Аренда

Убытки от пожара: преюдиция?

Верховный Суд РФ в Определениях от 16.06.22 №301-ЭС22-5427 по делу №А17-5366/2020, №301-ЭС22-5425 по делу №А17-5513/2020 и №301-ЭС22-5488 по делу №А17-5402/2020 указал следующее:

«Пленум Верховного Суда Российской Федерации в пункте 14 постановления от 05.06.2002 №14 «О судебной практике по делам о нарушении правил пожарной безопасности, уничтожении или повреждении имущества путем поджога либо в результате неосторожного обращения с огнем» дал разъяснения, что вред, причиненный пожарами личности и имуществу гражданина либо юридического лица, подлежит возмещению по правилам, изложенным в статье 1064 Гражданского кодекса, в полном объеме лицом, причинившим вред.
При этом необходимо исходить из того, что возмещению подлежит стоимость уничтоженного огнем имущества, расходы по восстановлению или исправлению поврежденного в результате пожара или при его тушении имущества, а также иные вызванные пожаром убытки (пункт 2 статьи 15 Гражданского кодекса).
Тот факт, что ООО «Л-Ком» является собственником здания, в помещении которого произошел пожар, сам по себе не означает, что именно это общество должно отвечать за вызванные пожаром убытки по вине иного лица, с которым оно не совершал никаких совместных действий, являющихся причиной пожара.
Отклоняя довод ООО «Л-Ком» о том, что решение Бутырского районного суда города Москвы от 08.06.2018, которое положено в основу судебного вывода о солидарной ответственности, не имеет преюдициального значения для рассмотрения настоящего спора, суды указали на то, что этот довод не соответствует положениям части 3 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, предусматривающим, что вступившее в законную силу решение суда общей юрисдикции по ранее рассмотренному гражданскому делу обязательно для арбитражного суда, рассматривающего дело, по вопросам об обстоятельствах, установленных решением суда общей юрисдикции и имеющих отношение к лицам, участвующим в деле.
Вместе с тем решение Бутырского районного суда города Москвы принято не по гражданскому делу, а по делу об административном правонарушении, рассмотренному в порядке, предусмотренном Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях, поэтому оно применительно к правилам статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не носит преюдициального характера.
Кроме того, такие элементы состава деликтного обязательства как виновность и противоправность, не могут быть установлены преюдициально, так как их содержание в деликтном обязательстве и в составе административного правонарушения являются различными.
В отсутствие нарушений, допущенных ООО «Союз ДК» при эксплуатации силового электрического кабеля, пожар бы не возник и ущерб имуществу третьих лиц не был бы причинен. Следовательно, вывод суда о наличии причинно-следственной связи между выявленными у ООО «Л-Ком» нарушениями и наступившими в результате пожара последствиями ошибочен».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Арендная плата как убытки

Верховный Суд в Определении от 23.05.22 №308-ЭС21-23454 по делу №А32-14621/2020 указал следующее:

«Согласно статье 1069 Гражданского кодекса вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.
Как установил суд первой инстанции, вступившее в законную силу 24.06.2019 решение по делу №А32-32255/2018 не исполнено Департаментом в добровольном порядке, в связи с чем истец был вынужден обратиться за выдачей исполнительного листа (20.09.2019), лишь 20.11.2019 в результате принудительного исполнения в адрес предпринимателя направлен договор купли-продажи земельного участка.
Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 31.05.2011 №145 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о возмещении вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами» разъяснено, что отсутствие признания ненормативного правового акта в судебном порядке недействительным, а также решения или действия (бездействия) государственного органа незаконными, само по себе не является основанием для отказа в иске о возмещении вреда, причиненного таким актом, решением или действиями (бездействием). В названном случае суд оценивает законность соответствующего ненормативного акта, решения или действий (бездействия) государственного или муниципального органа (должностного лица) при рассмотрении иска о возмещении вреда (пункт 4).
Требуя возмещения вреда, истец обязан представить доказательства, обосновывающие противоправность акта, решения или действий (бездействия) органа (должностного лица), которыми истцу причинен вред. При этом бремя доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия такого акта или решения либо для совершения таких действий (бездействия), лежит на ответчике (пункт 5).
Удовлетворение иска предпринимателя в споре об урегулировании разногласий позволяет признать действия уполномоченного органа по определению выкупной цены земельного участка неправомерными, нарушающими права истца.
В Определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 19.03.2019 №307-ЭС18-16000 по делу №А56-57789/2017 было указано, что поскольку в аналогичной ситуации, покупатель, предпринимая меры для восстановления нарушенного права на выкуп арендованного имущества, производит расходы на уплату арендных платежей, эта сумма в соответствии со статьей 15 Гражданского кодекса признается убытками. Неправомерное применение органом нормативного акта при определении выкупной цены влечет необходимость ее оспаривания заинтересованными лицами, увеличивает срок вынужденной аренды и возлагает дополнительные расходы за пользование имуществом за период урегулирования спора.
Таким образом, поскольку единственно возможным способом восстановления нарушенного права предпринимателя явилось предъявление им иска к департаменту об урегулировании разногласий при заключении договора купли-продажи земельного участка в части его выкупной цены, выводы судов апелляционной и кассационной инстанций об отказе в иске с изложенным выше обоснованием нельзя признать законными и обоснованными, в связи с чем отсутствовали основания для отмены решения суда первой инстанции».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Ограничение ответственности

Верховный Суд в Определении от 26.05.22 №305-ЭС21-24470 по делу №А40-45186/2020 указал следующее:

«Предметом судебной оценки при применении пункта 4 статьи 401 ГК РФ становится поведение должника, ссылающегося на ограничение его ответственности договором. По сути, суд должен выяснить, добросовестно ли поступает должник, возражая против требования кредитора ссылкой на соответствующее условие соглашения. При непроявлении им хотя бы минимальной степени заботливости и осмотрительности при исполнении обязательства, данное условие не подлежит применению.
Применительно к денежным обязательствам по общему правилу всякая просрочка является умышленной, если должник знает о наличии долга и не исполняет его. Такие факторы как отсутствие денежных средств, неисполнение обязательств контрагентами, по общему правилу, не должны приниматься во внимание по смыслу статьи 401 ГК РФ.
Вместе с тем применительно к арендным обязательствам могут быть учтены такие факторы как наличие спора о размере задолженности и размере арендной платы, существование препятствий в пользовании арендованным имуществом и др. При установлении таких обстоятельств нарушение, допущенное должником в виде неуплаты долга, может быть признано неумышленным. В связи с этим условие договора об ограничении ответственности только прямым ущербом должно соблюдаться.
Возражая против удовлетворения первоначальных исковых требований в обжалуемой части, компания ссылается на то, что в соответствии с пунктом 10.3 договора вне зависимости от положений иных его статей стороны не несут ответственности перед друг другом за упущенную ими выгоду.
Также компания указывает на то, что общество в нарушение условий договора в процессе его исполнения увеличило стоимость арендной платы и препятствовало компании в доступе в арендуемое помещение.
При этом факт чинения компании препятствий в доступе в помещение установлен судом первой инстанции.
Между тем, разрешая спор в указанной части, суд не учел положения приведенных выше норм права и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации, не оценил поведение компании при исполнении договора, не привел мотивов, по которым счел не подлежащим применению условие договора об ограничении ответственности».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Поиск
Свежие комментарии
Архивы