Налог с отчуждения залога

Верховный Суд в Определении от 12.07.22 №309-ЭС22-4514 по делу №А76-4651/2021 указал следующее:

«Как установлено судами и не оспаривалось налоговым органом, общество «Импульс» прекратило свою деятельность в 2012 году. При рассмотрении дела налогоплательщиком также последовательно указывалось, что в процессе передачи имущества банку в счет погашения заемного обязательства за основного должника (общество «Импульс») им не был получен доход ни в денежной, ни в натуральной форме, и перешедшее к налогоплательщику право (требование) не может быть признано доходом, поскольку оно не может быть реализовано в связи с ликвидацией общества «Импульс». Какие-либо доказательства, свидетельствующие о том, что в 2016 году (спорный налоговый период) задолженность по заемному обязательству перед обществом была погашена со стороны физических лиц – поручителей общества, в материалы дела также не представлены.

…Поскольку в нарушение положений части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации инспекцией в материалы дела не представлены доказательства, подтверждающие погашение задолженности по заемному обязательству перед налогоплательщиком в денежной форме или иным аналогичным способом, предусмотренным пунктом 1 статьи 34617 НК РФ, оснований для вывода о получении обществом дохода в данном случае не имелось.
Вопреки выводам судов, само по себе то обстоятельство, что на момент получения кредита налогоплательщик входил в одну группу лиц с обществом «Импульс» и гражданами – поручителями и мог преследовать с названными лицами общие экономические интересы, не является достаточным основанием для вывода о возникновении у общества обязанности по уплате налога с дохода, который мог быть получен обществом «Импульс» в результате прекращения его обязательств перед банком.
Действительно, в основе предоставления связанными лицами, входящими в одну и ту же группу, обеспечения друг за друга в пользу независимого кредитора, как правило, лежит объективная потребность группы, одного из ее членов в получении стороннего финансирования, а наличие корпоративных либо иных связей между поручителем (залогодателем) и заемщиком, относящимися к этой группе, объясняет мотивы совершения сделок, обеспечивающих исполнение обязательств перед кредитной организацией (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.02.2014 №14510/13, определения Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 28.12.2015 №308-ЭС15-1607, от 15.06.2016 №308-ЭС16-1475, от 15.02.2019 №305-ЭС18-17611, от 08.04.2019 №305-ЭС18-22264, от 05.11.2019 №305-ЭС17-8176(3) и др.).
Это означает, что наличие корпоративных либо иных связей между поручителем (залогодателем) и заемщиком, относящимися к одной группе лиц, может являться обстоятельством, объясняющим разумность поведения лица, предоставившего обеспечение, наличие в его поведении деловой цели. Вместе с тем из внутригруппового характера обеспечения не следует возникновение солидарной обязанности всех членов группы по уплате налогов друг за друга, за исключением случаев, указанных в подпункте 2 пункта 2 статьи 45 Налогового кодекса».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

5 28 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Поиск
Свежие комментарии
Архивы
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x