Расписка не только займ

Отменяя судебные акты о признании недействительным договора денежного займа, Верховный Суд РФ в Определении от 07.09.20 № 305-ЭС19-13899 (2) по делу № А40-32501/2018 указал следующее:

«Признавая сделку недействительной, суды первой и апелляционной инстанций, с выводами которых согласился суд округа, руководствовались статьей 61.2 Закона о банкротстве, учли разъяснения, содержащиеся в постановлении Пленума Высшего Арбитражного суда российской Федерации от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», квалифицировали сложившиеся правоотношения как вытекающие из договора займа и исходили из совершения сделки в течение года до принятия заявления о признании должника банкротом в отсутствие встречного исполнения со стороны Ларина А.С. и экономической обоснованности.

… Между тем судами не учтено следующее.
Несмотря на то, что по смыслу пункта 2 статьи 808 Гражданского кодекса Российской Федерации расписка может быть представлена в подтверждение договора займа, само по себе ее составление не свидетельствует, что между сторонами сложились именно заемные отношения. Расписка в качестве долгового документа может подтверждать наличие задолженности из любого иного вида гражданско-правовых обязательств (пункт 2 статьи 408 Гражданского кодекса Российской Федерации).

… Однако наступление обязанности по возврату денежных средств под условием (в частности, перехода права собственности на недвижимое имущество) является нестандартным для договора займа. Учитывая данное обстоятельство, а также принимая во внимание предшествующее и последующее поведение сторон, суду необходимо было выяснить истинную природу их отношений (действительную общую волю) при составлении расписки, объясняющую связанность денежного обязательства со сменой собственника квартиры (абзац второй статьи 431 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Как указывал на протяжении спора Ларин А.С., в действительности между его матерью Лариной И.И. (покупателем) и Рыбалко Г.Е. (продавцом) был заключен договор купли-продажи квартиры. При этом Ларин А.С., будучи сыном покупателя, осуществлял действия, направленные на оплату квартиры. До составления спорной расписки денежные средства были размещены в индивидуальном банковском сейфе на хранение с правом доступа к ним должника и Ларина А.С. при наступлении (ненаступлении) определенного условия, а именно государственной регистрации перехода права на продаваемую должником в пользу Лариной И.И. квартиры. Государственная регистрация квартиры была приостановлена из-за ареста квартиры, договор аренды банковского сейфа расторгнут, Ларин А.С. забрал денежные средства из ячейки. Расписка подтверждала намерение Ларина А.С. заплатить должнику денежные средства в случае перехода права собственности на квартиру к Лариной И.И. Поскольку переход права собственности на имущество не состоялся, Ларин А.С. дальнейших действий по оплате не совершал.

… В случае подтверждения доводов Ларина А.С. следует признать, что обязанность последнего вернуть по реституции денежные средства при неисполнении Рыбалко Г.Е. обязательства из договора купли-продажи квартиры (ввиду ареста имущества и текущего банкротства должника) противоречит принципам взаимности встречных предоставлений и эквивалентности гражданско-правовых отношений (статьи 328 и 423 Гражданского кодекса Российской Федерации)».

Юрист Поликарпов Л.Н.

5 2 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Поиск
Архивы
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x