Налоги

Утилизационный сбор

Отменяя судебные акты об удовлетворении требований таможенного органа о взыскании утилизационного сбора, Верховный Суд РФ в Определении от 24.11.20 № 305-ЭС20-6768 по делу № А41-95371/2018 указал следующее:

«Как неоднократно указывалось в решениях Конституционного Суда Российской Федерации (постановления от 31.05.2016 № 14-П, от 05.03.2013 № 5-П, от 14.05.2009 № 8-П, от 28.02.2006 № 2-П, от 19.07.2019 № 30-П и др.), обязательные в силу закона публичные платежи в бюджет, не являющиеся налогами, а также не подпадающие под данное Налоговым кодексом Российской Федерации (далее – Налоговый кодекс) определение сборов и не указанные в нем в качестве таковых, но по своей сути представляющие собой фискальные сборы, не должны выводиться из сферы действия статьи 57 Конституции Российской Федерации и развивающих ее правовых позиций об условиях надлежащего установления налогов и сборов, конкретизированных законодателем применительно к сборам, в частности, в пункте 3 статьи 17 Налогового кодекса, которая приобретает тем самым универсальный характер.
В связи с изложенным на отношения по взиманию утилизационного сбора распространяется общий для всех обязательных платежей принцип формальной определенности, нашедший свое закрепление, в частности, в пункте 6 статьи 3 Налогового кодекса, и состоящий в том, что правила их взимания должны быть сформулированы ясным образом, чтобы обязанность по уплате могла быть исполнена правильно каждым плательщиком, не зависела от усмотрения контролирующих органов, а правовое регулирование – носило предсказуемый характер. Это означает, что все существенные элементы юридического состава утилизационного сбора должны быть установлены законом и принятыми в соответствии с ним нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации. Определение данных элементов и соответствующих им обязанностей плательщиков сбора в рамках правоприменительной деятельности таможенных органов не может быть признано правомерным (определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации 26.12.2017 № 305-КГ17-12383)…

В рамках реализации названных полномочий Правительство Российской Федерации приняло Постановление № 81, утвердив Перечень видов и категорий самоходных машин и прицепов к ним, в отношении которых уплачивается утилизационный сбор, а также размеров утилизационного сбора (далее — Перечень).
Указанный Перечень содержит Раздел VI «Погрузчики фронтальные (классифицируемые по кодам 8427 10, 8427 20, 8429 51)».
Исходя из буквального толкования Перечня, утилизационный сбор подлежит уплате в отношении конкретного вида транспортных средств (самоходных машин), классифицируемых по кодам 8427 10, 8427 20, 8429 51 ТН ВЭД, а именно, фронтальных погрузчиков.
Поэтому распространение обязанности по уплате утилизационного сбора на все самоходные погрузчики, классифицируемые в рамках товарной позиции 8427 20 ТН ВЭД, означало бы недопустимое расширение видов (категорий) транспортных средств (самоходных машин), облагаемых утилизационным сбором вопреки принципу формальной определенности фискальных сборов и пункту 2 статьи 24.1 Закона об отходах производства и потребления».

Юрист Поликарпов Л.Н.

Разъяснение исключает штраф

Отменяя судебные акты нижестоящих судов об отказе в признании незаконным постановления таможенного органа о привлечении к административной ответственности, Верховный Суд РФ в Определении от 18.11.20 № 302-ЭС20-10494 по делу № А19-17953/2019 указал следующее:

