Банкротство

Давность по убыткам

Верховный Суд РФ в Определении от 14.06.22 №305-ЭС21-27461(2) по делу №А40-152083/2017 указал следующее:

«Если после возникновения оснований для расторжения договора купли-продажи будущей недвижимой вещи в связи с нарушением, допущенным продавцом, в течение некоторого периода времени воля обеих сторон сделки была направлена на сохранение объединяющей их обязательственной связи и предоставление должнику дополнительной возможности исполнить договор, у кредитора все это время (пока должник подтверждает намерение совершить в будущем действия, являющиеся предметом договора) имеются разумные ожидания относительно того, что он получит имущество в натуре, а потому по смыслу пункта 1 статьи 200 ГК РФ в указанный период срок давности по денежному требованию о возмещении продавцом убытков, причиненных непередачей недвижимости покупателю, не начинает течь.
В рассматриваемом случае, в договор от 23.05.2011 включены положения о том, что общество (продавец) извещает Дольник Г.И. (покупателя) о готовности офисного помещения к передаче в собственность покупателю; расходы, связанные с оформлением права собственности на помещение несет покупатель (пункты 6.1 и 6.7).
Как установил Останкинский районный суд города Москвы, общество 23.06.2016 направило Дольник Г.И. уведомление о готовности к оформлению ее права собственности на офисное помещение, потребовав компенсировать на основании договора от 23.05.2011 затраты, понесенные в связи с оформлением, в сумме 27 542 рублей 89 копеек (расходы по изготовлению технических и кадастровых паспортов), а также возместить расходы на уплату государственной пошлины. Дольник Г.И. 30.06.2016 перечислила обществу 27 542 рубля 89 копеек.
Таким образом, 23.06.2016 общество выразило волю на исполнение договорного обязательства по передаче вещи в натуре при условии возмещения Дольник Г.И., как и было установлено договором, расходов, связанных с оформлением права собственности на данную вещь. Соответствующее возмещение Дольник Г.И. предоставила 30.06.2016 (в отведенный статьей 314 ГК РФ срок), после чего справедливо рассчитывала получить офисное помещение от общества.
Поскольку, по крайней мере, 30.06.2016 у Дольник Г.И. не имелось оснований полагать, что общество не предоставит ей предусмотренное договором от 23.05.2011 исполнение путем передачи офисного помещения, срок давности по требованию о возмещении убытков, вызванных неисполнением упомянутого договорного обязательства, не мог начать течь ранее 30.06.2016″.

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Убытки с управляющего

Верховный Суд в Определении от 14.06.22 №302-ЭС21-29794 по делу №А33-8678/2016 указал следующее:

«В силу разъяснений, изложенных в абзаце пятом пункта 32 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 №63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», если исковая давность по требованию о признании сделки недействительной пропущена по вине арбитражного управляющего, то с него могут быть взысканы убытки, причиненные таким пропуском, в размере, определяемом судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности.
Вместе с тем, названные убытки могут быть взысканы только в случае, если имеются основания полагать, что, не будь пропущена исковая давность, существовала бы высокая вероятность удовлетворения требований о признании сделки недействительной.

В рассматриваемой ситуации суды фактически исходили из того, что спорные сделки в любом случае были бы признаны недействительными по специальным правилам законодательства о несостоятельности.
Однако указанный вывод следует признать ошибочным.
Настоящее дело о банкротстве возбуждено 25.04.2016. Спорные договор залога и соглашение об обращении взыскания на заложенное имущество заключены 12.01.2015 и 25.06.2015 соответственно, то есть более чем за полгода до возбуждения дела о банкротстве.
Следовательно, указанные сделки не могли быть оспорены по мотиву оказания кредитору предпочтения по правилам статьи 61.3 Закона о банкротстве.
Даты заключения договоров относятся к периодам подозрительности, определенным статей 61.2 этого Закона. Основным признаком составов пункта 1 и 2 названной статьи является наличие вреда конкурсной массе, то есть несоответствие встречных предоставлений между контрагентом и должником, осуществленных не в пользу последнего.
Суды установили, что продавец передал покупателю заложенные оборудование и станки в счет погашения 44 464 579,20 руб. из суммы невозвращенного аванса. Судами не установлено, что переданное должником имущество стоило дороже названной суммы. Лица, участвующие в деле, также не привели подтвержденных доказательствами доводов о наличии вреда от спорных сделок. Кроме того, факт перечисления денежных средств в качестве аванса никем не оспорен, задолженность по возврату аванса в непогашенной части включена в реестр.
Учитывая изложенное, спорные договоры не могли быть квалифицированы как причинившие вред кредиторам должника, у сделок отсутствовали признаки подозрительности, предусмотренные пунктами 1 и 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Доведение до банкротства

Верховный Суд в Определении от 30.05.22 №305-ЭС22-2095 по делу №А41-88908/2018 указал следующее:
«Пунктом 4 статьи 10 Закона о банкротстве, действовавшим в период осуществления обществом «Заготовитель» деятельности, связанной с размещением отходов на полигоне «Кучино», положенной в обоснование требования о привлечении к субсидиарной ответственности, была установлена ответственность контролирующих должника лиц за доведение подконтрольного хозяйственного общества до банкротства. В настоящее время эта ответственность закреплена в пункте 1 статьи 61.11 Закона о банкротстве.
Под действиями (бездействием) контролирующего лица, приведшими к банкротству подконтрольного общества (невозможности погашения требований кредиторов), понимаются такие действия (бездействие), которые явились необходимой причиной банкротства, то есть те, без которых объективное банкротство не наступило бы. Суд оценивает существенность влияния действий (бездействия) контролирующего лица на положение должника, проверяя наличие причинно-следственной связи между названными действиями (бездействием) и фактически наступившим объективным банкротством (абзац первый пункта 16 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.12.2017 №53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве»).
При этом руководитель юридического лица, в частности, несет ответственность за нарушение обязанностей по организации системы управления юридическим лицом, по выбору и контролю за действиями (бездействием) работников юридического лица (абзац первый пункта 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 №62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» (далее – постановление №62)). Нарушение этих обязанностей в ряде случае может стать необходимой причиной объективного банкротства. В такой ситуации руководитель отвечает за свои действия (бездействие), а не за действия (бездействие) работников, поскольку упомянутые обязанности по организации, выбору и контролю являются собственными обязанностями руководителя.
Определяя объем вменяемых руководителю названных обязанностей следует учитывать, что он, действительно, имеет право делегировать конкретные функции подчиненным работникам, доверять их компетентности и честности до обоснованного предела. Однако руководитель, реализовавший право на делегирование, не может устраниться от контроля за выполнением делегированных функций. По смыслу разъяснений, приведенных в абзацах втором и третьем пункта 5 постановления №62, при разрешении вопроса о том, выполнены или нет руководителем указанные обязанности, следует учитывать обстоятельства каждого конкретного случая, в частности, такие как характер и масштаб хозяйственной деятельности подконтрольного юридического лица, фактически сложившуюся на предприятии ситуацию, от которых зависят круг непосредственных обязанностей руководителя, роль директора в управлении юридическим лицом».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Поиск
Свежие комментарии
Архивы