Жилье

Земельный участок под домом

Отменяя судебные акты об отказе в удовлетворении иска об обязании администрации города сформировать земельный участок под многоквартирным домом, Верховный Суд РФ в Определении от 30.09.20 №56-КАД20-1-К9 указал следующее:

«В силу частей 2, 3 и 5 статьи 16 Федерального закона «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» процесс формирования земельного участка и проведения его кадастрового учёта является завершающей стадией перехода в общую долевую собственность собственников помещений в многоквартирном доме земельного участка, на котором расположен этот дом.
Анализ названной статьи позволяет сделать вывод о том, что в случае обращения собственника помещения в многоквартирном доме в уполномоченный орган с заявлением о формировании земельного участка, на котором расположен этот дом, формирование и проведение кадастрового учёта земельных участков осуществляются в разумный срок самими органами публичной власти, на которые возложена соответствующая функция.

… Суды, отказывая в удовлетворении заявленных требований, установив, что Управление градостроительства и архитектуры администрации города Владивостока исполняет свои обязанности на основании бюджетных ассигнований, в соответствии с заключённым муниципальным контрактом, посчитали, что при указанных обстоятельствах отказ (оформленный письмом от 22 ноября 2018 года № 23436-ог) в проведении работ по подготовке документации по планировке территории в целях образования испрашиваемого земельного участка не может рассматриваться как неправомерное бездействие органа публичной власти, к чему фактически сводятся административные исковые требования.
Однако судами не принято во внимание, что Баранов ВВ. обращался в уполномоченный орган с заявлением о формировании земельного участка, необходимого для дальнейшей эксплуатации многоквартирного дома, в котором он проживает, неоднократно; на основании обращения от 6 октября 2017 года его заявление включено в Перечень обращений о формировании земельных участков под МКД для подготовки документации по планировке территории № 61, судя из отзыва администрации города Владивостока, работы по формированию земельных участков в районе улицы , с 2017 по 2019 год не планировались, не планируются эти работы и в ближайшей перспективе (2020, 2021 и 2022 годы), следовательно, административный истец фактически лишён права сформировать испрашиваемый земельный участок в предполагаемый федеральным законодателем разумный срок.
Таким образом, суждения суда о законности оспариваемого административного акта основаны на неверном применении норм материального и процессуального права, регулирующего спорное правоотношение».

Юрист Поликарпов Л.Н.

Выселение из сносимого дома

Интересное дело о выселении жителей дома, подлежащего сносу по решению суда из-за нахождения в охранной зоне газопровода, рассмотрено высшей судебной инстанцией.

Верховный Суд РФ в Определении от 22.09.20 № 88-КГ20-5-К8 сделал следующие интересные выводы:

