РИД

Согласие на товарный знак

Верховный Суд в Определении от 05.04.22 №305-ЭС21-23755 по делу №А41-13514/2020 указал следующее:

«В соответствии с пунктом 1 статьи 1233 ГК РФ правообладатель может распорядиться принадлежащим ему исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации любым не противоречащим закону и существу такого исключительного права способом, в том числе путем его отчуждения по договору другому лицу (договор об отчуждении исключительного права) или предоставления другому лицу права использования соответствующих результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в установленных договором пределах (лицензионный договор).
Согласно пункту 1 статьи 1484 ГК РФ лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со статьей 1229 ГК РФ любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак), в том числе способами, указанными в пункте 2 данной статьи.
Из анализа вышеуказанных норм следует, что перечень способов распоряжения исключительным правом на товарный знак не является исчерпывающим и относится на усмотрение правообладателя.
Таким образом, предоставляя заявителю свое письменное согласие на использование товарного знака, правообладатель правомерно распорядился принадлежащим ему исключительным правом, а вывод судов об обратном противоречит положениям пункта 1 статьи 1233 и пункту 1 статьи 1484 ГК РФ.

…Согласно пункту 1.3. Административного регламента также должны быть представлены документы, подтверждающие государственную регистрацию принадлежащего заявителю товарного знака, либо разрешение на использование чужого товарного знака, равно как и документы, обязывающие его к использованию указанного товарного знака (при наличии).
Учитывая указанные положения Административного регламента, а так же полученное обществом разрешение (согласие) правообладателя на использование товарного знака, у судов не было правовых оснований для вывода о принятии администрацией правомерного решения об отказе в согласовании установки средства размещения информации на территории муниципального образования по причине непредоставления заявителем договора на использование товарного знака, зарегистрированного в установленном законом порядке».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Лизинг ПАК

Верховный Суд в Определении от 21.12.21 №305-ЭС21-20759 по делу №А40-114229/2020 указал следующее:

«Законом о лизинге прямо не определены последствия приобретения лизингодателем имущества, подлежащего передаче в лизинг на более выгодных условиях, чем условия, из которых исходили стороны договора лизинга при его заключении, в том числе, при формировании графика внесения лизинговых платежей.
Вместе с тем приобретение предмета по более низкой цене означает уменьшение размера финансирования, предоставленного лизингополучателю со стороны лизингодателя. Принимая во внимание обеспечительную функцию права собственности лизингодателя на предмет лизинга и существо денежного обязательства лизингополучателя, в таком случае обязательства сторон не могут считаться сохранившимися в неизменном состоянии, а график уплаты лизинговых платежей подлежит соответствующей корректировке в сторону уменьшения размера вносимых платежей. Иное означало бы, что вопреки пунктам 1 и 2 статьи 28 Закона о лизинге на лизингополучателя возлагается обязанность возместить лизингодателю затраты, которые последним не были и не будут понесены.

…На основании пункта 1 статьи 1 Закона о лизинге договор лизинга может быть заключен в отношении имущества, относящегося к непотребляемым вещам.
Поскольку иное не установлено законом, заключение договоров лизинга в отношении непотребляемых вещей является допустимым и в тех случаях, когда для использования предмета лизинга необходимо программное обеспечение. При этом в силу пункта 3 статьи 22 Закона о лизинге риск несоответствия предмета лизинга целям использования этого предмета по договору лизинга и связанные с этим убытки по общему правилу несет сторона, которая выбрала предмет лизинга.
С учетом изложенного в случаях, когда поставщик имущества, который, в том числе, является ответственным за предоставление прав на необходимое для использования предмета лизинга программное обеспечение, был выбран лизингодателем, у лизингополучателя не наступает обязанность вносить лизинговые платежи при отсутствии возможности использования предмета лизинга в своей деятельности.
Как установлено судами, предметом лизинга в настоящем деле является программно-аппаратный комплекс, состоящий из ряда компонентов: серверного узла, системы хранения данных, периферийного оборудования, суперкомпьютера, инженерных ПЭВМ, лицензий по перечню, приведенному в спецификации №2 к договору лизинга».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Деловая репутация: Рыжий кот

Отменяя акты нижестоящих судов, Верховный Суд в Определении от 24.11.21 №305-ЭС21-14231 по делу №А41-54681/2020 указал следующее:

«Возможность защиты своей деловой репутации юридическим лицом предусмотрена статьями 150, 152 Гражданского кодекса.
При этом в соответствии с пунктами 1, 11 статьи 152 Гражданского кодекса юридическое лицо вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если лицо, распространившее такие сведения, не докажет, что они соответствуют действительности.
Вместе с тем положения статьи 152 Гражданского кодекса не препятствуют защите нарушенного права посредством заявления юридическим лицом требования о возмещении вреда, причиненного репутации юридического лица (Определение Верховного Суда Российской Федерации от 18.11.2016 №307-ЭС16-8923).

…действующее правовое регулирование института защиты деловой репутации устанавливает возможность заявления при предъявлении иска о защите деловой репутации двух видов требований:
1) о признании сведений порочащими деловую репутацию, их опровержении;
2) о взыскании компенсации репутационного вреда.
Однако к каждому из указанных выше видов требований применяется самостоятельный стандарт доказывания.
В настоящем случае истец обратился в суд с требованием о признании сведений порочащими его деловую репутацию, их опровержении.

…В настоящем случае общество неоднократно указывало на то, что способ изложения информации в письме и ее содержание указывают на незаконное и недобросовестное поведении истца, на совершение им действий, состав которых является составом преступления, предусмотренного статьей 303 Уголовного кодекса Российской Федерации.
Верховный Суд Российской Федерации неоднократно отмечал, что информация, указывающая на противоправный характер поведения лица, создает негативное впечатление о деятельности лица, следовательно, является порочащей (определения Верховного Суда Российской Федерации от 16.12.2016 №309-ЭС16-10730, от 18.07.2018 №305-ЭС18-3354)».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Поиск
Свежие комментарии
Архивы