Монополия

Пени и штраф по госконтракту

Верховный Суд РФ в Определении от 22.07.21 №302-ЭС21-7074 по делу №А19-7006/2020 указал следующее:

«При рассмотрении настоящего дела суды пришли к выводу о невозможности взыскания в настоящем случае и пени и штрафа, поскольку, как указали суды, такая возможность не предусмотрена контрактом.
Однако факт неисполнения предпринимателем своих обязательств установлен судами при рассмотрении настоящего дела.
Возможность начисления штрафа за неисполнение обязательств, как было указано выше, предусмотрена нормами Закона № 44-ФЗ и пунктом 6.5 контракта.
Таким образом, фактическое неисполнение ответчиком обязательств по контракту, установленное судами, свидетельствует как о просрочке исполнения обязательства (нарушение срока выполнения работ), так и о нарушении условий контракта в целом – работы, как указали суды, не были выполнены.

Следовательно, в настоящем случае истец справедливо полагал о возможности взыскания с ответчика как пени (за просрочку исполнения обязательств, пункт 6.4 контракта), так и штрафа (неисполнение ответчиком работ, пункт 6.5 контракта).
Взыскание в подобных случаях штрафа, вопреки выводам судов, соответствует правовой позиции, содержащейся в определениях Верховного Суда Российской Федерации от 09.03.2017 №302-ЭС16-14360, от 20.12.2018 №310-ЭС18-13489, а также разъяснениям, изложенным в пункте 36 Обзора судебной практики применения законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд (утвержден Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 28.06.2017)».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Перемещение отходов

Верховный Суд РФ в Определении от 17.06.21 №305-ЭС20-23195 по делу №А40-294462/2019 указал следующее:
«Разрешая спор, суды не приняли во внимание, что нормативный правовой акт Российской Федерации, регулирующий порядок получения разрешения на трансграничное перемещение отходов для случаев, когда такое перемещение осуществляется силами лица, производящего отходы, посредством вида транспорта, не поименованного в Базельской конвенции (трубопровода), и когда это же лицо отвечает за их удаление на территории государства импорта, отсутствует.
Проверив законность отказа административного органа в выдаче обществу разрешения на соответствие действующему Административному регламенту, который указанные выше случаи не предусматривает, суды, по существу, отказали обществу в судебной защите, не дав полной правовой оценки его доводам. Однако в системе государственных органов Российской Федерации именно судебным органам отведено полномочие разрешать возникающие споры не только с позиции закона, но и с позиции права – при наличии правового пробела.

…Кроме того, в судебном заседании общество поясняло, что неоднократно обращалось в административный орган с целью выяснить, какие документы ему необходимо представить для получения разрешения на трансграничное перемещение отходов. Ответа по существу общество не получило, по текущему состоянию требуемое разрешение у общества отсутствует.
Следовательно, продолжает сохраняться ситуация, когда на лицо, обращающееся за предоставлением государственной услуги, возлагается бремя негативных последствий ненадлежащего выполнения своих обязанностей органами государственной власти, что приводит к нарушению права на своевременное получение государственной услуги, гарантированного частью 1 статьи 5 Федерального закона от 27.07.2010 № 210-ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг».

Юрист Поликарпов Л.Н.

Принадлежность инфраструктур

Верховный Суд РФ в Определении от 09.06.21 №304-ЭС20-16049 по делу №А70-16003/2018 указал следующее:

«В рассматриваемом случае спор сторон касается трубопровода, проходящего по подвалу дома № 217. При этом, оспаривая факт владения данным участком тепловой сети как общим имуществом МКД, товарищество ссылалось на то, что при передаче ему МКД в 2006 году из муниципальной собственности этот участок в составе общего имущества не передавался.
Как следует из представленного в материалы дела (л.д. 51, том 2) письма Департамента имущественных отношений администрации города Тюмени от 09.01.2019 № 44-06-6224/8 тепловые сети, расположенные в подвальном помещении МКД, по адресу: г. Тюмень, ул. Республики, 217, входят в состав объекта теплоснабжения с адресным описанием г. Тюмень, ул. Воровского – ТП2, являющегося собственностью муниципального образования городской округ город Тюмень и переданного во временное владение и пользование по договору аренды обществу.
Письмо Департамента от 15.04.2019 с иным содержанием, на которое сослался суд первой инстанции, в отсутствие прямых доказательств передачи товариществу спорного участка сети подлежало оценке наряду с другими доказательствами.
Такая оценка дана судом апелляционной инстанции, который, проанализировав условия определения границы балансовой принадлежности и эксплуатационной ответственности при заключении договоров теплоснабжения с 2007 года (по общедомовому прибору учета тепла) и установив, что спорный участок тепловой сети не передан товариществу и не является общим имуществом собственников помещений многоквартирного дома № 217, пришел к обоснованному выводу о том, что пункт 1 приложения № 2 к договору подлежит принятию в редакции, предложенной ответчиком.
Обратное при установленных фактических обстоятельствах может повлечь за собой нарушение прав собственников помещений МКД, увеличение стоимости затрат на содержание и ремонт общедомового имущества.
Более того, в отсутствие определенности относительно принадлежности конкретному лицу сети протяженностью 21,5 м эксплуатация такой сети, отвечающей признаку бесхозяйной, а также затраты на ее содержание, ремонт, эксплуатацию осуществляются в соответствии с частью 4 статьи 8 Федерального закона от 27.07.2010 № 190-ФЗ «О теплоснабжении» теплоснабжающей организацией».

Юрист Поликарпов Л.Н.

Поиск
Архивы