Процессуальное право

Замена единственного жилья

Ранее я приводил судебную практику по обращению взыскания на квартиру должника-банкрота (например, Взыскание на жилье?).

Но, как говорится, дьявол кроется в деталях, и практика не стоит на месте.

До Верховного Суда РФ дошло дело, в котором  оспаривалось решение собрания кредиторов о предоставлении конкурсным кредитором должнику в единоличную собственность квартиры, площадью 19,8 кв.м, расположенной в том же городе, компенсации кредитору цены приобретаемой квартиры в сумме 850 000 руб. за счет реализации конкурсной массы, поручении финансовому управляющему заключить от имени и в интересах должника договор передачи жилого помещения.

Отменяя судебные акты апелляции и кассации об отказе в удовлетворении заявления, Верховный Суд РФ в Определении от 29.10.20 № 309-ЭС20-10004 по делу № А71-16753/2017 указал следующее:

«Пункт 2 статьи 12 и пункт 12 статьи 213.8 Закона о банкротстве содержит перечень вопросов, решение которых относится к исключительной компетенции собрания кредиторов. Иные вопросы, решение которых также входит в компетенцию собрания кредиторов, определены в Законе о банкротстве применительно к отдельным процедурам, применяемым в деле о банкротстве гражданина.
При этом законодательство о несостоятельности не содержит запрета на принятие собранием кредиторов решений по другим вопросам, прямо не отнесенным к его компетенции, но разрешение которых необходимо для целей банкротства или защиты прав кредиторов.
В то же время такие решения не могут противоречить требованиям законодательства и в частности приводить к нарушению конституционных прав гражданина-должника, включая право на жилище (часть 1 статьи 40 Конституции Российской Федерации).
Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 14.05.2012 № 11-П (далее – постановление № 11-П), имущественный (исполнительский) иммунитет в отношении жилых помещений, установленный положением абзаца второго части первой статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, предназначен не для того, чтобы в любом случае сохранить за гражданином-должником принадлежащее ему на праве собственности жилое помещение, а для того, чтобы, не допуская нарушения самого существа конституционного права на жилище и умаления человеческого достоинства, гарантировать гражданину-должнику и членам его семьи уровень обеспеченности жильем, необходимый для нормального существования (абзац первый пункта 4 мотивировочной части постановления).
Вместе с тем, принимая решение воздержаться от признания названного положения Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации неконституционным, Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении № 11-П руководствовался принципом разумной сдержанности, исходя из того, что в условиях отсутствия специального законодательного регулирования иное решение (о признании нормы неконституционной) повлекло бы риск неоднозначного и, следовательно, произвольного выбора соответствующих критериев правоприменителем, причем в отношениях, характеризующихся высокой степенью социальной уязвимости людей.
Конституционный Суд Российской Федерации указал, что федеральному законодателю надлежит внести необходимые изменения в гражданское процессуальное законодательство на случай, когда недвижимость явно превышает уровень, достаточный для удовлетворения разумной потребности гражданина-должника и членов его семьи в жилище (далее – роскошное жилье), а также предусмотреть для таких лиц гарантии сохранения жилищных условий, необходимых для нормального существования.
Таким образом, Конституционный Суд Российской Федерации прямо и недвусмысленно исключил возможность решения данного вопроса (установления правил предоставления замещающего жилья) правоприменителем до внесения соответствующих изменений в законодательство».

Юрист Поликарпов Л.Н.

Земельный участок под домом

Отменяя судебные акты об отказе в удовлетворении иска об обязании администрации города сформировать земельный участок под многоквартирным домом, Верховный Суд РФ в Определении от 30.09.20 №56-КАД20-1-К9 указал следующее:

«В силу частей 2, 3 и 5 статьи 16 Федерального закона «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» процесс формирования земельного участка и проведения его кадастрового учёта является завершающей стадией перехода в общую долевую собственность собственников помещений в многоквартирном доме земельного участка, на котором расположен этот дом.
Анализ названной статьи позволяет сделать вывод о том, что в случае обращения собственника помещения в многоквартирном доме в уполномоченный орган с заявлением о формировании земельного участка, на котором расположен этот дом, формирование и проведение кадастрового учёта земельных участков осуществляются в разумный срок самими органами публичной власти, на которые возложена соответствующая функция.

… Суды, отказывая в удовлетворении заявленных требований, установив, что Управление градостроительства и архитектуры администрации города Владивостока исполняет свои обязанности на основании бюджетных ассигнований, в соответствии с заключённым муниципальным контрактом, посчитали, что при указанных обстоятельствах отказ (оформленный письмом от 22 ноября 2018 года № 23436-ог) в проведении работ по подготовке документации по планировке территории в целях образования испрашиваемого земельного участка не может рассматриваться как неправомерное бездействие органа публичной власти, к чему фактически сводятся административные исковые требования.
Однако судами не принято во внимание, что Баранов ВВ. обращался в уполномоченный орган с заявлением о формировании земельного участка, необходимого для дальнейшей эксплуатации многоквартирного дома, в котором он проживает, неоднократно; на основании обращения от 6 октября 2017 года его заявление включено в Перечень обращений о формировании земельных участков под МКД для подготовки документации по планировке территории № 61, судя из отзыва администрации города Владивостока, работы по формированию земельных участков в районе улицы , с 2017 по 2019 год не планировались, не планируются эти работы и в ближайшей перспективе (2020, 2021 и 2022 годы), следовательно, административный истец фактически лишён права сформировать испрашиваемый земельный участок в предполагаемый федеральным законодателем разумный срок.
Таким образом, суждения суда о законности оспариваемого административного акта основаны на неверном применении норм материального и процессуального права, регулирующего спорное правоотношение».

