Гражданское право

Перевод долга

Верховный Суд в Определении от 28.06.22 №304-ЭС22-4310 по делу №А03-8273/2021 указал следующее:

«В случае перевода долга в собственном смысле слова (привативный перевод долга) первоначальный должник имеет возможность заключить соглашение о переводе долга с иным лицом (новым должником) с согласия кредитора, вне зависимости от субъектного статуса участников оборота.
В результате заключения соглашения между первоначальным должником и новым должником и согласия кредитора происходит замена лица на стороне должника в обязательстве: первоначальный должник выбывает из обязательства и его обязанность в отношении кредитора прекращается (абзац первый пункта 1 и пункт 2 статьи 391 Гражданского кодекса).
При кумулятивном переводе долга имеет место присоединение нового должника к ранее возникшему обязательству, которое в результате такого присоединения по общему правилу трансформируется в обязательство с множественностью лиц на стороне должника (солидарная обязанность).
Согласие первоначального должника для заключения соглашения о таком переводе долга не требуется. При этом кумулятивный перевод долга допускается только по обязательствам, связанным с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности (абзац второй пункта 1 и пункт 3 статьи 391 ГК РФ).
Как разъяснено Пленумом Верховного Суда Российской Федерации в пункте 27 Постановления №54, если из соглашения кредитора, первоначального и нового должников по обязательству, связанному с осуществлением предпринимательской деятельности, неясно, привативный или кумулятивный перевод долга согласован ими, следует исходить из того, что первоначальный должник выбывает из обязательства (пункт 1 статьи 322, статья 391 ГК РФ).
Таким образом, если воля сторон направлена на перевод долга, то в случае заключения трёхстороннего соглашения между первоначальным должником, новым должником и кредитором, из которого неясно, заключен ли перевод долга в соответствии с абзацем первым или вторым пункта 1 статьи 391 ГК РФ, указанное соглашение следует рассматривать как направленное на привативный перевод долга, то есть на замену должника в обязательстве, а не на присоединение к обязательству нового должника.
При этом исполнение нового должника, совершенное при привативном переводе долга, не предоставляет ему прав (требований), в том числе суброгационных или регрессных, к первоначальному должнику. Если при привативном переводе долга отсутствует денежное предоставление со стороны первоначального должника и не доказано намерение нового должника одарить первоначального, презюмируется, что возмездность подобной сделки имеет иные, не связанные с денежными основания.
Не связанные с денежными основания возмездности сделки (пункт 3 статьи 432 Гражданского кодекса), в частности, могут вытекать из внутригрупповых отношений первоначального и нового должников, из отношений сторон договора вне его рамок, например, из заключения новой выгодной сделки, списания долга по другому договору, предоставления иных благ, способных удовлетворять потребности участников оборота».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Трансформаторная подстанция

Верховный Суд в Определении от 21.06.22 №303-ЭС22-1358 по делу №А24-6168/2020 указал следующее:

