Процессуальное право

Обеспечение иска по домену

Отменяя судебные акты об отказе в обеспечении иска о защите товарного знака и использованию доменных имен, Верховный Суд РФ в Определении от 17.11.20 № 305-ЭС20-16127 по делу № А41-85820/2019 указал следующее:

«Эффективность судебной защиты в максимальной степени проявляется при фактическом восстановлении нарушенного права.
Для реализации этого принципа арбитражный суд располагает действенным процессуальным механизмом в виде института обеспечительных мер, своевременное и разумное применение которых устраняет препятствия к исполнению судебного решения в будущем и повышает тем самым эффективность правосудия.
Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 160 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 № 10 «О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – постановление Пленума № 10), по требованию о пресечении действий, нарушающих право на товарный знак и выражающихся в незаконном использовании доменного имени, в целях предотвращения причинения значительного ущерба заявителю могут быть применены обеспечительные меры, направленные на сохранение существующего состояния отношений между сторонами, в частности запрет администратору совершать какие-либо действия, направленные на отказ или передачу прав администрирования доменного имени, включая смену регистратора, а также запрет регистратору аннулировать доменное имя и передавать права администрирования доменного имени другому лицу…

Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 160 постановления Пленума № 10, не требуется представления отдельных доказательств того, что непринятие указанных в данном пункте обеспечительных мер может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта по существу спора; не требуется представления доказательств в объеме, необходимом для обоснования требований и возражений стороны по существу спора.
Обязательным условием для применения обеспечительных мер является представление заявителем доказательств наличия оспоренного или нарушенного права, а также его нарушения. Исходя из этого достаточным является представление заявителем доказательств наличия у него права на товарный знак, а также его нарушения и обоснования причины обращения с требованием о применении обеспечительных мер».

Таким образом, Верховный Суд России дополняет случаи упрощенного удовлетворения заявления об обеспечении иска (например, Обеспечение субсидиарки).

Юрист Поликарпов Л.Н.

Замена единственного жилья

Ранее я приводил судебную практику по обращению взыскания на квартиру должника-банкрота (например, Взыскание на жилье?).

Но, как говорится, дьявол кроется в деталях, и практика не стоит на месте.

До Верховного Суда РФ дошло дело, в котором  оспаривалось решение собрания кредиторов о предоставлении конкурсным кредитором должнику в единоличную собственность квартиры, площадью 19,8 кв.м, расположенной в том же городе, компенсации кредитору цены приобретаемой квартиры в сумме 850 000 руб. за счет реализации конкурсной массы, поручении финансовому управляющему заключить от имени и в интересах должника договор передачи жилого помещения.

Отменяя судебные акты апелляции и кассации об отказе в удовлетворении заявления, Верховный Суд РФ в Определении от 29.10.20 № 309-ЭС20-10004 по делу № А71-16753/2017 указал следующее:

«Пункт 2 статьи 12 и пункт 12 статьи 213.8 Закона о банкротстве содержит перечень вопросов, решение которых относится к исключительной компетенции собрания кредиторов. Иные вопросы, решение которых также входит в компетенцию собрания кредиторов, определены в Законе о банкротстве применительно к отдельным процедурам, применяемым в деле о банкротстве гражданина.
При этом законодательство о несостоятельности не содержит запрета на принятие собранием кредиторов решений по другим вопросам, прямо не отнесенным к его компетенции, но разрешение которых необходимо для целей банкротства или защиты прав кредиторов.
В то же время такие решения не могут противоречить требованиям законодательства и в частности приводить к нарушению конституционных прав гражданина-должника, включая право на жилище (часть 1 статьи 40 Конституции Российской Федерации).
Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 14.05.2012 № 11-П (далее – постановление № 11-П), имущественный (исполнительский) иммунитет в отношении жилых помещений, установленный положением абзаца второго части первой статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, предназначен не для того, чтобы в любом случае сохранить за гражданином-должником принадлежащее ему на праве собственности жилое помещение, а для того, чтобы, не допуская нарушения самого существа конституционного права на жилище и умаления человеческого достоинства, гарантировать гражданину-должнику и членам его семьи уровень обеспеченности жильем, необходимый для нормального существования (абзац первый пункта 4 мотивировочной части постановления).
Вместе с тем, принимая решение воздержаться от признания названного положения Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации неконституционным, Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении № 11-П руководствовался принципом разумной сдержанности, исходя из того, что в условиях отсутствия специального законодательного регулирования иное решение (о признании нормы неконституционной) повлекло бы риск неоднозначного и, следовательно, произвольного выбора соответствующих критериев правоприменителем, причем в отношениях, характеризующихся высокой степенью социальной уязвимости людей.
Конституционный Суд Российской Федерации указал, что федеральному законодателю надлежит внести необходимые изменения в гражданское процессуальное законодательство на случай, когда недвижимость явно превышает уровень, достаточный для удовлетворения разумной потребности гражданина-должника и членов его семьи в жилище (далее – роскошное жилье), а также предусмотреть для таких лиц гарантии сохранения жилищных условий, необходимых для нормального существования.
Таким образом, Конституционный Суд Российской Федерации прямо и недвусмысленно исключил возможность решения данного вопроса (установления правил предоставления замещающего жилья) правоприменителем до внесения соответствующих изменений в законодательство».

Юрист Поликарпов Л.Н.

Земельный участок под домом

Отменяя судебные акты об отказе в удовлетворении иска об обязании администрации города сформировать земельный участок под многоквартирным домом, Верховный Суд РФ в Определении от 30.09.20 №56-КАД20-1-К9 указал следующее:

«В силу частей 2, 3 и 5 статьи 16 Федерального закона «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» процесс формирования земельного участка и проведения его кадастрового учёта является завершающей стадией перехода в общую долевую собственность собственников помещений в многоквартирном доме земельного участка, на котором расположен этот дом.
Анализ названной статьи позволяет сделать вывод о том, что в случае обращения собственника помещения в многоквартирном доме в уполномоченный орган с заявлением о формировании земельного участка, на котором расположен этот дом, формирование и проведение кадастрового учёта земельных участков осуществляются в разумный срок самими органами публичной власти, на которые возложена соответствующая функция.

… Суды, отказывая в удовлетворении заявленных требований, установив, что Управление градостроительства и архитектуры администрации города Владивостока исполняет свои обязанности на основании бюджетных ассигнований, в соответствии с заключённым муниципальным контрактом, посчитали, что при указанных обстоятельствах отказ (оформленный письмом от 22 ноября 2018 года № 23436-ог) в проведении работ по подготовке документации по планировке территории в целях образования испрашиваемого земельного участка не может рассматриваться как неправомерное бездействие органа публичной власти, к чему фактически сводятся административные исковые требования.
Однако судами не принято во внимание, что Баранов ВВ. обращался в уполномоченный орган с заявлением о формировании земельного участка, необходимого для дальнейшей эксплуатации многоквартирного дома, в котором он проживает, неоднократно; на основании обращения от 6 октября 2017 года его заявление включено в Перечень обращений о формировании земельных участков под МКД для подготовки документации по планировке территории № 61, судя из отзыва администрации города Владивостока, работы по формированию земельных участков в районе улицы , с 2017 по 2019 год не планировались, не планируются эти работы и в ближайшей перспективе (2020, 2021 и 2022 годы), следовательно, административный истец фактически лишён права сформировать испрашиваемый земельный участок в предполагаемый федеральным законодателем разумный срок.
Таким образом, суждения суда о законности оспариваемого административного акта основаны на неверном применении норм материального и процессуального права, регулирующего спорное правоотношение».

Юрист Поликарпов Л.Н.

Поиск
Архивы