Жилье

Присоединение договора к ЖКУ

Конституционный Суд России в Постановлении от 2.07.24 №34-П признал п.1 ст.426, п.1 ст.428 и п.3 ст.438 ГК РФ не противоречащими Конституции Российской Федерации, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования они предполагают, что в случае включения в одностороннем порядке в отсутствие на то волеизъявления гражданина – собственника или нанимателя жилого помещения в многоквартирном доме в платежный документ на оплату жилого помещения и коммунальных услуг лицом, управомоченным формировать такой платежный документ и получать по нему оплату, наименования и стоимости дополнительной услуги, не относящейся к плате за жилое помещение и коммунальные  услуги в многоквартирном доме (в частности, услуги связи для целей кабельного телевизионного вещания), без указания в таком документе альтернативно итоговой суммы с платой за дополнительные услуги и без таковой с пояснением, чем обусловлена эта разница, оплата такого платежного документа – при недоказанности надлежащей информированности плательщика о том, что фактом внесения оплаты он выражает согласие с существенными условиями договора, который ему предлагается заключить, или того, что он фактически пользовался этой услугой, – не считается акцептом, а договор об оказании соответствующих услуг не является заключенным.

В частности, Конституционный Суд указал следующее:

«С учетом объективно неравного положения, с одной стороны, субъекта, уполномоченного формировать платежный документ и имеющего фактическую возможность в одностороннем порядке определять его содержание, и, с другой – адресата платежного документа, которым в большинстве случаев является потребитель, обычно не ожидающий в счете на оплату специализированных услуг обнаружить не относящиеся к ним позиции, внесение платы по такому платежному документу (в зависимости от обстоятельств дела) само по себе не является достаточным основанием для вывода о том, что, осуществляя платеж, потребитель имел полную и достоверную информацию обо всех существенных условиях соответствующего договора и тем самым своими конклюдентными действиями подтвердил согласие с ними. В условиях, когда потребитель – объективно слабая сторона в отношениях с управляющей организацией и оператором услуг связи, он мог быть введен в заблуждение (например, в силу предоставления ему не соответствующей требованиям закона информации, ее неполноты или недостоверности)».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Председатель Совета МКД

Верховный Суд РФ в Определении от 11.06.24 №305-ЭС23-27085 по делу №А40-182262/2022 указал следующее:

«В соответствии с пунктом 5 части 8 статьи 161.1 Жилищного кодекса председатель совета МКД на основании доверенностей, выданных собственниками помещений в МКД, или без доверенности на основании решения общего собрания вправе выступать в суде в качестве представителя собственников по делам, связанным с управлением данным МКД и предоставлением коммунальных услуг; решение общего собрания должно содержать перечень полномочий председателя.
Приведенная норма позволяет применить к указанным случаям общее правило о возможности граждан поручить ведение своего дела в суде представителю по доверенности, выданной и оформленной в соответствии с законом, при этом не исключая возможности закрепления полномочий на представление интересов в суде в решении собрания, если иное не установлено законом или не противоречит существу отношений.
Из указанных положений следует, что общее собрание вправе принять решение о наделении полномочиями по распоряжению общим имуществом и представлению интересов собственников, в том числе в суде, не только управляющую компанию, но и других лиц.
Поэтому в случае, когда управляющая компания, наделенная полномочиями представлять интересы собственников, бездействует или действует во вред интересам собственников помещений в МКД, представлять их интересы может лицо, наделенное соответствующими полномочиями общим собранием.
Общее собрание собственников помещений в спорном МКД решением (протокол от 27.02.2021) в соответствии со статьей 161.1 Жилищного кодекса наделило председателя совета МКД и собственника помещения в данном МКД – Гаврилову Е.В. правом на решение вопросов, связанных с использованием общего имущества, и представление их интересов, в том числе в суде. Данное решение не оспорено и недействительным не признано.
При таком положении вывод судов о том, что только управляющая компания вправе предъявлять иски о взыскании платы за пользование общим имуществом является ошибочным, поскольку сделан без учета положений статей 44 и 161.1 Жилищного кодекса. Основанный на данном выводе отказ в иске со ссылкой на то, что управляющая компания (Учреждение) не поддержала требование представителя совета МКД, не соответствует требованиям жилищного законодательства и нарушает права и законные интересы собственников помещений в МКД.
Следует отметить, что согласно пояснениям представителей, принявших участие в судебном заседании Судебной коллегии, и данным Единого государственного реестра юридических лиц на момент принятия решения судом первой инстанции Учреждение уже не являлось управляющей организацией МКД, в данном доме создано и 25.10.2022 зарегистрировано в качестве юридического лица товарищество собственников жилья «Земляной Вал дом 23», председателем которого избрана Гаврилова Е.В.».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Иммунитет жилья в деньгах

Конституционный Суд России в Постановлении от 04.06.24 №28-П признал взаимосвязанные положения абзаца второго части первой статьи 446 ГПК Российской Федерации и пунктов 2 и 3 статьи 213.25 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (часть 1), 34 (часть 1), 35 (части 1 и 3) и 40 (части 1 и 2), поскольку в системе действующего правового регулирования они не обеспечивают определенности в том, что касается условий распространения имущественного (исполнительского) иммунитета на денежные средства, вырученные от продажи в рамках процедуры банкротства принадлежащего гражданину-должнику на праве собственности и обремененного ипотекой жилого помещения, которое является для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в этом жилом помещении, единственным пригодным для постоянного проживания, и оставшиеся после расчетов с залоговым кредитором.

Впредь до внесения федеральным законодателем в правовое регулирование изменений, вытекающих из настоящего Постановления:
суды исключают из конкурсной массы гражданина-должника по его заявлению денежные средства, вырученные от продажи в рамках процедуры банкротства принадлежащего гражданину-должнику на праве собственности и обремененного ипотекой жилого помещения, которое является для него и членов его семьи, совместно проживающих в этом жилом помещении, единственным пригодным для постоянного проживания (за вычетом сумм, направляемых на погашение требований залогового кредитора, а также на погашение требований и расходов, предусмотренных абзацами вторым – четвертым пункта 5 статьи 213.27 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»), как защищенные имущественным (исполнительским) иммунитетом;
размер указанных денежных средств, исключаемых из конкурсной массы гражданина-должника по решению суда, может быть уменьшен в пользу конкурсной массы гражданина-должника, если этот размер позволяет приобрести жилое помещение, которое по своим характеристикам явно превышает уровень, достаточный для удовлетворения разумной потребности гражданина-должника и членов его семьи в жилище;

в качестве оснований для отказа в удовлетворении – полностью или в части – заявления гражданина-должника об исключении указанных денежных средств из конкурсной массы допускаются те же основания, связанные с недобросовестностью (злоупотреблениями) со стороны гражданина-должника, которые применяются при отказе в распространении имущественного (исполнительского) иммунитета на единственное жилье, не обремененное залогом;
при определении размера указанных денежных средств как защищенных имущественным (исполнительским) иммунитетом необходимо учитывать, что до направления сумм, предназначенных для погашения требований залогового кредитора, а также иных требований и расходов, предусмотренных абзацами вторым – четвертым пункта 5 статьи 213.27 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», из вырученного от продажи единственного пригодного для постоянного проживания и обремененного ипотекой жилого помещения гражданина-должника и членов его семьи не подлежит исключению (выделению) часть средств, приходящаяся на долю супруга (бывшего супруга) гражданина-должника, если такое жилое помещение принадлежало супругам на праве общей совместной собственности и его ипотекой обеспечивалось исполнение по общим обязательствам супругов».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

Поиск
Свежие комментарии
Архивы