Трудововое право

Субординация зарплаты КДЛ

Верховный Суд в Определении от 25.08.22 №305-ЭС14-1659(20) по делу №А41-51561/2013 указал следующее:

«Как разъяснено, в пункте 8 Обзора судебной практики, связанной с установлением в процедурах банкротства требований контролирующих должника и аффилированных с ним лиц, утверждённого Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 29.01.2020, контролирующее должника лицо, привлечённое к субсидиарной ответственности за невозможность полного погашения требований кредиторов, не может получить удовлетворение своего требования к должнику наравне с требованиями других кредиторов.
Данный пункт не указывает на необходимость субординации требований в зависимости от их правовой природы, как ошибочно полагают представители Никулина К.Б. и его финансового управляющего, а представляет собой частный случай влияния вины самого кредитора, создавшего невозможность исполнения, в том числе, перед ним, на порядок исполнения обязательств. Суть данной позиции состоит в том, что если невозможность исполнения в виде банкротства возникла по вине кредитора, то он лишается права требовать исполнения обязательства в свою пользу до тех пор, пока не устранит последствия собственного поведения (пункт 4 статьи 1, пункт 1 статьи 6, пункт 4 статьи 401, статьи 404, 406 и пункт 2 статьи 416 Гражданского кодекса Российской Федерации). Такой подход вытекает и из общего принципа гражданского права, закрепленного в пункте 4 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации, по смыслу которого кредитор не может извлечь преимущества по отношению к другим кредиторам, если его действия (бездействие), за которые он несет ответственность в соответствии с законом, сделали невозможным исполнение другой стороной. Он не вправе перелагать результат своего виновного поведения на других кредиторов, а значит, и не может получить удовлетворение в той же очередности, что и последние.
Приходя к обратным выводам, суды ссылались на необходимость защиты права Никулина К.Б. на получение оплаты за труд. Однако ситуация неисполнимости соответствующего обязательства создана поведением самого Никулина К.Б., что лишает его возможности недобросовестно ссылаться на приоритетность личного требования. Равным образом, наличие у Никулина К.Б., также являющегося банкротом, собственных кредиторов не может приводить к поражению в правах добросовестных кредиторов банка, не вступавших в правоотношения непосредственно с Никулиным К.Б. Подход, занятый судами, о приоритете кредиторских права лица, виновного в банкротстве банка, по отношению к правам кредиторов, не причастных к возникновению объективного банкротства, противоречит принципам добросовестности и справедливости.
Обстоятельства, положенные в основу выводов судов, сами по себе не исцеляют требования Никулина К.Б. от последствий его недобросовестного поведения, установленных в рамках рассмотрения вопроса о субсидиарной ответственности.
Таким образом, данное требование подлежало погашению после других требований кредиторов».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Сдача дел бывшим директором

Верховный Суд в Определении от 09.08.22 №307-ЭС22-5640 по делу №А26-507/2021 указал следующее:

«В соответствии с пунктом 4 статьи 29 Закона №402-ФЗ при смене руководителя организации должна обеспечиваться передача документов бухгалтерского учета организации. Порядок передачи документов бухгалтерского учета определяется организацией самостоятельно.
Таким образом, законодательство не содержит конкретных указаний в отношении порядка передачи документов бывшим руководителем общества и не устанавливает императивного требования к форме, в которой происходит такая передача.
В связи с этим доводы о необходимости бывшим руководителем передать все документы путем составления акта приема-передачи с поименным перечислением каждого документа не отвечают законодательству и не соответствуют характеру деятельности хозяйственного общества, имманентно предполагающего многочисленность документов, объем которых не позволяет их индивидуальную передачу.
Вместе с тем руководитель организации по завершении осуществления своих полномочий обязан передать дела, что включает в себя обязанность вернуть Обществу все его документы, если они по какой-то причине находятся у бывшего руководителя, а не по месту нахождения юридического лица.
Форма передачи, если она прямо не урегулирована уставом, корпоративным договором, заключенным между всеми участниками или договором с руководителем, зависит от конкретных обстоятельств дела (объема документации, вида документации, правил документооборота, принятых в соответствующей организации или соблюдающихся фактически).
Каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений (статья 65 АПК РФ).
Исходя из принципа состязательности сторон доказательства, подтверждающие или опровергающие соответствующие обстоятельства, вправе представлять все участники процесса.
Суды при рассмотрении настоящего спора исходили из необходимости доказать истцу то, что спорные документы находились у ответчика в период исполнения им полномочий директора Общества, а также то, что после прекращения полномочий Тягара М.А., истребуемые документы отсутствовали по месту нахождения юридического лица.
В то же время, учитывая принцип состязательности и обязанность передать дела, именно на бывшем руководителе хозяйствующего субъекта лежала обязанность дать пояснения по предъявленным претензиям, в частности, о факте отсутствия у него истребуемых сведений и документации, а также о причинах их отсутствия».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Председатель правления ТСЖ

Конституционный Суд России в Постановлении от 05.07.22 №28-П признал ч.3.1 ст.147 Жилищного кодекса РФ не противоречащей Конституции Российской Федерации, поскольку содержащееся в ней положение – по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования – не исключает возможности наличия трудовых отношений (заключения трудового договора) между товариществом собственников жилья и председателем правления этого товарищества.

Конституционный Суд указал: «часть 3.1 статьи 147 Жилищного кодекса Российской Федерации, не устанавливая абсолютного запрета на заключение трудового договора между товариществом собственников жилья и председателем правления этого товарищества, не препятствует определению в уставе или решениях общего собрания членов товарищества вида заключаемого с председателем правления договора и его условий, а при наличии спора правовая природа заключенного договора определяется судом с учетом прав и обязанностей сторон и осуществляемой товариществом деятельности по управлению многоквартирным домом (часть 22 статьи 161 Жилищного кодекса Российской Федерации), с тем чтобы не допустить умаления прав председателя правления товарищества, но одновременно избежать необоснованного возложения на указанное товарищество обременений, связанных с предоставлением председателю правления всех прав и преимуществ работника, предусмотренных трудовым законодательством и законодательством о социальном обеспечении, которые, в частности, могут повлечь увеличение вносимой собственниками помещений платы, вызванное этими дополнительными расходами.
Это позволяет обеспечить баланс конституционных прав и свобод участников соответствующих правоотношений, справедливо согласовать их законные интересы. Иное же толкование оспариваемого положения в системе действующего законодательства приводило бы либо к умалению прав председателя правления товарищества собственников жилья, либо к несоразмерному ограничению прав и законных интересов иных членов этого товарищества, всех собственников помещений в многоквартирном доме и вступало бы в противоречие с конституционными принципами справедливости, равенства и соразмерности».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Поиск
Свежие комментарии
Архивы