Замена единственного жилья

Ранее я приводил судебную практику по обращению взыскания на квартиру должника-банкрота (например, Взыскание на жилье?).

Но, как говорится, дьявол кроется в деталях, и практика не стоит на месте.

До Верховного Суда РФ дошло дело, в котором  оспаривалось решение собрания кредиторов о предоставлении конкурсным кредитором должнику в единоличную собственность квартиры, площадью 19,8 кв.м, расположенной в том же городе, компенсации кредитору цены приобретаемой квартиры в сумме 850 000 руб. за счет реализации конкурсной массы, поручении финансовому управляющему заключить от имени и в интересах должника договор передачи жилого помещения.

Отменяя судебные акты апелляции и кассации об отказе в удовлетворении заявления, Верховный Суд РФ в Определении от 29.10.20 № 309-ЭС20-10004 по делу № А71-16753/2017 указал следующее:

«Пункт 2 статьи 12 и пункт 12 статьи 213.8 Закона о банкротстве содержит перечень вопросов, решение которых относится к исключительной компетенции собрания кредиторов. Иные вопросы, решение которых также входит в компетенцию собрания кредиторов, определены в Законе о банкротстве применительно к отдельным процедурам, применяемым в деле о банкротстве гражданина.
При этом законодательство о несостоятельности не содержит запрета на принятие собранием кредиторов решений по другим вопросам, прямо не отнесенным к его компетенции, но разрешение которых необходимо для целей банкротства или защиты прав кредиторов.
В то же время такие решения не могут противоречить требованиям законодательства и в частности приводить к нарушению конституционных прав гражданина-должника, включая право на жилище (часть 1 статьи 40 Конституции Российской Федерации).
Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 14.05.2012 № 11-П (далее – постановление № 11-П), имущественный (исполнительский) иммунитет в отношении жилых помещений, установленный положением абзаца второго части первой статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, предназначен не для того, чтобы в любом случае сохранить за гражданином-должником принадлежащее ему на праве собственности жилое помещение, а для того, чтобы, не допуская нарушения самого существа конституционного права на жилище и умаления человеческого достоинства, гарантировать гражданину-должнику и членам его семьи уровень обеспеченности жильем, необходимый для нормального существования (абзац первый пункта 4 мотивировочной части постановления).
Вместе с тем, принимая решение воздержаться от признания названного положения Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации неконституционным, Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении № 11-П руководствовался принципом разумной сдержанности, исходя из того, что в условиях отсутствия специального законодательного регулирования иное решение (о признании нормы неконституционной) повлекло бы риск неоднозначного и, следовательно, произвольного выбора соответствующих критериев правоприменителем, причем в отношениях, характеризующихся высокой степенью социальной уязвимости людей.
Конституционный Суд Российской Федерации указал, что федеральному законодателю надлежит внести необходимые изменения в гражданское процессуальное законодательство на случай, когда недвижимость явно превышает уровень, достаточный для удовлетворения разумной потребности гражданина-должника и членов его семьи в жилище (далее – роскошное жилье), а также предусмотреть для таких лиц гарантии сохранения жилищных условий, необходимых для нормального существования.
Таким образом, Конституционный Суд Российской Федерации прямо и недвусмысленно исключил возможность решения данного вопроса (установления правил предоставления замещающего жилья) правоприменителем до внесения соответствующих изменений в законодательство».

Юрист Поликарпов Л.Н.

5 2 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Поиск
Архивы
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x