Земля

Компенсация за участок ДДУ

Применяя правовую позицию Конституционного Суда России (см., Права кредиторов земли ДДУ, ДДУ: жильё или инвестиции), Верховный Суд в Определении от 2.11.23 №309-ЭС22-24570(6,7) по делу №А60-31963/2020 указал следующее:

«Первоначальная компенсация выплачивается залогодержателю вследствие самого факта передачи региональному фонду предмета залога.
По смыслу абзаца пятого пункта 4 резолютивной части постановления №34-П при определении суммы данной компенсации используется реконструкция распределения выручки на случай, если бы была осуществлена продажа заложенных земельного участка (права застройщика на него) и расположенного на данном участке объекта незавершенного строительства на торгах в процедуре банкротства (с особенностями, предусмотренными упомянутым постановлением).
При реконструкции цена реализации принимается равной оценочной стоимости находящихся в залоге объектов. Из этой стоимости вычитается сумма расходов на обеспечение сохранности предмета залога (пункт 4 статьи 201.14 Закона о банкротстве). Тем самым рассчитывается чистая выручка, которая подлежала бы распределению между кредиторами при обычной продаже.
Затем вычисляется 60-процентная часть чистой выручки, в распределении которой на основе принципа пропорциональности гарантированно участвуют все кредиторы – залогодержатели (далее – гарантированная квота) (имея ввиду наличие во временном порядке прямой ссылки на пункт 6 статьи 210 Закон о банкротстве, который, в свою очередь, отсылает к подпункту 1 пункта 1 статьи 201.14 названного Закона).
После этого определяется совокупный размер требований всех залоговых кредиторов (включая граждан – участников строительства, обязательства перед которыми передаются региональному фонду) и доля требования конкретного кредитора, претендующего на получение компенсации, в этом совокупном размере.
И наконец, исходя из размера указанной доли, в целях соблюдения принципа пропорционального распределения гарантированной квоты между всеми залогодержателями, определяется та ее часть, которая пришлась бы на кредитора при отчуждении предмета залога на торгах.
Таким образом, предварительный размер первоначальной компенсации в рублях определяется по следующей формуле:
К = (С – Р) × 0,6 ×Д/100,
где К – сумма компенсации,
С – оценочная стоимость предмета залога,
Р – сумма расходов на обеспечение сохранности предмета залога,
Д – доля требования кредитора, претендующего на компенсацию, в совокупном размере всех требований залогодержателей передаваемого региональному фонду предмета залога (включая граждан – участников строительства, обязательства перед которыми передаются региональному фонду), выраженная в процентах.
Если полученная величина менее 50 процентов от суммы требования кредитора к застройщику, кредитор получает первоначальную компенсацию, рассчитанную по приведенной формуле, если больше – 50 процентов от его требования.
При этом по смыслу абзаца пятого пункта 4 резолютивной части постановления №34-П суд, реализуя дискреционные полномочия, в целях установления разумного размера компенсации вправе отойти от приведенной методики расчета как в сторону уменьшения присуждаемой суммы, так и в сторону ее увеличения (при сохранении равного подхода ко всем получателям компенсации). Вместе с тем такое отступление не может быть произвольным, оно должно быть обусловлено спецификой отношений по поводу конкретного передаваемого объекта, наличием исключительных обстоятельств, существенно отличающих этот объект от других подобных. Соответствующие мотивы указываются в судебном акте.
В рассматриваемом случае суды ошибочно определяли первоначальную компенсацию исходя из оценочной стоимости предмета залога, а не из гарантированной квоты, не установив каких-либо особых обстоятельств, относящихся к рассматриваемому проблемному объекту, переданному региональному фонду, и позволяющих увеличить сумму компенсации».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Недвижка на чужом участке

Верховный Суд в Определении от 14.09.23 №305-ЭС23-7642 по делу №А41-8920/2021 указал следующее:

«В спорном случае истец, не обладая вещным правом на спорные объекты недвижимости, права на которые зарегистрированы за ответчиками и которые существовали в момент покупки обществом «Бригантина» земельного участка, не может использовать такой способ защиты, как признание права собственности на самовольную постройку, для оспаривания зарегистрированных вещных прав ответчиков на них.
Следовательно, удовлетворение требования истца об оспаривании зарегистрированного вещного права ответчиков на спорные объекты невозможно в порядке легализации самовольной постройки по пункту 3 статьи 222 ГК РФ, т.к. у истца в момент предъявления и рассмотрения иска отсутствовал титул на них.
Исходя из положений пункта 23 Постановления Пленума №10/22, основанием для внесения записи в ЕГРН о прекращении зарегистрированного права собственности ответчика на самовольную постройку является решение суда об удовлетворении иска о сносе самовольной постройки.
В соответствии с пунктом 2 статьи 222 ГК РФ общим последствием признания постройки самовольной является ее снос (приведение в соответствие с нормами и правилами) и лишь в исключительном случае возможна ее легализация для введения в гражданский оборот при наличии определенных оснований.
Согласно пункту 3 статьи 222 ГК РФ право собственности на самовольную постройку может быть признано судом за лицом, в собственности которого находится земельный участок, на котором создана постройка, при одновременном соблюдении следующих условий: если в отношении земельного участка лицо, осуществившее постройку, имеет права, допускающие строительство на нем данного объекта; если на день обращения в суд постройка соответствует установленным требованиям; если сохранение постройки не нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц и не создает угрозу жизни и здоровью граждан. В этом случае лицо, за которым признано право собственности на постройку, возмещает осуществившему ее лицу расходы на постройку в размере, определенном судом.
Таким образом, признание права собственности на самовольную постройку в судебном порядке является исключительным способом защиты права, но он не может быть использован для упрощения регистрации прав на вновь созданный объект недвижимости с целью обхода норм специального законодательства, предусматривающего разрешительный порядок создания и ввода в гражданский оборот новых недвижимых вещей.
Одним из условий легализации самовольной постройки законодатель указал наличие у лица, осуществившего постройку, прав в отношении земельного участка, допускающих строительство такой постройки.
Истец в иске и пояснениях по делу указывал, что спорные постройки на его участке он не создавал, а по материалам дела суды установили наличие на момент приобретения обществом «Бригантина» земельного участка нахождение на нем спорных объектов, права на которые впоследствии были зарегистрированы в ЕГРН за ответчиками, что свидетельствует о необходимости урегулирования отношений между собственником участка и собственником спорных строений без применения правил пункта 3 статьи 222 ГК РФ.
Установленные судами обстоятельства, когда в силу отсутствия надлежащего межевания границы земельного участка не были определены, ответчики имеют зарегистрированное право на объекты при утрате возможности истребования земельного участка под ними, а истец утратил возможность владеть этой частью своего земельного участка при отсутствии условий оспаривания зарегистрированных прав ответчиков на спорные постройки путем признания права, свидетельствовали о необходимости урегулирования отношений между сторонами иными законными способами защиты для приведения их в положение, обеспечивающее соблюдение принципа единства судьбы земли и находящейся на нем недвижимости, в том числе в случае наличия оснований по нормам, указанным в статье 272 ГК РФ».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Комплексное развитие территории

Верховный Суд в Определении от 15.08.23 №307-ЭС23-1848 по делу №А56-103770/2021 указал следующее:

«Суды при рассмотрении настоящего дела установив, что вид разрешенного использования спорного земельного участка – для размещения объектов бытового обслуживания; участок испрашивался для размещения объекта капитального строительства, предназначенного для оказания бытовых услуг, пришли к выводу, что цель использования земельного участка соответствует виду разрешенного использования земельного участка, указанному в ЕГРН, который является публичным источником сведений об объектах недвижимости.

Согласно Правилам испрашиваемый земельный участок размещен в территориальной зоне ТД1-1, предусматривающей в качестве основного вида использования «бытовое обслуживание».
Между тем в обоснование невозможности предоставления земельного участка обществу для строительства капитального объекта Комитет и Правительство ссылались на то, что земельный участок находится в границах территории, в отношении которой Правилами предусмотрено осуществление ее комплексного развития.

…положения ГрК РФ (в редакции Федерального закона №494-ФЗ) определяют, что при планировании строительства (реконструкции) объектов капитального строительства в границах территории, в отношении которой в соответствии с Правилами предусмотрено осуществление комплексного развития территорий, установление видов разрешенного использования земельных участков под размещение таких объектов возможно исключительно на основании утвержденной документации по планировке такой территории. При этом устанавливаемые виды разрешенного использования в силу указанных выше положений ГрК РФ могут не соответствовать видам разрешенного использования в составе градостроительного регламента территориальной зоны Правил, «налагаемой» на территорию комплексного развития».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Поиск
Свежие комментарии
Архивы