Перевод долга банкроту

Верховный Суд в Определении от 10.04.23 №309-ЭС22-24243 по делу №А71-16803/2018 указал следующее:

«Применяя приведенные положения законодательства о банкротстве, суды не учли, что в части, касающейся перевода долга, соглашение от 27.12.2017 с юридической точки зрения является двусторонней сделкой нового и старого должников, совершенной с согласия третьего лица – кредитора (абзац первый пункта 1, абзац первый пункта 2 статьи 391 ГК РФ). Кредитор не являлся ни стороной этой сделки, ни стороной вытекающих из нее договоренностей, которыми новый и старый должники урегулировали условия покрытия расходов первого на погашение долга второго (далее – договор о покрытии). При этом именно договор о покрытии в рамках дела о банкротстве нового должника подлежал оценке на предмет равноценности предоставления. Контрагентом по такому договору, как уже отмечалось, выступил старый должник. Следовательно, сама по себе неравноценность предоставления со стороны старого должника, не могла послужить основанием для удовлетворения на основании пункта 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве, требования, обращенного против третьего лица (кредитора), дача которым согласия на совершение сделки в принципе не предполагает осуществление какого-либо имущественного исполнения. Аналогичные по смыслу разъяснения даны в абзаце шестом пункта 8 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 №63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».
В связи с изложенным для признания соглашения от 27.12.2017 недействительным требовалось наличие иных обстоятельств – обстоятельств, определенных пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве (в частности, недобросовестности кредитора).
Из текста соглашения следует, что формально оно относится к числу возмездных сделок. Так, в соглашение включены положения о платном вступление общества в чужой долг: компания (старый должник) обязалась перечислить обществу (новому должнику) цену договоров участия в долевом строительстве (пункт 1 соглашения).
Суды установили, что в действительности общество не получило возмещение по договору о покрытии от компании, у которой не было имущества, достаточного для осуществления встречного исполнения, в связи с чем признали доказанным факт причинения соглашением вреда имущественным правам кредиторов общества, принявшего на себя чужие обязательства перед Мотовиловым И.Ю.
Необходимым элементом недействительности сделки на основании пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве применительно к переводу долга по обязательству на нового должника, оспариваемому в деле о банкротстве последнего, является осведомленность кредитора по данному обязательству о заключении спорной сделки в ущерб интересам иных кредиторов такого нового должника.
В силу абзаца первого пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве предполагается, что кредитор знал о совершении сделки по переводу долга с целью причинения вреда кредиторам нового должника, если он признан заинтересованным лицом по отношению к этому новому должнику либо знал или должен был знать о признаках его неплатежеспособности или недостаточности имущества.
Факт заинтересованности Мотовилова И.Ю. по отношению к обществу не был установлен судами».

Юрист Поликарпов Леонид Николаевич

5 19 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Поиск
Свежие комментарии
Архивы
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x