«В соответствии с положениями Закона Российской Федерации от 03.07.1991 №1531-1 «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации» и на основании плана приватизации в 1993 году была осуществлена приватизация государственного предприятия – производственного объединения энергетики и электрификации «Камчатскэнерго».
В результате приватизации указанного государственного предприятия было создано публичное акционерное общество энергетики и электрификации «Камчатскэнерго».
Состав и стоимость имущества государственного предприятия, вошедшего в уставный капитал, приведены в плане приватизации от 23.03.1993 и актах оценки стоимости имущества по результатам инвентаризации.
В частности, акт оценки по состоянию на 01.07.1992, являющийся приложением №1 к плану приватизации, содержит сведения об объекте ТП-409, год ввода в эксплуатацию – 1988 (позиция акта № 169).
Государственным унитарным предприятием «Камчатское областное БТИ» (далее – областное БТИ) 04.09.2002 выдан технический паспорт на трансформаторную подстанцию ТП-409, размещенную в помещениях площадью 80.8 кв.м: позиции 5, 6, 9 (60.4 кв.м), позиция 7 (11.3 кв.м), позиция 8 (9.1 кв.м), расположенных в здании 1-го этажа (Литер А) гостиницы аэровокзала, 1988 года постройки по адресу: г. Петропавловск-Камчатский, пр. Карла Маркса, д. 31. В письме от 25.12.2017 №2255 областное БТИ подтвердило, что объект недвижимого имущества «нежилые помещения позиции 5-9 первого этажа в здании культурно-развлекательного центра» (Литера А, инв. дело №8609, на дату инвентаризации 28.01.2008, общей площадью 80,8 кв.м) идентичен объекту: «ТП-409 пр. Карла Маркса, 31».
Территориальное управление Министерства имущественных отношений Российской Федерации по Камчатской области в письме от 19.04.2004 №990 на запрос общества «Камчатскэнерго» подтвердило, что объект, вошедший в план приватизации и уставный капитал ПАО «Камчатскэнерго» как «ТП-409 пр. Карла Маркса 31», идентичен объекту «Встроенные нежилые помещения ТП-409 в здании Аэровокзала», расположенному по адресу: г. ПетропавловскКамчатский, пр. Карла Маркса, д. 31.
Между тем указанные обстоятельства, в том числе нахождение спорного объекта как в ранее возведенном здании касс аэрофлота, а также впоследствии в реконструированном культурно-развлекательном центре, на которое зарегистрировано право собственности ответчика, не были должным образом проверены судами в совокупности с оценкой представленных в материалы дела доказательств о приватизации обществом «Камчатскэнерго» имущества.
Кроме того, по договору аренды от 29.05.1997 №1292 Территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Камчатском крае (арендодатель) предоставило обществу «Камчатскэнерго» (арендатор) во временное пользование сроком на 49 лет земельный участок с кадастровым номером 41:01:0010114: 80, общей площадью 38 кв.м, находящийся по адресу: Камчатский край, г. Петропавловск-Камчатский, пр. Карла Маркса, д. 31, для использования в целях эксплуатации ТП-409, в границах, указанных в кадастровом паспорте участка, прилагаемом к договору (пункт 1.1 договора). До настоящего времени указанный договор не расторгнут, общество «Камчатскэнерго» ежегодно вносит арендную плату за пользование земельным участком».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Единство земли и строений

Верховный Суд в Определении от 21.06.22 №304-ЭС22-2566 по делу №А46-23123/2020 указал следующее:

«Отчуждение участником долевой собственности доли в праве собственности на здание, сооружение или отчуждение собственником принадлежащих ему части здания, сооружения или помещения в них проводится вместе с отчуждением доли указанных лиц в праве собственности на земельный участок, на котором расположены здание, сооружение (пункт 4 статьи 35 Земельного кодекс).
Пунктом 1 статьи 552 Гражданского кодекса (в редакции Федерального закона от 26.06.2007 №118-ФЗ «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации в части приведения их в соответствие с Земельным кодексом Российской Федерации», далее – Закон №118-ФЗ) предусмотрено, что по договору продажи здания, сооружения или другой недвижимости покупателю одновременно с передачей права собственности на такую недвижимость передаются права на земельный участок, занятый такой недвижимостью и необходимый для ее использования.
В случае, когда продавец является собственником земельного участка, на котором находится продаваемая недвижимость, покупателю передается право собственности на земельный участок, занятый такой недвижимостью и необходимый для ее использования, если иное не предусмотрено законом (пункт 2 статьи 552 Гражданского кодекса).
Следует отметить, что если до принятия Закона №118-ФЗ положениями статей 273 и 552 Гражданского кодекса допускалась возможность указания в договоре условия о принадлежности покупателю недвижимости не права собственности, а иного права на соответствующую часть земельного участка, то в соответствии с нормами названных статей, действующих в настоящее время в редакции названного Закона, при продаже объекта недвижимости, находящегося на земельном участке, принадлежащем продавцу на праве собственности, к покупателю объекта земельный участок может перейти только на праве собственности. Иное может быть установлено исключительно законом, например, при отчуждении здания, сооружения, находящихся на земельном участке, изъятом из оборота (подпункт 2 пункта 4 статьи 35 Земельного кодекса).
При отчуждении нежилого помещения в здании, находящемся на земельном участке, принадлежащем на праве собственности нескольким лицам, также должна быть отчуждена и принадлежащая собственнику помещения доля в праве собственности на земельный участок.
Право собственности на долю в праве на земельный участок возникает у покупателя помещения в силу закона с момента государственной регистрации перехода к нему права собственности на помещение в здании, а право собственности продавца на эту долю в праве на земельный участок прекращается.
Данная правовая позиция изложена в определениях Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 31.03.2016 №303-ЭС15-13807, от 23.11.2017 №307-ЭС17-5707, от 10.09.2018 №305-ЭС18-5945.
При этом в случае, если в договоре купли-продажи отсутствует специальное указание на то, что вместе с помещением в здании покупателю передается и доля в праве собственности на земельный участок, занятый таким зданием, подлежат применению положения приведенных норм земельного и гражданского законодательства».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Поиск
Свежие комментарии
Архивы