Гражданское право

Оплата отсутствующими ТКО

Конституционный Суд России в Постановлении от 02.12.22 №52-П признал ч.11 ст.155 Жилищного кодекса РФ, а также пункты 56.2 и 148.36 Правил предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов не противоречащими Конституции РФ, поскольку – по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования – они не могут служить основанием для дифференцированного решения вопроса о предоставлении собственнику жилого помещения, который в нем постоянно не проживает, права на перерасчет платы за коммунальную услугу по обращению с твердыми коммунальными отходами, исчисляемой исходя из количества граждан, постоянно и временно проживающих в жилом помещении, на основании нормативов накопления твердых коммунальных отходов, в связи с временным отсутствием потребителя в жилом помещении в зависимости от наличия или отсутствия у этого собственника и иных лиц регистрации по месту жительства в названном жилом помещении.

В частности, Конституционный Суд указал:

«Исходя из этого действующие в нормативной связи часть 11 статьи 155 Жилищного кодекса Российской Федерации и пункты 56.2 и 148.36 Правил предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов, возлагающие на собственника жилого помещения в многоквартирном доме, который в нем не зарегистрирован по месту жительства и постоянно не проживает, при отсутствии иных постоянно или временно проживающих и зарегистрированных по месту жительства в этом помещении граждан, обязанность по оплате коммунальной услуги по обращению с твердыми коммунальными отходами, исчисляемой исходя из количества граждан, постоянно и временно проживающих в жилом помещении, на основании нормативов накопления твердых коммунальных отходов, и тем самым обеспечивающие участие каждого из собственников жилых помещений в таком доме в оплате указанной коммунальной услуги, оказываемой, по существу, одновременно всем собственникам и пользователям жилых помещений в данном доме, независимо от количества фактически проживающих в нем граждан, не порождают каких-либо непреодолимых препятствий как для предоставления, так и для практической реализации права потребителей соответствующей коммунальной услуги (как собственников, так и иных пользователей помещений) на перерасчет платы за нее при их временном (т.е. более 5 календарных дней подряд) отсутствии в жилом помещении. По этой же причине данные нормативные положения не могут выступать и надлежащим основанием для дифференцированного решения вопроса о перерасчете платы за коммунальную услугу по обращению с твердыми коммунальными отходами в связи с временным отсутствием потребителя в жилом помещении в зависимости от наличия или отсутствия регистрации по месту жительства в названном жилом помещении его собственника и иных лиц».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Займ или прощение долга?

Верховный Суд в Определении от 24.11.22 №308-ЭС22-13857 по делу №А53-42777/2020 указал следующее:

«На основании пункта 1 статьи 415 Гражданского кодекса обязательство может быть прекращено прощением долга — освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора.
При этом прощение долга должно подчиняться запретам, установленным статьей 575 Гражданского кодекса, в соответствии с пунктом 4 которой, в частности, не допускается дарение в отношениях между коммерческими организациями.
Как разъяснено в пункте 31 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11.06.2020 №6 «О некоторых вопросах применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о прекращении обязательств», прощение долга не свидетельствует о заключении договора дарения, если совершается кредитором в отсутствие намерения одарить должника. Об отсутствии такого намерения могут свидетельствовать, в частности, взаимосвязь между прощением долга и получением кредитором имущественной выгоды по какому-либо обязательству (например, признанием долга, отсрочкой платежа по другому обязательству, досудебным погашением спорного долга в непрощенной части и т.п.), достижение кредитором иного экономического интереса, прямо не связанного с прощением долга, и т.п.
В частности, долг по договору займа может быть прощен в целях обеспечения возврата суммы задолженности в непрощенной части без обращения в суд, о чем указано в пункте 3 Обзора №104.
Отношения кредитора и должника по прощению долга квалифицируются судом как дарение (передача имущества с намерением облагодетельствовать одаряемого) только в том случае, если будет установлено намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара, а не по какому-либо другому основанию, вытекающему из экономических отношений сторон сделки (постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 04.12.2012 №8989/12, от 25.04.2006 №13952/05).
Исходя из приведенных норм и правовых позиций, при отсутствии воли сторон на передачу имущества без какого-либо встречного предоставления сделка по передаче имущества признается возмездной. Пока не доказано иное, предполагается, что в отношениях между коммерческими организациями денежные средства считаются полученными в долг или на условиях иного встречного предоставления. Прощение долга, совершенное лишь для вида, в том числе в недобросовестных целях, в отсутствие как намерения безвозмездно передать имущество иному лицу в качестве дара, так и в отсутствие экономических оснований, не имеет юридических последствий (мнимая сделка).
Во всяком случае, возражения о недействительности сделки, в том числе притворной (мнимой) сделки, по обстоятельствам, за которые ответственны обе ее стороны, не могут выступать безусловным основанием для отказа в реализации прав третьим лицом, в частности, новым кредитором, являющимся добросовестным правообладателем (пункты 3 — 4 статьи 1, пункт 1 статьи 10, пункт 5 статьи 166 Гражданского кодекса)».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Переработка программы для ЭВМ

Верховный Суд в Определении от 22.11.22 №307-ЭС22-14196 по делу №А56-10049/2019 указал следующее:

«Согласно разъяснениям, приведенным в пункте 95 постановления Пленума №10, при рассмотрении дел о нарушении исключительного права на произведение путем использования его переработки (подпункт 9 пункта 2 статьи 1270 ГК РФ) для удовлетворения заявленных требований должно быть установлено, что одно произведение создано на основе другого. Создание похожего (например, в силу того, что двумя авторами использовалась одна и та же исходная информация), но творчески самостоятельного произведения не является нарушением исключительного права автора более раннего произведения. В таком случае оба произведения являются самостоятельными объектами авторского права. Для установления того, является созданное произведение переработкой ранее созданного произведения или результатом самостоятельного творческого труда автора, может быть назначена экспертиза.
Таким образом, в отношении программ для ЭВМ Гражданский кодекс устанавливает специальное понятие переработки — такого способа их использования, в результате которого создается новая программа.
В силу специфики программ показателем творческого характера и существенности изменений являются не новизна и оригинальность, как в отношении других творческих объектов авторских прав, а функциональные изменения (добавление новых функций или улучшение существующих функций программы), вытекающие из переработки кода, степени и цели переработки. Переработка программы для ЭВМ (ее модификация) может сопровождаться переводом программы с одного языка программирования на другой, что обусловлено техническими особенностями этих объектов авторского права.
Для установления того, что новая программа является переработкой исходной, должно быть доказано использование кода исходной программы. При этом с точки зрения правовой охраны изменением программы для ЭВМ признаются как изменения исходного кода, так и изменения исполняемого/объектного кода.
В связи с этим предмет доказывания по рассматриваемому спору составляют следующие обстоятельства: факт использования одним лицом программы другого лица (ее кода) в составе собственной разработки, объем такого использования, отсутствие законных оснований для использования такой программы ответчиком, наличие прав на защищаемую программу у истца».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Поиск
Свежие комментарии
Архивы