Налоги

НДС после упрощенки «доходы»

Верховный Суд РФ в Определении от 24.05.21 №301-ЭС21-784 по делу №А38-8598/2019 указал следующее:

«…предъявленные в ходе строительства суммы «входящего» налога могут быть приняты к вычету налогоплательщиком, ранее применявшим упрощенную систему налогообложения, при соблюдении установленных статьей 169, пунктом 2 статьи 171 и пунктом 2 статьи 172 Налогового кодекса условий, если объект строительства не использовался для извлечения выгоды в период применения упрощенной системы налогообложения, а облагаемые НДС операции с использованием оконченного строительством объекта совершены после перехода налогоплательщика на общую систему налогообложения.
Изложенное соответствует позиции, выраженной в пункте 16 Обзора практики рассмотрения судами дел, связанных с применением глав 26.2 и 26.5 Налогового кодекса Российской Федерации в отношении субъектов малого и среднего предпринимательства, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 04.07.2018, но не было учтено судами.
При рассмотрении дела судами установлено, что расходы на строительство объекта общество учитывало на счете 08.03, предназначенном для бухгалтерского учета долгосрочных инвестиций в строительство. Приобретение подрядных работ не было сопряжено с извлечение выгоды, облагаемой в рамках упрощенной системы налогообложения. Передача оконченного строительством объекта инвестору произошла 15.07.2015, то есть после перехода общества на общую систему налогообложения и начала ведения облагаемой НДС деятельности.
Следовательно, вопреки выводам судов, само по себе то обстоятельство, что спорные суммы «входящего» налога были предъявлены обществу в период осуществления строительства и применения им упрощенной системы налогообложения «доходы», не могло служить основанием для отказа в вычете названных сумм при исчислении НДС после перехода общества на общую систему налогообложения».

Юрист Поликарпов Л.Н.

НДС: вычет по банкроту

Верховный Суд РФ в Определении от 13.05.21 №308-ЭС21-364 по делу №А20-5385/2019 указал следующее:

«В связи с изложенным Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации отмечает, что вступление налогоплательщиков – покупателей в хозяйственные отношения с организациями, признанными несостоятельными (банкротами), не является объектом правового запрета. Организации, в отношении которых открыта процедура конкурсного производства, имеют возможность на законном основании продолжить ведение своей деятельности (а в отдельных установленных законом случаях – не вправе прекратить ее ведение). Следовательно, само по себе открытие конкурсного производства в отношении продавца товаров (работ, услуг) не может являться безусловным основанием для лишения покупателя, правомерно вступившего в отношения (продолжавшего отношения) с банкротом, права на вычет «входящего» налога, предъявленного в цене товаров (работ, услуг).
При ином подходе бремя уплаты НДС переносится с организации – должника, признанного финансово несостоятельным (банкротом), на хозяйствующего субъекта – покупателя, который, не имея основания к вычету ни суммы НДС по приобретенной у должника изготовленной им готовой продукции, ни суммы НДС, исчисленной предыдущими участниками процесса товародвижения, должен уплатить налог в бюджет непосредственно от величины собственного облагаемого налогом оборота, что ставит покупателя в неравное и более обременительное положение в сравнении с иными лицами, ведущими такую же экономическую деятельность, и в связи с этим по общему правилу не может быть признано допустимым (определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 09.03.2021 № 301-ЭС20-19679).
Из этого же исходит Конституционный Суд Российской Федерации, указывая в Постановлении № 41-П, что отказ в праве на вычет по НДС покупателям продукции организации-банкрота, когда сумма налога была предъявлена покупателям в счете-фактуре, может иметь для них неоднозначные социально-экономические последствия, в том числе в нарушение конституционных установлений о правовом и социальном государстве, о равенстве всех перед законом и судом и обязанности каждого платить лишь законно установленные налоги.
Таким образом, в отношении товаров, приобретенных у организаций – банкротов в рамках осуществления их текущей хозяйственной деятельности в период действия подпункта 15 пункта 2 статьи 146 Налогового кодекса в редакции Федерального закона от 24.11.2014 № 366-ФЗ (т.е. до 01.01.2021), налогоплательщики – покупатели принимают к вычету предъявленные им суммы налога на общих основаниях. При этом, вопреки выводам судов, для оценки правомерности применения налоговых вычетов не может иметь значения характер хозяйственной деятельности продавца (производство собственной продукции или коммерческая продажа товаров), поскольку такого рода дифференциация права на вычет «входящего» налога у покупателя товаров (работ, услуг) не вытекает из пункта 2 статьи 171 Налогового кодекса и по смыслу вышеуказанных правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, носящих универсальный характер, является недопустимой».

Юрист Поликарпов Л.Н.

Компенсация с налоговой

Верховный Суд РФ в Определении от 21.04.21 №307-ЭС20-10839 по делу №А42-7993/2019 указал следующее:

«Одновременно с подачей заявления общество в порядке, установленном частью 3 статьи 199 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, заявило ходатайство о принятии обеспечительной меры в виде приостановления действия решения инспекции от 13.01.2017 № 02.2/001911.
Инспекция обратилась в суд с ходатайством о предоставлении встречного обеспечения.

…Заявитель, полагая, что в результате принятия обеспечительных мер для него наступили негативные последствия, которые выразились в том, что длительное время (более 17 месяцев — с 25.05.2017 по 29.10.2018) он не имел возможности пользоваться и распоряжаться значительной денежной суммой, что в свою очередь повлекло финансовые потери в виде упущенной выгоды, обратился в суд с требованием о взыскании компенсации в соответствии с частью 1 статьи 98 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
довод инспекции, принятый судом кассационной инстанции, в соответствии с которым взыскание убытков и компенсации в связи с обеспечением иска возможно только ответчиком и другими лицами, чьи права и (или) законные интересы нарушены указанным обеспечением, после вступления в законную силу судебного акта арбитражного суда об отказе в удовлетворении иска, но никак не лицом, инициировавшим судебное разбирательство, является неверным.
Такой подход привел бы к возникновению коллизии, при которой лицо, чьи имущественные интересы были затронуты принятием обеспечительных мер, не смогло бы воспользоваться существующим правовым механизмом для защиты таких интересов, следовательно, к нарушению принципа равенства прав участников процессуальных отношений.

Соответственно, общество правомерно руководствовалось статьей 98 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при подаче искового заявления.
Кроме того, с учетом изложенного выше, Судебная коллегия считает необходимым отметить, что к правовому механизму, предусмотренному статьей 94 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, применяются критерии, установленные и для остальных обеспечительных мер. Судам следует, в частности, иметь в виду вероятность причинения заявителю значительного ущерба в случае непринятия обеспечительных мер, а также обеспечение баланса интересов заинтересованных сторон (пункт 10 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 55 «О применении арбитражными судами обеспечительных мер»).
С учетом того, что обеспечительные меры являются вмешательством в имущественную сферу субъекта (в его собственность), такое вмешательство всегда компенсируется, на что и направлено нормативное регулирование, установленное в статье 98 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации».

Юрист Поликарпов Л.Н.

Поиск
Архивы