Банкротство

Требование из участия

Поддержав арбитражные суды первой и апелляционной инстанций об отказе во включении в Реестр кредиторов требования, вытекающего из поручительства по займу, Верховный Суд РФ в Определении от 19.11.20 №307-ЭС20-2151 (4-8) по делу №А44-1127/2019 указал следующее:

«Спорный заем, предоставленный лицом, приобретшим корпоративную связь с продавцом, должен быть квалифицирован как входящий в структуру отношений по приобретению акций обществом «Дженерал Инвест». При этом дальнейшая перемена кредитора в обязательстве на Сити Инвест Банк не изменила правовую природу перешедшего к нему требования.

… Согласно правовой позиции, изложенной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.11.2010 № 10254/10 (далее – постановление № 10254/10), сама по себе выдача обществом-эмитентом поручительства по договорам об отчуждении его акций не противоречит формальным требованиям законодательства, не содержащего соответствующих запретов.
Вместе с тем при оценке деловой цели и экономической целесообразности выдачи поручительства необходимо исходить из предположения, что при кредитовании одного из участников группы лиц, в конечном счете, выгоду в том или ином виде должны получить все ее члены, так как в совокупности имущественная база данной группы прирастает (определения Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 28.05.2018 № 301-ЭС17-22652, от 11.07.2019 № 305-ЭС19-4021). Этим объясняется допустимость противопоставления долга перед кредитором из поручительства требованиям иных кредиторов должника, осуществивших реальное предоставление в пользу имущественной массы банкрота.
Однако в рассматриваемом случае подобная выгода от кредитования лицом, аффилированным с продавцом акций, отсутствовала. Заключив спорную обеспечительную сделку, завод поручился за исполнение своим акционером обязательства, связанного с приобретением собственных акций поручителя. Такое основное обязательство опосредует изменение состава акционеров в обществе, то есть заключено в целях перераспределения прав участия в капитале завода. Поэтому исполнение этого обязательства не сопровождало получение заводом как поручителем какой-либо выгоды, а напротив, будучи непосредственно связанным с закреплением прав участия, было направлено исключительно на реализацию интересов нового акционера и не несло для завода как таковых благоприятных экономических последствий.
По смыслу положений законодательства о банкротстве (абзац восьмой статьи 2 Закона) такие требования, которые напрямую связаны с правами участия в должнике, не могут конкурировать с требованиями перед иными кредиторами и не подлежат включению в реестр. В обратном случае нарушался бы баланс интересов вовлеченных в процесс банкротства конкурсных кредиторов и участников корпоративных отношений (постановление № 10254/10)».

Юрист Поликарпов Л.Н.

Ответственность управляющего

Поддержав арбитражные суды первой и апелляционной инстанций о привлечении финансового управляющего к административной ответственности, Верховный Суд РФ в Определении от 16.11.20 № 307-ЭС20-11632 по делу № А05-11092/2019 указал следующее:

«… неисполнением арбитражным управляющим обязанностей, установленных законодательством о несостоятельности (банкротстве), образующим объективную сторону административного правонарушения, предусмотренного статьей 14.13 КоАП РФ, может быть признано уклонение арбитражного управляющего от реализации права на оспаривание сделок в ситуации, когда это было необходимо для защиты интересов должника и его кредиторов и упомянутая необходимость являлась ясной для арбитражного управляющего, либо должна была стать таковой. Вина арбитражного управляющего в этом случае имеет место, если допущенное им бездействие не было обусловлено разумными причинами или носило намеренный характер.
К обстоятельствам, имеющим юридическое значение для квалификации поведения арбитражного управляющего, относятся: наличие достаточной совокупности оснований для оспаривания сделок (установленных законом признаков подозрительности сделок и т.п); были ли эти основания известны арбитражному управляющему, либо должны были стать известными при должном исполнении арбитражным управляющим своих обязанностей; могла ли реализация арбитражным управляющим полномочий на оспаривание сделки привести к пополнению конкурсной массы, защите прав и законных интересов должника и кредиторов; имелись ли у арбитражного управляющего рациональные причины для отказа от оспаривания сделок.