«… в письме Федеральной таможенной службы России (далее – ФТС России) от 07.05.2020 № 01-10/24518, на которое общество указывало в дополнении к кассационной жалобе от 22.05.2020, направленном в суд округа, разъяснено, что в целях обеспечения единообразного подхода при совершении таможенных операций в отношении товаров, вывозимых из Российской Федерации в Республику Беларусь, до внесения изменений в пункт 3 статьи 1.1 Соглашения таможенному декларированию путем подачи декларации на товары подлежат товары, классифицируемые в товарных позициях 2706 00 000 0, 2707, 2709 00 – 2715 00 000 0, 2901, 2902 ТН ВЭД ЕАЭС. В случае вывоза из Российской Федерации в Республику Беларусь иных товаров, классифицируемых в 27 и 29 группах ТН ВЭД ЕАЭС, требуется предоставление в таможенные органы Российской Федерации статистических форм учета перемещения товаров в соответствии со статьей 278 Закона о таможенном регулировании и Постановлением Правительства РФ от 07.12.2015 № 1329.
Таким образом, общедоступное (вследствие размещения в справочно–правовых системах) и неотмененное по настоящее время письмо ФТС России от 07.05.2020 № 01-10/24518 не исключает такого толкования, что при вывозе с таможенной территории Российской Федерации на таможенную территорию Республики Беларусь товара «меламин», классифицируемого в товарной позиции 2933 61 0000 ТН ВЭД ЕАЭС, требуется только предоставление в таможенные органы Российской Федерации статистических форм учета перемещения товаров, а не таможенное декларирование путем подачи декларации на товары. Соответственно, указанное письмо ФТС России фактически свидетельствует о наличии правовой неопределенности в вопросе о том, как именно должен оформляться вывоз товара «меламин» в спорной ситуации…

Соответственно, наличие разъяснения, данного неопределенному кругу лиц в письме ФТС России от 07.05.2020 № 01-10/24518, является обстоятельством, исключающими вину общества в неосуществлении таможенного декларирования товара «меламин». На основании приведенных позиций, оспариваемое постановление от 19.06.2019 № 10607000-1200/2019 подлежит признанию незаконным и отмене».

Юрист Поликарпов Л.Н.

Таможня не дает добро

Верховный Суд РФ пересмотрел дело об оспаривании решений таможенной службы об изъятии и уничтожении санкционного сыра, запрещенного к ввозу в Россию, в Определении от 05.11.20 № 309-ЭС20-6309 по делу № А76-43058/2018 указав следующее:

«… главным таможенно-правовым критерием применения ответных специальных экономических мер является такая категория таможенного права как «происхождение товара», но не критерий таможенного режима (статья 37 Договора о ЕАЭС, глава 4 Таможенного кодекса, Решение Совета Евразийской экономической комиссии от 13.07.2018 № 49 «Об утверждении Правил определения происхождения товаров, ввозимых на таможенную территорию Евразийского экономического союза (непреференциальных правил определения происхождения товаров)» (далее – Правила определения происхождения товаров), глава 4 Закона и таможенном регулировании и др.).
Под происхождением товара в международном таможенном праве принято понимать принадлежность товара к стране, в которой товар был полностью получен, или произведен, или подвергнут достаточной переработке в соответствии с критериями определения происхождения товаров (раздел I «Общие положения» Правил определения происхождения товаров).

… транспортировка товара, происходящего из государства, принявшего решение о введении экономических санкций в отношении российских юридических и (или) физических лиц (Литовской Республики), по территории Российской Федерации в предпринимательских отношениях возможна исключительно в режиме таможенного транзита

В настоящем случае суды удовлетворили требования заявителя, так как признали подтвержденными как факты происхождения и качества спорного товара, так и не вызывающими сомнений факты перемещения товара через границы Российской Федерации в будущем и следование по её территории товара, которое обязательно завершится ввозом товара на территорию Республики Беларусь без предоставления лицом, перевозящим товар, документов о таможенном транзите. Данный подход является нарушением требований законодательства и ведет к нарушению национальных интересов Российской Федерации…

Таким образом, материалами настоящего дела подтверждается, что заявитель, ввезший на территорию Российской Федерации товар, в отношении которого действуют специальные экономические меры, не оформил данный товар в соответствии с требованиями законодательства, что позволило бы отслеживать данный товар под таможенным контролем в целях недопущения извлечения необоснованных экономических преимуществ, на пресечение которых направлены специальные экономические меры, равно как и подтверждаются те факты, что заявитель не вывез незамедлительно товар с территории Российской Федерации в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации и норм международных договоров в целях соблюдения запретов и ограничений, не ходатайствовал о вывозе товара во время проведения таможенного контроля, напротив, настаивал на законности своих действий, связанных с ввозом товара в Российскую Федерации, и возможности его дальнейшей транспортировки по территории Российской Федерации».

Всё бы ничего, но в целях защиты интересов органа исполнительной власти Верховный Суд РФ произвел переоценку фактических обстоятельств дела, установленных нижестоящими судами, что не входит в полномочия суда кассационной инстанции.

Юрист Поликарпов Л.Н.

Поиск
Архивы