РИД

Товарный знак: концессионер

Верховный Суд в Определении от 29.07.22 №306-ЭС22-7838 по делу №А65-20389/2020 указал следующее:

«Статьей 1032 ГК РФ предусмотрено, что с учетом характера и особенностей деятельности, осуществляемой пользователем по договору коммерческой концессии, пользователь обязан, в частности, использовать при осуществлении предусмотренной договором деятельности, товарный знак, знак обслуживания указанным в договоре образом.
К договору коммерческой концессии соответственно применяются правила раздела VII ГК РФ о лицензионном договоре, если это не противоречит положениям данной главы и существу договора коммерческой концессии (пункт 4 статьи 1027 ГК РФ).
Согласно пункту 1 статьи 1235 ГК РФ по лицензионному договору одна сторона — обладатель исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (лицензиар) предоставляет или обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) право использования такого результата или такого средства в предусмотренных договором пределах.
Лицензиат может использовать результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации только в пределах тех прав и теми способами, которые предусмотрены лицензионным договором. Право использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, прямо не указанное в лицензионном договоре, не считается предоставленным лицензиату.
В силу статьи 1254 ГК РФ, если нарушение третьими лицами исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, на использование которых выдана исключительная лицензия, затрагивает права лицензиата, полученные им на основании лицензионного договора, лицензиат может наряду с другими способами защиты защищать свои права способами, предусмотренными статьями 1250 и 1252 данного Кодекса.
Как разъяснено в пункте 79 постановления Пленума №10, при применении статьи 1254 ГК РФ необходимо учитывать, что правом защищать свои права способами, предусмотренными статьями 1250 и 1252 ГК РФ, обладают только лицензиаты — обладатели исключительной лицензии. Основанием предъявления лицензиатом требования о взыскании компенсации за нарушение исключительного права является нарушение полученных на основании лицензионного договора прав самого лицензиата, а не правообладателя. С учетом этого лицензиаты — обладатели исключительной лицензии могут защищать права способами, предусмотренными статьями 1250 и 1252 ГК РФ, лишь в случае, если допущенным нарушением затронуты предоставленные им правомочия по использованию результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации.
С учетом приведенных норм и разъяснений общество «МБИ-РУ» вправе предъявить иск в защиту исключительных прав в пределах предоставленных ему договором правомочий; от объема прав, предоставленных обществу «МБИРУ» по соответствующему договору, зависит разрешение вопроса о наличии или отсутствии у него права на судебную защиту от конкретного допущенного нарушения».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Производное право автора

Конституционный Суд России в Постановлении от 16.06.22 №25-П признал п.3 ст.1260 ГК РФ не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2), 34 (часть 1), 44 (часть 1), 45 (часть 1), 46 (часть 1) и 55 (часть 3), поскольку в системе действующего правового регулирования он допускает отказ суда в защите авторских прав создателя программы для ЭВМ в споре с лицом, использующим указанную программу для ЭВМ в отсутствие его согласия, только на том основании, что названная программа является составным произведением и ее автором не выполнено условие о соблюдении прав авторов (правообладателей) объектов (программ для ЭВМ), использованных для ее создания.

В частности, Конституционный Суд указал следующее:

«По существу, защита авторских прав только при условии получения согласия авторов (правообладателей) использованных объектов (программ для ЭВМ) на использование их в составном произведении ставит – в отсутствие конституционно оправданной цели – реализацию закрепленных Конституцией Российской Федерации гарантий государственной, в том числе судебной, защиты прав и свобод автора программы для ЭВМ, являющейся составным произведением, в зависимость от волеизъявления третьих лиц. Невозможность защитить права автора программы для ЭВМ в рассматриваемой ситуации существенно затрудняла бы и осуществление им авторских прав впоследствии при выполнении указанного в пункте 3 статьи 1260 ГК Российской Федерации условия, что не позволяло бы говорить о соблюдении баланса интересов всех участников соответствующих правоотношений».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Согласие на товарный знак

Верховный Суд в Определении от 05.04.22 №305-ЭС21-23755 по делу №А41-13514/2020 указал следующее:

«В соответствии с пунктом 1 статьи 1233 ГК РФ правообладатель может распорядиться принадлежащим ему исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации любым не противоречащим закону и существу такого исключительного права способом, в том числе путем его отчуждения по договору другому лицу (договор об отчуждении исключительного права) или предоставления другому лицу права использования соответствующих результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в установленных договором пределах (лицензионный договор).
Согласно пункту 1 статьи 1484 ГК РФ лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со статьей 1229 ГК РФ любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак), в том числе способами, указанными в пункте 2 данной статьи.
Из анализа вышеуказанных норм следует, что перечень способов распоряжения исключительным правом на товарный знак не является исчерпывающим и относится на усмотрение правообладателя.
Таким образом, предоставляя заявителю свое письменное согласие на использование товарного знака, правообладатель правомерно распорядился принадлежащим ему исключительным правом, а вывод судов об обратном противоречит положениям пункта 1 статьи 1233 и пункту 1 статьи 1484 ГК РФ.

…Согласно пункту 1.3. Административного регламента также должны быть представлены документы, подтверждающие государственную регистрацию принадлежащего заявителю товарного знака, либо разрешение на использование чужого товарного знака, равно как и документы, обязывающие его к использованию указанного товарного знака (при наличии).
Учитывая указанные положения Административного регламента, а так же полученное обществом разрешение (согласие) правообладателя на использование товарного знака, у судов не было правовых оснований для вывода о принятии администрацией правомерного решения об отказе в согласовании установки средства размещения информации на территории муниципального образования по причине непредоставления заявителем договора на использование товарного знака, зарегистрированного в установленном законом порядке».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Поиск
Свежие комментарии
Архивы