Земля

Самоволка в лесном фонде

Верховный Суд РФ в Определении от 15.09.21 №308-ЭС21-4935 по делу №А25-2961/2017 указал следующее:

«…судами установлено, что участок лесного фонда площадью 1,2 Га, расположенный в квартале 19, выдел 63, 67, 68 Архызского лесничества Зеленчукского лесхоза, переданный в аренду ЗАО «Висма» для культурно-оздоровительных и спортивных целей, находится в лесах первой группы лесопарковой части зеленой зоны первой группы категории защитности лесов.
В соответствии с положениями статьи 56 Лесного кодекса 1997 года (в редакции Федерального закона от 09.05.2005 №45-ФЗ) к лесам первой группы относятся леса, основным назначением которых является выполнение водоохранных, защитных, санитарно-гигиенических, оздоровительных, иных функций, а также леса особо охраняемых природных территорий. К ним, в частности, относятся леса зеленых зон поселений. Лесным кодексом от 29.01.1997 (в редакции от 30.12.2001) допускалась добыча полезных ископаемых в границах земель лесного фонда.
В случае, если для пользования недрами требовалось осуществить перевод лесных земель в границах земель лесного фонда в нелесные либо произвести изъятие земель лесного фонда (статья 63 Лесного кодекса 1997 года) принималось соответствующее решение:
— в отношении лесов первой группы – Правительством Российской Федерации по представлению органа государственной власти субъекта Российской Федерации, согласованному с федеральным органом управления лесным хозяйством;
— в отношении лесов второй и третьей групп – органом государственной власти субъекта Российской Федерации по представлению соответствующего территориального органа управления лесным хозяйством.
Добыча полезных ископаемых в лесном фонде, если для этого не требовалось перевода лесных земель в нелесные либо изъятия земель лесного фонда осуществлялось на основании решения лесхоза федерального органа управления лесным хозяйством (статья 66 Лесного кодекса 1997 года). В таком разрешении указывались наименования проводимых работ, сроки и условия их выполнения, требования к охране окружающей среды.
На момент выдачи лицензии (13.03.2002) ЗАО «Висма» не было лишено возможности обратиться в уполномоченные органы государственной власти для перевода лесного участка в категорию нелесных земель для целей осуществления деятельности по добыче полезных ископаемых в соответствии с регламентом, утвержденным постановлением Правительств Российской Федерации от 19.09.1997 №1200 «О порядке перевода лесных земель в нелесные земли для использования их в целях, не связанных с ведением лесного хозяйства и пользованием лесным фондом, и (или) изъятия земель лесного фонда».
В последующем ЗАО «Висма» также не было лишено возможности обратиться в уполномоченные органы государственной власти с заявлением о предоставлении ему лесного участка именно для целей добычи полезных ископаемых в порядке, утвержденном постановлением Правительства Российской Федерации от 03.09.2004 №455, Приказом Министерства природных ресурсов Российской Федерации от 24.04.2007 №109 «Об утверждении порядка использования лесов для выполнения работ по геологическому изучению недр, для разработки месторождений полезных ископаемых».
Доказательств соответствующих обращений в материалы дела не представлено».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Отказ организатора торгов

Верховный Суд РФ в Определении от 30.08.21 №308-ЭС21-751 по делу №А53-42913/2019 указал следующее:

«Согласно пункту 6 статьи 448 ГК РФ, если иное не установлено законом, лицо, выигравшее торги, и организатор торгов подписывают в день проведения аукциона или конкурса протокол о результатах торгов, который имеет силу договора.
Лицо, уклонившееся от подписания протокола, обязано возместить причиненные этим убытки в части, превышающей размер предоставленного обеспечения.
Если в соответствии с законом заключение договора возможно только путем проведения торгов, при уклонении организатора торгов от подписания протокола победитель торгов вправе обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор, а также о возмещении убытков, вызванных уклонением от его заключения.
В рассматриваемом случае были проведены торги, по результатам которых победитель торгов — Предприниматель и собственник земельных участков — организатор торгов — Общество 11.10.2019 подписали протокол об итогах аукциона по продаже недвижимого имущества: земельных участков с кадастровыми номерами 61:44:0010512:72; 61:44:0010512:69; 61:44:0010512:68. В протоколе указано, что предметом аукциона являлось право на заключение договора купли-продажи перечисленных земельных участков.
Таким образом, стороны подписали протокол о результатах торгов в соответствии с абзацем первым пункта 6 статьи 448 ГК РФ. В силу данной нормы протокол о результатах торгов имеет силу договора.

если между сторонами заключен предварительный договор, отказ организатора торгов от заключения основного договора может быть признан правомерным, если он заявлен по истечении срока, установленного на заключение основного договора, и при этом другая сторона также не предпринимала действий, направленных на заключение основного договора, до истечения этого срока.
Если стороны по результатам торгов заключили основной договор, то надлежащим способом защиты лица, выигравшего торги, является предъявление требования об исполнении соглашения, в данном случае, учитывая отчуждение объектов недвижимости, — обращение в суд с требованием о понуждении к регистрации перехода права собственности в соответствии с пунктом 3 статьи 551 ГК РФ».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Ипотека культурного наследия

Верховный Суд РФ в Определении от 19.08.21 №305-ЭС21-5471 по делу №А40-53998/2019 указал следующее:

«Оценивая указанные нормы на предмет их применимости к соглашению об ипотеке, суды трех инстанций пришли к выводу, что ипотека по своей природе предполагает отчуждение предмета залога, в связи с чем в такой договор необходимо включать условия об обязанностях нового собственника выполнять требования охранного обязательства. Учитывая отсутствие в договоре подобного условия, суды констатировали его ничтожность.
Судебная коллегия не может согласиться с подобной квалификацией названного вида договоров. Основная цель договора ипотеки состоит в обеспечении исполнения обязательства из стоимости заложенного имущества (пункт 1 статьи 334 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункт 1 статьи 1 Федерального закона от 16.07.1998 №102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)»).
Действительно, договор ипотеки создает предпосылки для перехода в будущем права собственности на имущество, но только посредством обращения взыскания на него при условии неисполнения обеспечиваемого обязательства. Однако само по себе неуказание в договоре ипотеки на обременение потенциального покупателя обязанностью исполнять условия охранного обязательства не препятствует достижению целей Закона №73-ФЗ, не ставит объекты культурного наследия под угрозу и потому не может влечь ничтожность договора.
Юридическим фактом, на основании которого происходит передача права собственности на объект культурного наследия (либо права владения и (или) пользования таким имуществом) является не сам договор ипотеки, а обращение взыскания на заложенное имущество и действия по его отчуждению (посредством реализации, оставления за собой и т.д.). Именно при обращении взыскания и совершении действий по отчуждению заложенного имущества и должна устанавливаться обязанность приобретателя по выполнению требований охранного обязательства.
Поскольку в отношении предметов ипотеки, которые имеют значительную историческую, художественную или иную культурную ценность для общества, допускается только судебное обращение взыскания (подпункт 10 пункта 5 статьи 55 Закона об ипотеке), при вынесении судом решения об удовлетворении иска залогодержателя в резолютивной части указывается на необходимость выполнения приобретателем имущества требований охранного обязательства, аналогичные положения должны содержать также условия торгов, соглашения об отчуждении имущества (купли-продажи, оставления за собой и т.д.)».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Поиск
Архивы