Энергоресурсы в банкротстве

Конституционный Суд России в Постановлении от 01.02.22 №4-П признал абз.2 п.1 ст.134 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 2, 18, 20 (ч.1), 34 (ч.1), 35 (ч.1–3), 41, 42 и 58, в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования им не обеспечивается должная степень определенности и оперативности в решении вопроса о наличии обстоятельств, при которых прекращение (или снижение объема ниже минимально необходимого для безопасного состояния опасного производственного объекта) поставки энергоресурсов по договору, ранее заключенному в рамках обычной хозяйственной деятельности должника, может создать реальную угрозу возникновения техногенной и (или) экологической катастрофы либо гибели людей, что предполагает оплату энергоресурсов поставщику вне очереди преимущественно перед любыми другими требованиями кредиторов по текущим платежам.

В частности, Конституционный Суд указал следующее:

«…оспариваемому законоположению в конкретном деле было дано, по сути, ограничительное толкование, по смыслу которого расходы должника могут быть квалифицированы в качестве расходов на проведение мероприятий по недопущению катастроф либо гибели людей, только если предупреждение данных опасных последствий является прямой и непосредственной целью соответствующих платежей и при этом обязательство по их внесению возникло вне связи с обычной хозяйственной деятельностью должника. Между тем такое толкование не учитывает, что обстоятельства, угрожающие катастрофой либо гибелью людей, могут возникнуть не только вследствие неких экстраординарных и очевидных факторов, требующих специального реагирования, но и в результате накопления критической массы угроз в самом объекте или в результате изменения воздействия на него внешней среды из-за прекращения снабжения энергоресурсом объекта в целом или даже отдельных его элементов. Значит, существенно ограничивается право ресурсоснабжающей организации на возмещение имущественных потерь, связанных с продолжением – во избежание опасных последствий – поставки тепловой энергии и теплоносителя потребителю-банкроту в условиях высокого риска их неоплаты. Указанное понимание оспариваемой нормы нельзя признать согласующимся как с требованием баланса прав и законных интересов разных категорий кредиторов в деле о банкротстве, так и с конституционно значимой целью ее введения, состоящей в снижении риска катастрофы либо гибели людей посредством установления дополнительной гарантии для кредитора, чья деятельность служит недопущению опасных последствий.
Указанное понимание не соотносится и с буквальным смыслом абзаца второго пункта 1 статьи 134 Закона о банкротстве, закрепляющего единственный критерий внеочередного удовлетворения требований кредитора – направленность платежей на предотвращение катастроф либо гибели людей, вне зависимости от того, связано ли обязательство по внесению платежей с исполнением обязанностей по договору, заключенному в рамках обычной хозяйственной деятельности должника, или нет. Тем самым истолкование оспариваемого законоположения в конкретном деле нельзя признать соответствующим также требованию нормативной определенности, согласованности с действующей системой правового регулирования».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

5 17 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Поиск
Свежие комментарии
Архивы
1
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x