Энергетика/Коммуналка

Трансформаторная подстанция

Верховный Суд в Определении от 21.06.22 №303-ЭС22-1358 по делу №А24-6168/2020 указал следующее:

«В соответствии с положениями Закона Российской Федерации от 03.07.1991 №1531-1 «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации» и на основании плана приватизации в 1993 году была осуществлена приватизация государственного предприятия – производственного объединения энергетики и электрификации «Камчатскэнерго».
В результате приватизации указанного государственного предприятия было создано публичное акционерное общество энергетики и электрификации «Камчатскэнерго».
Состав и стоимость имущества государственного предприятия, вошедшего в уставный капитал, приведены в плане приватизации от 23.03.1993 и актах оценки стоимости имущества по результатам инвентаризации.
В частности, акт оценки по состоянию на 01.07.1992, являющийся приложением №1 к плану приватизации, содержит сведения об объекте ТП-409, год ввода в эксплуатацию – 1988 (позиция акта № 169).
Государственным унитарным предприятием «Камчатское областное БТИ» (далее – областное БТИ) 04.09.2002 выдан технический паспорт на трансформаторную подстанцию ТП-409, размещенную в помещениях площадью 80.8 кв.м: позиции 5, 6, 9 (60.4 кв.м), позиция 7 (11.3 кв.м), позиция 8 (9.1 кв.м), расположенных в здании 1-го этажа (Литер А) гостиницы аэровокзала, 1988 года постройки по адресу: г. Петропавловск-Камчатский, пр. Карла Маркса, д. 31. В письме от 25.12.2017 №2255 областное БТИ подтвердило, что объект недвижимого имущества «нежилые помещения позиции 5-9 первого этажа в здании культурно-развлекательного центра» (Литера А, инв. дело №8609, на дату инвентаризации 28.01.2008, общей площадью 80,8 кв.м) идентичен объекту: «ТП-409 пр. Карла Маркса, 31».
Территориальное управление Министерства имущественных отношений Российской Федерации по Камчатской области в письме от 19.04.2004 №990 на запрос общества «Камчатскэнерго» подтвердило, что объект, вошедший в план приватизации и уставный капитал ПАО «Камчатскэнерго» как «ТП-409 пр. Карла Маркса 31», идентичен объекту «Встроенные нежилые помещения ТП-409 в здании Аэровокзала», расположенному по адресу: г. ПетропавловскКамчатский, пр. Карла Маркса, д. 31.
Между тем указанные обстоятельства, в том числе нахождение спорного объекта как в ранее возведенном здании касс аэрофлота, а также впоследствии в реконструированном культурно-развлекательном центре, на которое зарегистрировано право собственности ответчика, не были должным образом проверены судами в совокупности с оценкой представленных в материалы дела доказательств о приватизации обществом «Камчатскэнерго» имущества.
Кроме того, по договору аренды от 29.05.1997 №1292 Территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Камчатском крае (арендодатель) предоставило обществу «Камчатскэнерго» (арендатор) во временное пользование сроком на 49 лет земельный участок с кадастровым номером 41:01:0010114: 80, общей площадью 38 кв.м, находящийся по адресу: Камчатский край, г. Петропавловск-Камчатский, пр. Карла Маркса, д. 31, для использования в целях эксплуатации ТП-409, в границах, указанных в кадастровом паспорте участка, прилагаемом к договору (пункт 1.1 договора). До настоящего времени указанный договор не расторгнут, общество «Камчатскэнерго» ежегодно вносит арендную плату за пользование земельным участком».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Субсидиарка за учреждение

Верховный Суд в Определении от 17.06.22 №307-ЭС21-23552 по делу №А56-3762/2020 указал следующее:

