Семья

Квартира банкрота и его жены

Верховный Суд в Определении от 14.10.22 №304-ЭС22-13086 по делу №А45-3050/2018 указал следующее:

«Включение имущества в конкурсную массу не является основанием для лишения права на супружескую долю.
Согласно пункту 7 статьи 213.26 Закона о банкротстве имущество гражданина, принадлежащее ему на праве общей собственности с супругом (бывшим супругом), подлежит реализации в деле о банкротстве гражданина по общим правилам, предусмотренным названной статьей. В таких случаях супруг (бывший супруг) вправе участвовать в деле о банкротстве гражданина при решении вопросов, связанных с реализацией общего имущества. В конкурсную массу включается часть средств от реализации общего имущества супругов (бывших супругов), соответствующая доле гражданина в таком имуществе, остальная часть этих средств выплачивается супругу (бывшему супругу). Если при этом у супругов имеются общие обязательства (в том числе при наличии солидарных обязательств либо предоставлении одним супругом за другого поручительства или залога), причитающаяся супругу (бывшему супругу) часть выручки выплачивается после выплаты за счет денег супруга (бывшего супруга) по этим общим обязательствам.
Судами установлено, что спорная квартира до отчуждения являлась общей совместной собственностью супругов.
Вступившим в законную силу определением Арбитражного суда Новосибирской области от 22.11.2018 признан недействительным договор дарения и применены последствия недействительности сделки в виде возврата спорной квартиры в конкурсную массу должника путем восстановления права собственности супруги должника на эту квартиру.
Недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения (пункт 1 статьи 167 ГК РФ). Последствия, которые связаны с недействительностью сделки, предусмотрены положениями пункта 2 статьи 167 ГК РФ, согласно которому каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, то есть стороны возвращаются в то имущественное положение, которое имело место до исполнения этой сделки.
Поскольку до совершения договора дарения квартира являлась общей совместной собственностью супругов, то после признания договора дарения недействительным и возвращения имущества в натуре, режим общей совместной собственности должника и его супруги на спорную квартиру сохраняется. Учитывая, что денежные обязательства должника не являются общими обязательствами супругов, кредиторы могут рассчитывать только на обращение взыскания на принадлежащую должнику ½ долю в праве общей собственности на квартиру, а супруга должника обладает правом на получение половины денежных средств, вырученных от реализации спорной квартиры, после их поступления в конкурсную массу должника».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

КМ: «шкура неубитого медведя»

Верховный Суд РФ в Определении от 30.09.22 №305-ЭС22-10189 по делу №А40-155682/2017 указал следующее:

«Между бывшими супругами Панычевыми 14.11.1998 заключено соглашение о разделе имущества, в соответствии с условиями которого в единоличную собственность бывшей супруги должника перешли две квартиры, приобретенные в период брака.
В силу пункта 7 статьи 38 Семейного кодекса Российской Федерации к требованиям супругов о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, применяется трехлетний срок исковой давности, который исчисляется, согласно разъяснениям, данным Пленумом Верховного Суда Российской Федерации в пункте 19 постановления от 05.11.1998 №15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (пункт 1 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Указанное соглашение о разделе имущества его сторонами не оспаривалось, должник с момента расторжения брака с требованием о разделе имущества в суд не обращался, каких-либо требований в отношении спорного имущества к бывшей супруге не предъявлял.
Наличие соглашения о разделе имущества, отсутствие споров относительно данных объектов недвижимости на протяжении более 23 лет свидетельствуют о состоявшемся разделе имущества и влекут прекращение режима совместной собственности супругов.
Квартира, находящаяся по адресу: Москва, ул. 50 лет Октября, д. 9, передана Панычевой М.В. из собственности г. Москвы в порядке компенсации возмещения за жилую площадь в снесенном доме в 2009 году – спустя 10 лет после расторжения брака, в связи с чем эта квартира общим имуществом бывших супругов никогда не являлась.
Кредитор, заключая с Панычевым А.А. в феврале 2016 года (более чем через 17 лет после раздела имущества бывшими супругами) договор займа, не мог рассчитывать на получение удовлетворения своих требований из спорного имущества, при том, что должник указанным имуществом не владел, не пользовался и не имел записи о наличии каких-либо вещных прав на данное имущество в публичных реестрах. Следовательно, кредитор не мог рассчитывать на то, что данное имущество будет включено в конкурсную масс должника.
Таким образом, вывод суда кассационной инстанции о сохранении у спорного имущества статуса общего имущества супругов для кредиторов должника является ошибочным и у суда округа не имелось оснований для отмены постановления суда апелляционной инстанции, который пришел к правомерному выводу о том, что спорные квартиры не находятся в режиме совместной собственности бывших супругов и подлежат исключению из конкурсной массы должника».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Согласие на продажу доли ООО

Верховный Суд в Определении от 09.06.22 №307-ЭС22-6562 по делу №А26-7222/2020 указал следующее:

«…возможность отзыва предварительного согласия утрачивается с того момента, когда оно повлияло на правоотношения иных участников оборота, а именно, послужило основанием для возникновения их прав и обязанностей на основании договора. Отзыв согласия допускается до того, как стороны, основываясь на согласии третьего лица, вступили в договорные отношения.
При заключении предварительного договора у договаривающихся сторон согласно статье 429 Гражданского кодекса возникает обязанность заключить сделку, в том числе сделку по отчуждению имущества, на условиях, оговоренных в предварительном соглашении.
Использование юридической конструкции предварительного договора передачи имущества, как правило, имеет своей целью юридически связать стороны еще до того, как у контрагента появится право на необходимую для исполнения вещь, с тем чтобы в установленный им срок восполнить отсутствие условия, необходимого для заключения основного договора (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.07.2009 №402/09).
На основании пункта 5 статьи 429, пункта 4 статьи 445 ГК РФ уклонение стороны, заключившей предварительный договор, от заключения основного договора, является основанием для понуждения к заключению договора в судебном порядке.
Таким образом, предварительный и основной договоры купли-продажи являются взаимосвязанными сделками, последовательное совершение которых направлено на отчуждение имущества. При заключении предварительного договора уже выражена воля на отчуждение имущества, которая связывает стороны договора, в связи с чем последующее уклонение одной из сторон от заключения основного договора может являться основанием для понуждения к заключению договора в судебном порядке.
Поскольку с момента заключения предварительного договора согласие третьего лица на совершение сделки купли-продажи уже становится основанием для возникновения прав и обязанностей иных участников оборота, связанных с отчуждением имущества, то возможность отзыва согласия третьего лица на отчуждение имущества с этого момента утрачивается.
Как установлено судами, согласие на отчуждение долей в уставном капитале общества была дано Самсоновой С.В. еще 14.03.2019 и не было ограничено каким-либо сроком действия. При этом согласие содержало указание на то, что продажу доли ее супруг праве осуществить за цену и на условиях по его собственному усмотрению.
С заключением 14.08.2019 предварительного договора купли-продажи долей в уставном капитале общества, вышеназванное согласие было реализовано, поскольку привело к возникновению обязательственных правоотношений между Самсоновым В.С. и Сарычевой Ю.А., направленных на отчуждение доли.
Следовательно, распоряжение Самсоновой С.В. об отзыве согласия на продажу долей в уставном капитале общества, данное 14.12.2020 уже после заключения предварительного договора, не могло иметь юридических последствий».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Поиск
Свежие комментарии
Архивы