве и разъяснено в абзаце втором пункта 12 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 №60 «О некоторых вопросах, связанных с принятием Федерального закона от 30.12.2008 №296-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – постановление №60), утверждение нового арбитражного управляющего взамен отстраненного осуществляется судьей единолично применительно к порядку, предусмотренному пунктом 6 статьи 45 Закона о банкротстве.
Пункт 6 статьи 45 Закона о банкротстве отводит собранию кредиторов 10 дней для выбора кандидатуры нового арбитражного управляющего или иной саморегулируемой организации. Данный 10-дневный срок начинает течь со дня фиксации факта прекращения полномочий предыдущего управляющего в процессуальном порядке, то есть со дня вынесения судом определения об отстранении. Собрание кредиторов вправе принять соответствующее решение о выборе как до судебного заседания по вопросу об отстранении арбитражного управляющего, так и после принятия судебного акта об этом. Нарушение указанного 10-дневного срока не является основанием для отказа в назначении того арбитражного управляющего, который предложен собранием кредиторов (пункт 24 обзора судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 20.12.2016, абзац второй пункта 25 постановления №60).
В рассматриваемом случае суд первой инстанции сначала определением от 15.01.2021 в соответствии с действующим законодательством и приведенными разъяснениями высших судебных инстанций возложил на прежнего конкурсного управляющего обязанность провести собрание кредиторов по выбору нового управляющего или иной саморегулируемой организации и назначил рассмотрение вопроса об утверждении управляющего предприятием на 04.02.2021. Тем самым суд создал у кредиторов разумные ожидания по поводу того, что собрание состоится, их воля будет учтена. Однако впоследствии определением от 18.01.2021 суд первой инстанции назначил тот же вопрос к рассмотрению на 19.01.2021 на 9 часов 35 минут, не отменив и не скорректировав свое первое определение от 15.01.2021. Второе определение о назначении судебного разбирательства было опубликовано 19.01.2021 в 12 часов 29 минут по местному времени, то есть спустя два с половиной часа после того, как состоялось судебное заседание, на котором судом без предварительного извещения заинтересованных лиц была утверждена кандидатура Рожневой А.И. Таким образом, кредиторы объективно не имели возможности 19.01.2021 принять участие в судебном заседании, привести свою позицию по спорному вопросу».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Поиск
Архивы