РИД

Компенсация за «Три кота»

Верховный Суд РФ продолжает формировать практику применения постановления Конституционного Суда России от 13.12.16 №28-П (например, Товарный знак: компенсация).

В Определении от 14.09.21 №303-ЭС21-9375 по делу №А73-8672/2020 высказано следующее:

«…суд не лишен права взыскать сумму компенсации в меньшем размере по сравнению с заявленными требованиями, но не ниже низшего предела, установленного законом. Суд не вправе снижать размер компенсации ниже минимального предела, установленного законом, по своей инициативе. Сторона, заявившая о необходимости такого снижения, обязана в соответствии со статьей 65 АПК РФ доказать необходимость применения судом такой меры. Снижение размера компенсации ниже минимального предела, установленного законом, с учетом требований разумности и справедливости, должно быть мотивировано судом и подтверждено соответствующими доказательствами.

…Между тем суды в нарушение принципов равноправия и состязательности сторон по своей инициативе снизили размер компенсации в отсутствие соответствующего ходатайства ответчика.
В соответствии с пунктом 62 постановления Пленума от 23.04.2019 №10, рассматривая дела о взыскании компенсации, суд, по общему правилу, определяет ее размер в пределах, установленных Гражданским кодексом Российской Федерации (абзац второй пункта 3 статьи 1252).
Абзацем третьим пункта 3 статьи 1252 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что если одним действием нарушены права на несколько результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, размер компенсации определяется судом за каждый неправомерно используемый результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации. При этом в случае, если права на соответствующие результаты или средства индивидуализации принадлежат одному правообладателю, общий размер компенсации за нарушение прав на них с учетом характера и последствий нарушения может быть снижен судом ниже пределов, установленных данным Кодексом, но не может составлять менее пятидесяти процентов суммы минимальных размеров всех компенсаций за допущенные нарушения.
Положения абзаца третьего пункта 3 статьи 1252 ГК РФ применяются только в случае, если ответчиком заявлено о необходимости применения соответствующего порядка снижения компенсации (пункт 64 Пленума от 23.04.2019 №10).
При рассмотрении дела судами нарушены положения абзаца 3 пункта 3 статьи 1252 ГК РФ и сделаны неверные выводы о наличии оснований для снижения размера компенсации, поскольку отсутствовало мотивированное ходатайство ответчика о применении такого порядка снижении, сделанное в суде первой инстанции».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Персональные данные врачей

Ранее я освещал дело об удалении с сайта персональных данных врача (Свобода слова?). Ответчик (владелец сайта) дошел по данному делу до Конституционного Суда.

Признавая п.8 ч.1 ст.6 Федерального закона «О персональных данных» не противоречащим Конституции, Конституционный Суд России в Постановлении от 25.05.21 №22-П указал следующее:

«…распространение сетевым изданием раскрытых ранее медицинской организацией на основании федерального закона сведений об имени и фамилии, об уровне образования и квалификации медицинского работника – как представляющих общественный интерес – не нарушает прав и свобод субъекта персональных данных по смыслу оспариваемого пункта 8 части 1 статьи 6 Федерального закона «О персональных данных».
Однако изменение или удаление персональных данных медицинского работника с официального интернет-сайта медицинской организации (например, в случае прекращения трудовых отношений с ним) влечет необходимость актуализации в разумные сроки и той информации, которая представлена на сторонних интернет-ресурсах. В силу статьи 103 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» операторы поисковых систем обязаны по требованию заинтересованного лица прекратить выдачу ссылок, позволяющих получить доступ к информации о нем, содержащейся на таких интернет-ресурсах и являющейся неактуальной, утратившей значение для него в силу последующих событий или действий, – так называемое «право на забвение» (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 26 марта 2019 года № 849-О).

…Если редакция средства массовой информации, зарегистрированного в форме сетевого издания, строит свою редакционную политику на размещении персональных данных медицинских работников для сбора и опубликования отзывов пациентов о нем, это, по смыслу статьи 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации, предполагает необходимость – посредством организационно-технических форм предварительного редакционного контроля за содержанием комментариев третьих лиц (премодерация) либо посредством мониторинга размещенных комментариев, оперативно осуществляемого вне зависимости от поступления соответствующих обращений, – воспрепятствовать наличию в издании (на сайте) очевидно противоправных суждений пользователей в адрес медицинского работника, включая такие запрещенные нормами публичного права высказывания, которые представляют собою оскорбление (статья 5.61 КоАП Российской Федерации) и не пользуются конституционной защитой. Равным образом, по смыслу приведенных в настоящем Постановлении правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, в рассматриваемой ситуации не предполагается обнародование комментариев пользователей, не относящихся к профессиональной деятельности медицинского работника, т.е. не касающихся качества самой медицинской помощи (пункт 21 статьи 2 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации») или качества условий оказания медицинских услуг (статья 791 того же Федерального закона).

В случае же возникновения спора о том, является ли распространенная информация порочащей честь, достоинство или деловую репутацию и соответствует ли она действительности, этот вопрос окончательно разрешается судом».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Упущенная выгода

Отменяя постановление СИП, Верховный Суд в Определении от 13.04.21 №309-ЭС17-15659 по делу №А34-5796/2016 указал следующее:

«Возмещение убытков в полном размере означает, что в результате их возмещения кредитор должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы обязательство было исполнено надлежащим образом (пункт 2 статьи 393 ГК РФ).
Исходя из пункта 14 постановления Пленума №25, по смыслу статьи 15 ГК РФ, упущенной выгодой является неполученный доход, на который увеличилась бы имущественная масса лица, право которого нарушено, если бы нарушения не было.
Для взыскания упущенной выгоды следует установить реальную возможность получения упущенной выгоды и ее размер; кредитор должен доказать, что допущенное должником нарушение явилось единственным препятствием, не позволившим ему получить упущенную выгоду.

…Установив, что свою упущенную выгоду истец связывает с полученным ответчиком доходом по договорам от 26.09.2011 №МНХ-0051/12 и от 20.02.2014 №ОН-0323/14, заключенным с последним по результатам проведения конкурсных процедур по закупке товара, при этом общество «Квант» не могло получить доход в заявленном размере в любом случае, поскольку по проведенному конкурсу, предшествовавшему заключению договора от 26.09.2011 №МНХ-0051/12, с ним не мог быть заключен договор ввиду того, что стоимость предлагаемого им товара не являлась наименьшей после заявки ответчика, а в конкурсных процедурах, предшествовавших заключению договора от 20.02.2014 №ОН-0323/14, истец не участвовал, суды первой и апелляционной инстанций пришли к правомерному выводу о недоказанности последним наличия установленной законом совокупности условий, необходимой для взыскания с ответчика убытков в виде упущенной выгоды в заявленном размере.

Указывая на то, что вывод на рынок контрафактного товара естественным образом влечет для правообладателя снижение его доходов и, соответственно, возникновение у правообладателя упущенной выгоды в результате нарушения ответчиком исключительного права, суд кассационной инстанции не учел, что данное обстоятельство не является основанием для освобождения правообладателя от доказывания наличия совокупности условий, необходимой для взыскания с лица, которым, по его мнению, нарушены его права и законные интересы, убытков в виде упущенной выгоды».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Поиск
Архивы