Уголовка

Преступление не КоАП

Верховный Суд РФ в Постановлении от 27.12.21 №5-АД21-111-К2 указал следующее:

«…как следует из представленных с настоящим протестом документов, постановлением следователя по особо важным делам отделения по расследованию особо важных дел (о преступлениях прошлых лет) первого управления по расследованию особо важных дел (о преступлениях против личности и общественной безопасности) Главного следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по городу Москве от 02 мая 2020 года возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного частью 1 статьи 238 Уголовного кодекса Российской Федерации, по тому же факту нарушения индивидуальным предпринимателем Бондаренко Е.А. санитарно-эпидемиологических правил, повлекшего заражение новой коронавирусной инфекцией COVID-19.

Постановлением следователя по особо важным делам первого следственного отдела первого управления по расследованию особо важных дел (о преступлениях против личности и общественной безопасности) Главного следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по городу Москве от 05 августа 2021 года Бондаренко Е.А. привлечен в качестве обвиняемого по возбужденному уголовному делу с предъявлением ему обвинения в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 236 Уголовного кодекса Российской Федерации.
Таким образом, при квалификации действий Бондаренко Е.А. по части 2 статьи 6.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и по части 1 статьи 236 Уголовного кодекса Российской Федерации учитывались одни и те же обстоятельства, составляющие объективную сторону составов указанных административного правонарушения и преступления.
В силу пункта 7 части 1 статьи 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению при наличии по одному и тому же факту совершения противоправных действий (бездействия) лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, постановления о назначении административного наказания, либо постановления о прекращении производства по делу об административном правонарушении, предусмотренном той же статьей или той же частью статьи названного Кодекса или закона субъекта Российской Федерации, либо постановления о возбуждении уголовного дела».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Компенсация за разумный срок

Конституционный Суд России в Постановлении от 13.01.22 №2-П признал ч.7 ст.3 Федерального закона «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» и ч.5 ст.250 КАС Российской Федерации не соответствующими требованиям ст.17 (ч.1 и 2), 46 (ч.1 и 2) и 55 (ч.3) Конституции Российской Федерации в той мере, в какой они по смыслу, придаваемому им судебным толкованием, препятствуют подаче обвиняемым (подозреваемым) нового (повторного) административного искового заявления о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок до истечения четырехлетнего срока, исчисляемого с момента завершения периода, которому дана судебная оценка в предыдущем решении о присуждении или об отказе в присуждении такой компенсации.

В частности, сославшись на Определение от 17.07.12 №1480-О, Конституционный Суд указал: «исключается возможность повторного обращения с заявлением о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок, если оспариваются одни и те же фактические обстоятельства одного и того же периода судопроизводства по уголовному делу. Это согласуется с процессуально-правовым запретом судебного рассмотрения и разрешения тождественных исковых заявлений, исходящих от одного и того же лица и обращенных к одному и тому же лицу. Вступившее в законную силу решение суда по административному спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям, определение суда о прекращении производства по данному административному делу в связи с принятием отказа административного истца от административного иска, утверждением соглашения о примирении сторон или определение суда об отказе в принятии административного искового заявления являются основанием для отказа в принятии административного искового заявления или прекращения производства по делу (пункт 4 части 1 статьи 128, пункт 2 части 1 статьи 194 КАС Российской Федерации). Иное означало бы обесценивание деятельности суда, рассмотревшего первое из дел, нарушение свойств общеобязательности, исполнимости, преюдициальности и определенности судебных решений, вступивших в законную силу, создавало бы условия для принятия противоречивых судебных актов, могло бы приводить к их пересмотру вопреки процессуальным правилам, в том числе судебными инстанциями равного уровня.
Вместе с тем из указанного Определения Конституционного Суда Российской Федерации не следует, что до нового (повторного) обращения с заявлением о присуждении компенсации необходимо выждать еще один четырехлетний срок (после даты, учтенной в первоначальном решении). В противном случае значительно ограничивался бы круг обвиняемых (подозреваемых), обладающих правом на новое (повторное) обращение с заявлением о компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок с учетом установленных законодательством сроков предварительного следствия и сроков давности привлечения к уголовной ответственности».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Моральный вред

Конституционный Суд России в Постановлении от 26.10.21 №45-П указал следующее:

«…обстоятельства дела могут свидетельствовать о причинении физических или нравственных страданий потерпевшему от преступления против собственности, которое явным образом нарушает его личные неимущественные права либо посягает на принадлежащие ему нематериальные блага (например, при совершении преступления в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в тяжелой жизненной ситуации, обусловленной, в частности, утратой близкого человека). В таком случае факт причинения морального вреда потерпевшему от указанного преступления не может быть сам по себе поставлен под сомнение судом, что, в свою очередь, не может им не учитываться в ходе оценки представленных доказательств в их совокупности.
Иной же подход к решению вопроса о компенсации морального вреда, причиненного потерпевшему от преступления против собственности, не только снижал бы уровень конституционно-правовой защищенности потерпевших от преступлений, предопределяемый сложившимся в правовом государстве конституционным правопорядком, но и создавал бы в системе действующего правового регулирования, призванного обеспечить приоритетную защиту конституционно значимых ценностей (в первую очередь – самого человека, его прав и свобод, а также достоинства личности), необоснованные препятствия для применения гарантий реализации прав потерпевших от преступлений, что не отвечало бы требованиям справедливости и не согласовывалось бы со статьями 2, 21 (часть 1), 45 (часть 1), 46 (часть 1), 52 и 56 (часть 3) Конституции Российской Федерации».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Поиск
Архивы