корпоративка

Распределение имущества

Верховный Суд РФ в Определении от 13.07.21 №301-ЭС20-5843 по делу №А43-7619/2019 указал следующее:

«Согласно пункту 8 статьи 63 Гражданского кодекса оставшееся после удовлетворения требований кредиторов имущество юридического лица передается его учредителям (участникам), имеющим вещные права на это имущество или обязательственные права в отношении этого юридического лица, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или учредительными документами юридического лица.

…в данном случае имуществом, подлежащим распределению, являлась доля в уставном капитале ООО «Арго», правовой режим которой определяется, в том числе, с учетом уставных ограничений на ее отчуждение, установленных в рамках реализации участниками названного юридического лица автономии воли, а также с учетом презумпции диспозитивности законодательного регулирования непубличных обществ (Определение Верховного Суда Российской Федерации от 11.06.2020 по делу №А65-3053/2019).
В настоящем деле уставом ООО «Арго», доля которого подлежала распределению, была установлена необходимость получения согласия на переход доли к правопреемникам.
При этом участником ООО «Арго» был заявлен отказ на дачу согласия на переход доли к участникам процедуры распределения имущества. В таком случае предметом распределения в ходе процедуры становится уже право на получение действительной стоимости доли (пункт 5 статьи 23 Закона № 14-ФЗ).
Поскольку в данном случае кредиторы не заявили требований в рамках процедуры распределения имущества, указанное право требования выплаты стоимости доли в уставном капитале может быть распределено непосредственно участникам ликвидированного юридического лица при отсутствии между ними разногласий на этот счет, в том числе в части условий, на которых будет происходить распределение (пункт 8 статьи 63 Гражданского кодекса).
При наличии таких разногласий назначенный судом арбитражный управляющий с учетом мнения участников ликвидированного юридического лица может продать такое право на торгах либо же, если срок его исполнения уже наступил, заявить соответствующее требование о выплате стоимости доли к обществу.
В связи с указанными обстоятельствами, вывод судов о невозможности в рассматриваемом случае завершить процедуру распределения обнаруженного имущества ликвидированного юридического лица в связи с отказом ООО «Горький 17» (участник ООО «Арго») от дачи согласия на переход испрашиваемой доли к третьим лицам не может быть признан верным».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Оспаривание крупной сделки

Верховный суд РФ в Определении от 06.07.21 №302-ЭС21-2989 по делу №А74-9516/2019 указал следующее:

«В этом же пункте постановления Пленума № 27 разъяснено, что любая сделка общества считается совершенной в пределах обычной хозяйственной деятельности, пока не доказано обратное (пункт 8 статьи 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью). Бремя доказывания совершения оспариваемой сделки за пределами обычной хозяйственной деятельности лежит на истце.
В пункте 20 Обзора судебной практики по некоторым вопросам применения законодательства о хозяйственных обществах, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации от 25.12.2019 (далее – Обзор), указано, что для квалификации сделки в качестве крупной необходимо установить наличие у сделки не только количественного, но и качественного критерия, который заключается в том, что сделка заключалась с целью прекращения деятельности общества или изменения ее вида либо существенного изменения ее масштабов.
Как установлено судами первой и апелляционной инстанций и следует из материалов дела, истец вопреки вышеуказанным разъяснениям не доказал, что оспариваемая сделка отвечала качественному критерию, то есть, что сделка заключалась с целью прекращения деятельности общества или изменения ее вида либо существенного изменения масштабов, что не позволяет квалифицировать договор уступки права требования в качестве крупной сделки (определить одновременное наличие количественного и качественного признаков).

Вместе с тем Судебная коллегия полагает необходимым отметить, что выводы судов первой и апелляционной инстанций о том, что требования к порядку совершения крупных сделок направлены на защиту интереса в получении обществом эквивалентного предоставления при отчуждении своего имущества, и что по смыслу статьи 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью условием признания недействительными крупных сделок является наступление неблагоприятных последствий для общества или его участника, а также что само по себе нарушение процедуры совершения крупной сделки не может являться достаточным основанием для удовлетворения иска, основаны на неверном толковании закона. Напротив, согласно пункту 18 Обзора для признания крупной сделки недействительной не требуется доказывать наличие ущерба обществу в результате совершения такой сделки, поскольку достаточно того, что сделка являлась крупной, не была одобрена и другая сторона знала или заведомо должна была знать об этих обстоятельствах. Однако данные выводы не привели к принятию неправильных судебных актов судами первой и апелляционной инстанций, а потому не препятствует оставлению в силе решения и постановления указанных судов».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Исключение из ЕГРЮЛ

Верховный Суд РФ в Определении от 01.07.21 №305-ЭС21-2734 по делу №А40-58641/2020 указал следующее:

«В силу пункта 4 статьи 21.1 Закона №129-ФЗ заявления должны быть мотивированными и могут быть направлены или представлены по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти, в срок не позднее чем три месяца со дня опубликования решения о предстоящем исключении. Эти заявления могут быть направлены или представлены в регистрирующий орган способами, указанными в пункте 6 статьи 9 Закона №129-ФЗ. В таком случае решение об исключении недействующего юридического лица из единого государственного реестра юридических лиц не принимается.
Из приведенных выше положений пункта 4 статьи 21.1 Закона №129-ФЗ следует запрет на исключение недействующего юридического лица из реестра в случае направления/представления в установленном пунктом 3 этой статьи порядке заявления кредитора. При этом повторная процедура не может быть инициирована регистрирующим органом в соответствии с пунктом 1 той же статьи до истечения 12 месяцев со дня прекращения предыдущей процедуры.
Согласно материалам дела, до принятия регистрирующим органом обжалуемого в настоящем деле решения и совершения оспариваемых действий, инспекцией принималось решение о предстоящем исключении общества «Астана Групп» из ЕГРЮЛ в административном порядке (от 17.11.2017 №146768). На основании поданных обществом «Астана-Финанс» возражений процедура исключения общества из реестра не была завершена (19.02.2018).
Таким образом, повторная процедура исключения из ЕГРЮЛ общества «Астана Групп», как недействующего юридического лица, инициирована регистрирующим органом до истечения двенадцатимесячного срока со дня прекращения предыдущей процедуры: 10.12.2018 инспекцией принимается решение №191315, а в марте 2019 вносится в реестр запись за ГРН 9197746382539».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Поиск
Архивы