Отказ истцов от апелляции

Верховный Суд в Определении от 13.07.22 №305-ЭС22-6635 по делу №А40-248945/2019 указал следующее:

«В рассматриваемом деле после принятия решения об отказе в удовлетворении иска общество «РИН» и Сорока В.В. (истцы) обратились с апелляционными жалобами на решение. Впоследствии они отказались от жалоб, производство по которым прекращено. Это означает, что истцы, отказавшись от дальнейшего обжалования решения от 22.10.2020, фактически согласились с содержащимися в нем выводами и выразили волю на сохранение его юридической силы.
Однако после этого суд апелляционной инстанции рассмотрел спор по жалобе конкурсного управляющего общества «Гранд-Строй» – ответчика, который в качестве истца самостоятельного подлежащего защите правового интереса в настоящем деле не имеет. Удовлетворив исковые требования в части признания недействительным договора от 22.05.2019, суд апелляционной инстанции, по сути, в отсутствие воли истцов рассмотрел спор по требованиям ответчика, который, в то же время, с иском не обращался.
По смыслу части 1 статьи 4 и части 1 статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд не вправе рассматривать требования, которые не соответствуют волеизъявлению истца. Обратное означает нарушение принципа диспозитивности арбитражного процесса, что не учтено судом апелляционной инстанции.
Отказ истцов от апелляционных жалоб явно указывал на отсутствие их воли в продолжении осуществления судебной защиты и на согласие с решением, вынесенным судом первой инстанции.
При этом ссылка суда апелляционной инстанции на то, что договором от 22.05.2019 причиняется вред обществу «Гранд-Строй» и его кредиторам, является ошибочной. Во-первых, как указано выше, общество «Гранд-Строй» не являлось истцом и не предъявляло в рамках настоящего дела требований об оспаривании договора от 22.05.2019, а потому иск не подлежал рассмотрению ни в интересах общества, ни в интересах его кредиторов. Фактически, рассмотрев исковое заявление в интересах ответчика, суд апелляционной инстанции вышел за пределы заявленных требований и предмета спора.
Во-вторых, удовлетворение требований в части противоречило волеизъявлению самих истцов, обратившихся с требованием о признании недействительными двух сделок одновременно: соглашения о расторжении от 23.10.2017 и договора от 22.05.2019. Как следует из уточнения к исковым требованиям от 25.05.2020, истцы полагали, что «соглашение о расторжении и договор уступки взаимосвязаны и являются единой ничтожной сделкой», то есть допускали их одновременное оспаривание в целях возврата права требования Климову А.С., который, как они полагали, предпринимал действия по выводу активов. Возврат же права требования иному (промежуточному в цепочке) лицу явным образом не охватывался волей истцов.
В-третьих, следует согласиться с обществом «Надежда», что вопрос о действительности договора от 22.05.2019, с точки зрения кредиторов общества «Гранд-Строй», должен разрешаться в деле о банкротстве последнего (№А40-196893/2020) при наличии в названном деле кредиторов, имеющих волю на оспаривание этой сделки. Как следует из Картотеки арбитражных дел, обособленный спор с подобным предметом в настоящее время рассматривается в этом деле».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

5 28 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Поиск
Свежие комментарии
Архивы
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x