Цессия страхового возмещения

Верховный Суд РФ в Определении от 23.03.21 №45-КГ20-30-К7 указал следующее:

«В силу пункта 1 статьи 390 Гражданского кодекса Российской Федерации цедент отвечает перед цессионарием за недействительность переданного ему требования, но не отвечает за неисполнение этого требования должником, за исключением случая, если цедент принял на себя поручительство за должника перед цессионарием.
В пункте 3 статьи 390 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что при нарушении цедентом правил, предусмотренных пунктами 1 и 2 данной статьи, цессионарий вправе потребовать от цедента возврата всего переданного по соглашению об уступке, а также возмещения причиненных убытков.
Действительность требования, за которую отвечает цедент, означает, что данное требование должно перейти к цессионарию в результате исполнения договора, на основании которого производится уступка.
Договором, на основании которого производится уступка, согласно пункту 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2017 г. № 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки» (далее — постановление № 54) может выступать договор продажи имущественного права (пункт 4 статьи 454 Гражданского кодекса Российской Федерации). В таком случае, как указано в пункте 1 постановления № 54, следует учитывать правила гражданского законодательства об этом договоре, в частности пункт 1 статьи 460 Гражданского кодекса Российской Федерации, по смыслу которого в случае неисполнения продавцом (цедентом) обязанности передать требование свободным от прав третьих лиц покупатель (цессионарий) вправе требовать уменьшения цены либо расторжения договора, если не будет доказано, что он знал или должен был знать об этих правах (пункт 1 статьи 307.1 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Если объектом уступки является ничтожное (несуществующее) на момент цессии право, это означает отсутствие какого-либо распорядительного эффекта цессии. При этом действительность обязательственных последствий самого договора, на основании которого осуществляется уступка, не ставится под сомнение.

… В пункте 70 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2017 г. № 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» разъяснено, что передача прав потерпевшего (выгодоприобретателя) по договору обязательного страхования допускается только с момента наступления страхового случая.

… факт наличия повреждений на машине сам по себе не порождает права страхователя на осуществление страховщиком страховой выплаты, которое может быть реализовано страхователем только после признания случая страховым».

Неоднозначная мотивировка Верховного Суда, так как отсутствие основания для страховой выплаты автоматически не означает невозможность взыскания ущерба с причинителя вреда.

Юрист Поликарпов Л.Н.

Съемка сотрудника ДПС

Отменяя апелляцию и кассацию об отказе в иске о признании незаконными действий, выразившихся в запрете инспектора ДПС осуществлять видеосъёмку при составлении документов по делу об административном правонарушении, Верховный Суд РФ в Определении от 24.03.21  №58-КАД20-10-К9 указал следующее:

«Довод административного ответчика о наличии запрета видеосъёмки сотрудника полиции при исполнении служебных обязанностей также не основан на нормах федерального законодательства. Напротив, деятельность полиции является открытой для общества в той мере, в какой это не противоречит требованиям законодательства Российской Федерации об уголовном судопроизводстве, о производстве по делам об административных правонарушениях, об оперативно-розыскной деятельности, о защите государственной и иной охраняемой законом тайны, а также не нарушает прав граждан, общественных объединений и организаций (часть 1 статьи 8 названного выше закона).
Судом первой инстанции установлено, что Якушев В.В. в служебный автомобиль не садился, его действия по осуществлению видеозаписи происходящего на мобильный телефон не создавали препятствий для исполнения инспектором ДПС профессиональных обязанностей, никаких специальных объектов, не подлежащих видеосъёмке, не зафиксировано, что не отрицалось административным ответчиком.
При таком положении выводы судов апелляционной и кассационной инстанций о законности оспариваемых действий инспектора ДПС нельзя признать законными и обоснованными».

Юрист Поликарпов Л.Н.

Судрасходы на мужа-адвоката

Отменяя судебные нижестоящих судов, Верховный Суд РФ в Определении от 16.03.21 №117-КГ20-3-К4 указал следующее:

«Разрешая вопрос о взыскании судебных расходов по делу, суд первой инстанции, руководствуясь положениями статьи 34 Семейного кодекса Российской Федерации и установив, что Стрельцова И.Ю. и ее представитель Копчинский А.Ю. состоят в браке, пришел к выводу о том, что передача Стрельцовой И.Ю. денежных средств супругу из общего семейного бюджета не является несением судебных расходов с ее стороны, поскольку не свидетельствует о выбытии этих денежных средств из общей совместной собственности супругов. В связи с этим суд отказал в удовлетворении заявления Стрельцовой И.Ю., указав, что уплаченная на основании соглашения об оказании юридических услуг сумма в размере 30 000 руб. не может быть признана судебными расходами.

… отказывая в удовлетворении заявления о взыскании судебных расходов, суды не дали надлежащей оценки в порядке статей 59, 60, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации доказательствам, которые Стрельцова И.Ю. представила в подтверждение несения таких расходов, а именно договору поручения от 18 марта 2019 г. № 00, ордеру от 18 марта 2019 г. № и квитанции от 18 марта 2019 г. серии АА № 00, чем лишили ее права на их возмещение, поскольку неправильно определили обстоятельства, имеющие значение для дела.
Делая ошибочный вывод о том, что оплата услуг одним супругом другому денежными средствами не является несением расходов, суды не учли, что Копчинский А.Ю. оказывал Стрельцовой И.Ю. юридические услуги по делу, связанному с защитой ее личного имущества (имущества, полученного в порядке наследования).
Кроме того, суды также не учли, что супруги как субъекты, наделённые гражданской правоспособностью и дееспособностью (статьи 17, 18, 21 Гражданского кодекса Российской Федерации), вправе заключать между собой любые сделки, не противоречащие закону».

Юрист Поликарпов Л.Н.

Поиск
Архивы