«…ряд кредиторов автономного учреждения по роду своей деятельности вступают в договорные отношения с учреждением в силу предусмотренной законом обязанности, при отсутствии права на отказ от заключения договора. К таковым относятся контрагенты учреждения по договорам ресурсоснабжения (гарантирующие поставщики, сетевые организации, тепло- водоснабжающие организации и др.).
В аспекте взаимодействия этих лиц с бюджетными учреждениями Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 12.05.2020 №23-П указал, что их обязанность заключить соответствующий публичный договор направлена на защиту интересов потребителей ресурса, что, однако, не исключает необходимости поддерживать баланс прав и законных интересов всех действующих в данной сфере субъектов, в частности теплоснабжающей организации — кредитора муниципального бюджетного учреждения.
Применительно к таким контрагентам учреждений Конституционный Суд Российской Федерации пришел к выводу о том, что положения пункта 5 статьи 123.22 ГК РФ не могут обеспечить надлежащего баланса между законными интересами должника и кредитора, поскольку не исключают злоупотреблений правом со стороны должников — муниципальных бюджетных учреждений, имущество которых в ряде случаев оказывается, по сути, «защищено» их публичным собственником от имущественной ответственности перед контрагентами. При отсутствии юридической возможности снять ограничения в отношении возложения субсидиарной ответственности на собственника имущества бюджетного учреждения, в том числе муниципального (включая случаи недостаточности находящихся в его распоряжении денежных средств для исполнения своих обязательств из публичного договора теплоснабжения при его ликвидации), подобное правовое регулирование способно повлечь нарушение гарантируемых Конституцией Российской Федерации прав стороны, заключившей и исполнившей публичный договор и не получившей встречного предоставления.
Судебная коллегия приходит к выводу о том, что изложенная в Постановлении от 12.05.2020 №23-П правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации в равной степени распространяется на автономные учреждения, правовой статус и правовой режим имущества которых во многом тождественен статусу и режиму имущества бюджетных учреждений.
Как установлено судами по настоящему делу, истец является гарантирующим поставщиком электроэнергии на территории Санкт-Петербурга и Ленинградской области и заключает с потребителями, включая учреждение, находящее в процедуре ликвидации, договоры энергоснабжения, которые положениями статьи 426 ГК РФ отнесены к публичным договорам. В силу своего статуса истец обязан вступить в договорные правоотношения с любым потребителем независимо от его организационно-правовой формы и безотносительно того, какие последствия это несет для гарантирующего поставщика в части защиты своих имущественных интересов.
Таким образом, является правомерным вывод суда первой инстанции о возможности привлечения к субсидиарной ответственности по обязательствам ликвидируемого автономного учреждения собственника его имущества (министерства)».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Восстановление давности

Верховный Суд в Определении от 26.04.22 №18-КГ22-15-К4 указал следующее:

«В силу статьи 205 Гражданского кодекса Российской Федерации в исключительных случаях, когда суд признает уважительной причину пропуска срока исковой давности по обстоятельствам, связанным с личностью истца (тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п.), нарушенное право гражданина подлежит защите. Причины пропуска срока исковой давности могут признаваться уважительными, если они имели место в последние шесть месяцев срока давности, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев — в течение срока давности.
Принятые по делу судебные постановления указанным требованиям закона не соответствуют.
Разрешая спор по существу, суд пришел к выводу о восстановлении пропущенного ПАО«Кубаньэнерго» срока исковой давности по требованиям о взыскании стоимости бездоговорного потребления электрической энергии.
Вместе с тем исходя из буквального толкования приведенных выше норм права, а также согласно разъяснениям, изложенным в пункте 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2015 г. №43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности», в соответствии со статьей 205 Гражданского кодекса Российской Федерации в исключительных случаях суд может признать уважительной причину пропуска срока исковой давности по обстоятельствам, связанным с личностью истца — физического лица, если последним заявлено такое ходатайство и им представлены необходимые доказательства.
По смыслу указанной нормы, а также пункта 3 статьи 23 Гражданского кодекса Российской Федерации, срок исковой давности, пропущенный юридическим лицом, а также гражданином — индивидуальным предпринимателем по требованиям, связанным с осуществлением им предпринимательской деятельности, не подлежит восстановлению независимо от причин его пропуска».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Поиск
Свежие комментарии
Архивы