«Принимая во внимание, что жилое помещение может выступать объектом как гражданских, так и жилищных правоотношений, судам следует иметь в виду, что гражданское законодательство в отличие от жилищного законодательства регулирует отношения, связанные с владением, пользованием и распоряжением жилым помещением как объектом экономического оборота (например, сделки с жилыми помещениями, включая передачу в коммерческий наем жилых помещений).
Согласно пункту 8 указанного Постановления при разрешении споров, связанных с защитой жилищных прав, судам необходимо иметь в виду, что принцип неприкосновенности жилища и недопустимости произвольного лишения жилища является одним из основных принципов не только конституционного, но и жилищного законодательства (статья 25 Конституции Российской Федерации, статьи 1, 3 ЖК РФ).
Принцип недопустимости произвольного лишения жилища предполагает, что никто не может быть выселен из жилого помещения или ограничен в праве пользования им, в том числе в праве получения коммунальных услуг, иначе как по основаниям и в порядке, которые предусмотрены Жилищным кодексом Российской Федерации, другими федеральными законами (часть 4 статьи 3 ЖК РФ).
При изложенных обстоятельствах при принятии решений о выселении ответчиков из принадлежащего Калакуцкой Т.В. жилого помещения судам следовало руководствоваться нормами жилищного законодательства.
Между тем в судебных постановлениях по настоящему делу отсутствуют ссылки на нормы Жилищного кодекса Российской Федерации, которые могли бы служить основанием для выселения ответчиков из принадлежащего им жилого помещения.
Из материалов дела следует, что Калакуцкая Т.В., Калакуцкий А.Б., Калакуцкая А.А. в установленном законом порядке вселились в жилой дом, принадлежащий Калакуцкой Т.В. на праве собственности, проживали на законных основаниях и не совершали действий, дающих оснований для их выселения из занимаемого жилого помещения.
Снятие семьи Калакуцких с регистрационного учёта и выселение из жилого дома, являющегося для них единственным жильём, нарушает права гарантированные им статьёй 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (право на уважение жилища) и статьёй 1 Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (право на уважение собственности).
В соответствии со статьёй 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьёй 40 Конституции Российской Федерации право на жилище относится к основным правам и свободам человека и гражданина.
Согласно придаваемому Европейским Судом по правам человека толкованию статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод применительно к необходимости соблюдения справедливого равновесия (принцип пропорциональности) гарантии Конвенции требуют, чтобы любое вмешательство в право заявителя на уважение жилища не только было основано на законе, но и являлось пропорциональным законной цели, которую оно преследовало, с учётом конкретных обстоятельств дела (например § 94 Постановления ЕСПЧ от 06.12.2011 г. по делу «Гладышева против России» (жалоба № 7097/10))».

Необходимо отметить, что согласно указанному судебному акту Верховный Суд ранее отменил и решение суда о сносе дома.

Юрист Поликарпов Л.Н.

Штраф потребителю в арбитраже

Как сказал классик: «Строгость российских законов смягчается необязательно сетью их исполнения».

Не для кого не секрет, что несмотря на «сигналы» Верховного Суда (см. например, «Неустойка по договору долевого участия: хотели как лучше, а получилось как?) суды общей юрисдикции повсеместно и систематически снижают «высокие» неустойки и штрафы потребителям, «безбожно» применяя ст. 333 ГК РФ.

В связи с чем, юристы придумали менять подведомственность таких споров, передавая права требования организациям/ИП.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ в Определении от 26.08.20 № 305-ЭС20-7249 по делу № А40-25720/2019 указала следующее:

«Признавая обоснованным требование о взыскании с общества штрафа, уступленное Лымаревой Н.Ф. предпринимателю по договору от 30.01.2019, суды не приняли во внимание толкование Закона о защите прав потребителей, касающееся возможности уступки потребительского штрафа и подлежащее применению к сходным правоотношениям, приведенное в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26.12.2017 № 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» и в определении Верховного Суда Российской Федерации от 28.05.2019 № 5-КГ19-52, согласно которому право на предусмотренный пунктом 6 статьи 13 Закона о защите прав потребителей штраф может перейти по договору цессии после его присуждения цеденту-потребителю либо в том случае, когда в результате цессии цессионарий сам становится потребителем оказываемой должником услуги или выполняемой им работы.
Пунктом 6 статьи 13 Закона о защите прав потребителей предусмотрено, что при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение добровольного порядка удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятидесяти процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.
Таким образом, в отличие от общих правил начисления и взыскания неустойки (штрафа, пени) право на присуждение предусмотренного пунктом 6 статьи 13 Закона о защите прав потребителей штрафа возникает не в момент нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) обязанности добровольно удовлетворить законные требования потребителя, а в момент удовлетворения судом требований потребителя и присуждения ему денежных средств.
С учетом приведенного толкования положений Закона о защите прав потребителей у судов не имелось правовых оснований для взыскания в пользу предпринимателя потребительского штрафа, требование на получение которого от ответчика не могло быть уступлено Лымаревой Н.Ф. до момента присуждения его судом потребителю».

Юрист Поликарпов Л.Н.

Поиск
Архивы