Юрист Поликарпов Л.Н.

Переплата работнику

Вступившем в законную силу решением Благовещенского городского суда Амурской области от 14.08.2017 исковые требования Баринова И.П. удовлетворены частично. Суд взыскал с ООО «Икс-Технике» в пользу Баринова И.П. заработную плату в сумме 67 821,34 руб., компенсацию за неиспользованный отпуск в сумме 11 644,56 руб., денежную компенсацию за задержку выплат в сумме 11 599,15 руб. и компенсацию морального вреда в сумме 20 000 руб., всего 111 065,05 руб. На ООО «Икс-Технике» возложена обязанность внести изменения в трудовую книжку Баринова И.П. относительно даты приёма его на работу.
При рассмотрении дела по иску Баринова И.П. к ООО «Икс-Технике» представителем ООО «Икс-Технике» приводился довод о том, что ООО «Икс-Технике» в счёт погашения задолженности по заработной плате на банковскую карту Баринова И.П. переводились денежные средства с банковской карты генерального директора ООО «Икс-Технике» Базарова Р.Г. Однако суд признал несостоятельным этот довод со ссылкой на то, что ООО «Икс-Технике» не представлены ведомости по начислению заработной платы, а также иные доказательства, подтверждающие перечисление денежных средств Баринову И.П. в счёт погашения задолженности по заработной плате именно его работодателем ООО «Икс-Технике».

Базаров Р.Г. полагал, что поскольку перечисленные им на банковскую карту Баринова И.П. денежные средства на общую сумму 150 000 руб. не были признаны судом в качестве заработной платы, в каких-либо гражданскоправовых отношениях, которые порождали бы для него обязанность по уплате денежных средств Баринову И.П., они не состояли, то полученная Бариновым И.П. сумма является для него неосновательным обогащением.

Решением Кировского районного суда г. Самары от 2.07.2019 в удовлетворении исковых требований Базарова Р.Г. отказано.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 30.09.2019, оставленным без изменений  Определением 6КСОЮ от 20.01.20,  решение суда первой инстанции отменено, по делу принято новое решение об удовлетворении исковых требований.

Вроде логичное завершение судебного процесса отменено Определением Верховный Суд РФ от 14.09.20 № 46-КГ20-6-К6:

«Согласно пункту 3 статьи 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения заработная плата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причинённого жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к
существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счётной ошибки.

… Таким образом, эти нормы Гражданского кодекса Российской Федерации о неосновательном обогащении и недопустимости возврата определённых денежных сумм могут применяться, в частности, в рамках трудовых правоотношений.

… Нормативные положения части четвёртой статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации корреспондируют пункту 3 статьи 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации, которым установлены ограничения для возврата в виде неосновательного обогащения заработной платы и приравненных к ней платежей, пенсий, пособий, стипендий, возмещения вреда, причинённого жизни или здоровью, алиментов и иных денежных сумм, предоставленных гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счётной ошибки.
Следовательно, излишне выплаченная работодателем и полученная работником в период трудовых отношений заработная плата подлежит взысканию как неосновательное обогащение, только если выплата заработной платы явилась результатом недобросовестности со стороны работника или счётной ошибки.
Ввиду того что Конституцией Российской Федерации работнику гарантируется право на вознаграждение за труд, а трудовым законодательством в целях охраны заработной платы как источника дохода работника ограничены основания удержания из неё, при разрешении спора о взыскании с бывшего работника в качестве неосновательного обогащения перечисленных ему в период трудовых отношений денежных средств юридически значимыми и подлежащими определению и установлению с учётом исковых требований Базарова Р.Г. и их обоснования, возражений ответчика Баринова И.П. относительно иска и регулирующих спорные отношения норм материального права должны быть следующие обстоятельства: являлась ли сумма 150 000 руб. заработной платой и приравненными к ней платежами, и если являлась, то имелись ли предусмотренные частью четвёртой статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации основания для взыскания этой суммы с бывшего работника.
Суд первой инстанции, разрешая спор по иску Базарова Р.Г. о взыскании с Баринова И.П. в качестве неосновательного обогащения перечисленных ему на банковскую карту денежных средств в размере 150 000 руб. и процентов за неправомерное уклонение от их возврата, применил положения пункта 1 статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункта 3 статьи 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации и части четвёртой статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации в их взаимосвязи, установил совокупность юридически значимых обстоятельств по данному делу, а именно: перечисление Баринову И.П. спорных денежных средств в размере 150 000 руб. в 2016 г. и 2017 г. во исполнение существовавших между ООО «Икс-Технике» и Бариновым И.П. обязательств, вытекающих из трудовых отношений; отсутствие недобросовестности в действиях Баринова И.П. при получении им денежных средств и счётной ошибки, в связи с чем отказал в удовлетворении исковых требований Базарова Р.Г.».

Жаль, что Верховный Суд проигнорировал тот факт, что истец и ответчик не состояли в трудовых отношениях.

Юрист Поликарпов Л.Н.

Поиск
Архивы