положения Закона о банкротстве, позволяющие гражданину претендовать на реструктуризацию долгов в процедурах банкротства (статьи 213.11 – 213.22), не исключают необходимость оспаривания сделок должника, нарушающих права кредиторов, поскольку имеют цель учета имущественного положения гражданина-должника при вынесении арбитражным судом решения о признании его банкротом. Они обеспечивают особый режим имущественных требований к должнику, не допускающий удовлетворения этих требований в индивидуальном порядке, а также баланс имущественных интересов всех лиц, участвующих в деле о банкротстве гражданина, но не отменяют обязанность финансового управляющего применять меры для наполнения конкурсной массы (в том числе, посредством получения стоимости отчужденного имущества в порядке применения последствий недействительности сделок), что позволило бы осуществить расчеты с кредиторами и, тем самым, исключило как таковую необходимость дальнейшего осуществления процедур банкротства гражданина
Таким образом, как обоснованно отметили суды  первой и апелляционной инстанций, поведение арбитражного управляющего, бездействовавшего в оспаривании сделок, способного восстановить имущественное положение должника и произвести расчеты с кредиторами, в данном случае было продиктовано намерением обеспечить должнику Палкину А.В. рассрочку в погашении долгов, включая задолженность по налоговым платежам, в то время как сам факт возникновения просрочки вызван действиями должника – отчуждением имущества в преддверии банкротства, и этот факт должен быть очевиден самому арбитражному управляющему по результатам проведенного им анализа.
При таком положении следует признать правильными выводы судов и апелляционной инстанций о том, что арбитражным управляющим было допущено неисполнение обязанностей, установленных законодательством о несостоятельности (банкротстве), которое выразилось в виновном бездействии по оспариванию сделок должника, и о наличии в связи с этим предусмотренных частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ оснований для привлечения арбитражного управляющего к административной ответственности».

Юрист Поликарпов Л.Н.

Поручительство в санации

Верховный Суд РФ в Определении от 9.11.20 № 305-ЭС19-20914(2) по делу № А40-103324/2018 сделал ряд выводов:

«… санация как мера по предупреждению банкротства кредитной организации является частью правоотношений, связанных с несостоятельностью кредитных организаций, в силу чего она осуществляется под судебным контролем арбитражных судов. Восстановление платежеспособности санируемого банка осуществляется как за счет внешних источников финансирования, так и посредством освобождения его от обязательств, принятых на себя по недействительным сделкам, или возврата незаконно отчужденного имущества. Такие сделки могут быть оспорены в том числе и по специальным основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве. Оспаривание допускается, если меры по предупреждению банкротства с участием Банка России осуществлялись или осуществлены.

… запрет на непоследовательное поведение, лишающий такую сторону судебной защиты в случае если она оспаривает сделку (пункт 5 статьи 166 ГК РФ), в данном случае неприменим, поскольку специальные основания оспаривания сделок, предусмотренные Законом о банкротстве, направлены в том числе на защиту лиц, которые не являлись участниками спорных правоотношений (стороной сделки) и своим поведением не давали оснований другим лицам полагаться на действительность сделки.

… Положения пунктов 1 и 2 статьи 102 Закона о банкротстве должны быть истолкованы так, чтобы не допустить неосновательное обогащение (сбережение) должника за счет своих контрагентов.

… спорное поручительство или согласие отвечать за нового должника не привнесло в имущественную сферу Промсвязьбанка никаких изменений, сделан преждевременно. Подобное согласие также является сделкой, подлежащей оценке на наличие признаков подозрительности. При этом для решения вопроса о наличии признаков подозрительности имело значение сопоставление финансовых возможностей прежнего и последующего должников по основному обязательству, так как замена должника на очевидно менее состоятельного или вовсе несостоятельного по существу очень скоро ставила бы поручителя на место этого должника в части разницы между размером обязательства должника и тем, что получил от него кредитор.

… В связи с тем, что первоначально поручительство дано Промсвязбанком 10.08.2017, а его действия от 08.12.2017 квалифицированы как согласие поручителя отвечать за нового должника, нет оснований согласиться с позицией истца о том, спорная сделка направлена на обеспечение исполнения обязательства третьего лица (общества «ПКФ Сиблифт») перед отдельным (Инвестторгбанком), возникшего до совершения оспариваемой сделки.
Следовательно, отказ судов в применении статьи 61.3 Закона о банкротстве правомерен».

Особо следует отменить мотивированность указанного судебного акта и рекомендовать к изучению и обсуждению практикующим юристам.

Юрист Поликарпов Л.Н.

Поиск
Архивы